Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Ужесточение уголовных наказаний - традиционный ответ на любую проблему в нашей стране. Олег Наумов и председатель Движения автомобилистов России Виктор Похмелкин программе «Диалог» телеканала «ОРЕН-ТВ».
опубликовано: 20-10-2012

Олег Наумов: На протяжении нескольких последних недель ни одна лента новостей не обходится без сообщений о страшных автоавариях. Каждый день на дорогах страны гибнут и пешеходы, и водители, и пассажиры.После двух московских катастроф, когда в одной из них погибли семь человек, а в другой – актриса Марина Голуб и водитель этого автомобиля, вновь заговорили об очередном ужесточении наказаний  за вождение в нетрезвом состоянии.

Проблему эту нельзя назвать чисто российской. По статистике Всемирной организации здравоохранения,каждый год по разным причинам на дорогах  гибнет более 1 млн. 200 тыс. человек и еще 50 млн. получают травмы. И Россия со своим известным пренебрежительным отношением к жизни человека вносит в эту статистику немалую лепту. Но решается эта проблема в разных странах по-разному. У нас, как правило, все сводится к усилению ответственности  водителей и ужесточению мер наказания. Опять готовятся изменения в уголовное и административное законодательство, в которых предлагается приравнять управление автомобилем в нетрезвом виде, приведшее к гибели человека, к умышленному убийству и увеличить максимальный срок лишения свободы с 7 до 15 лет. Да, наказание пьяных  водителей, безусловно, вещь необходимая, но достаточная ли?

У нас на дорогах страны люди гибнут каждый день. Складывается впечатление, что автомобильный транспорт становится все более опасным, несмотря на его техническое совершенствование. Что происходит?

 

Виктор Похмелкин: Нам досталась в наследство, еще от советского времени старая архаичная, неадекватная сегодняшнему времени система безопасности дорожного движения. Начиная с вопроса: а кто в стране отвечает за безопасность дорожного движения - ответа нет. Когда мы говорим, что это ГИБДД, но за целый ряд факторов безаварийности они не отвечают. Это не их поле деятельности, собственно говоря, они представляют собой только дорожную полицию. В межведомственную комиссию при правительстве России входят 7 ведомств, но, как известно, у семи нянек дитя без глаза. Тогда как скажем в странах, добившихся определенных успехов в данном направлении, начинали с того, что создавали специальный орган, который обладал большими полномочиями, серьезными финансовыми ресурсами, но и ответственностью за положение дел на автодорогах. У нас еще таких реформ в этой отрасли не происходит, и за безопасность дорожного движения отвечают все: от министерства транспорта до министерства народного образования. А в итоге полная безответственность. Это главная управленческая причина, а кроме того это наш традиционный сословный строй, когда есть каста неприкосновенных: они могут делать на дороге все что угодно и задают пример. И водительская масса на это реагирует. А то, что позволено хотя бы одному, уже становится разрешенным для всех остальных. У нас остаются до сих пор не реформированные, архаичные, потерявшие свои навыки и одновременно зараженные коррупцией до мозга костей полиция и ГИБДД, которые не обеспечивают ни объективности следствия для виновных, ни справедливости для тех, кто ведет себя нормально и достойно на дорогах. Т.е. причин очень много, но мы почему-то раз за разом твердим, что мало наказаний, недостаточно репрессий, давайте еще ужесточим, найдем наконец-то универсальное карательное средство и с его помощью все проблемы закроем.

Олег Наумов:  Усиление карательных мер традиционно находит поддержку населения страны. Предложение приравнять управление автомобилем в нетрезвом виде, приведшее к гибели человека, к умышленному убийству и увеличить максимальный срок лишения свободы с 7 до 15 лет вызвало одобрение 85% участников соцопроса. А как вы считаете, поможет ли эта мера заставить людей не садиться за руль пьяными?

Виктор Похмелкин: Если бы было все так просто, то нам нужно было бы взвинтить наказания до предела и проблему решить. Эффективность наказания вообще очень ограничена, но если она имеет место, то связывается не с суровостью, не с жестокостью, а с неотвратимостью. Об этом давно договорились все юристы и во все времена по этому поводу не споров. Судите сами. Подавляющее большинство людей, которые садятся за руль в нетрезвом состоянии совершают преступления по неосторожности. И для них не то что 9 лет, которые они могут сегодня получить максимально, но и один год лишения свободы - это очень много. Почему они это делают? Они рассчитывают, что ничего не произойдет. Со мной этого не случится - думают они про себя. Я - прекрасный водитель, я буду аккуратно ехать, я не попадусь, в конце концов. То есть проявляют так называемое преступное легкомыслие. От того, что вы с 9 до 15 поднимите - для них что-нибудь изменится в их мотивации? Они и на 9 лет садиться не хотят ни в коем случае. Для них это конец жизни. Получается, что для них это ничего не дает. Остается довольно небольшая группа людей, которая обладает пониженным порогом социальной ответственности, им на все наплевать, они вообще не думают о наказании, они ни  о чем не думают. Более того, часто они совершают преступления умышленно. То есть не то, что они рассчитывают предотвратить последствия, а плевать они хотели. Тот человек, который сбил на Минской улице в Москве 7 человек насмерть, разогнавшийся до скорости 200 км в час, будучи пьяным, да еще и в наркотическом опьянении, он что, по неосторожности действовал? Он совершил умышленное преступление. Но для умышленных убийств и сегодня наказание не то что до 15 лет, а до 25 лет лишения, и пожизненно наказывают. Но это его не остановило.

Олег Наумов: Во многих странах Европы существуют различные допустимые нормы алкоголя в крови: от 0,2 до 0,8 промилле. В нашей стране - 0. Как вы относитесь к предложению ввести такую норму у нас?

Виктор Похмелкин: Из чего исходит государство, устанавливая здесь те или иные границы? Из традиций, из культуры, из алкогольных пристрастий. Скажем, страны, где максимальный порог установлен - это страны, где в основном пьют слабоалкогольные спиртные напитки. Вино, пиво, то есть это Италия, Франция, Германия, где нет пристрастия к крепким спиртным напиткам. Это, во-первых. Во- вторых, там, где эти традиции повсеместно распространены, где нормальным считается, когда семья садится и в обед выпивает бутылку вина. И этим ограничивается. Бутылку вина выпили на всю семью и закончили. Если же традиции другие, если культуры пития нет, нет культуры поведения после того, как выпил, такие страны тяготеют к понижению нормы до нуля. В этом смысле, когда в России устанавливается ноль - это на мой взгляд, имеет под собой вполне серьезные основания. Другое дело, что существуют люди с повышенным содержанием алкоголя в крови без употребления спиртных напитков. Я не говорю о квасе, кефире - это все досужие вымыслы и к делу не относится. Но есть эндогенный алкоголь, связанный с различными заболеваниями. И если это существует, то определенную планку можно установить, чтобы этих людей незаслуженно не привлекать. Это, во-первых. Во-вторых, и самое главное - состояние опьянения должен определять не прибор как таковой, а полная клиническая картина. Полноценное медицинское освидетельствование. Ведь нам важно не наличие алкоголя в крови или в выдыхаемом воздухе найти - за это закон не наказывает. Закон наказывает за состояние опьянения.  А оно может быть вызвано и наркотическими средствами, и алкоголем, и какими-то другими факторами. Вот на этот вопрос должен ответить медик. Поэтому сегодня самое главное - не эта дискуссия: ноль, 0,2; 0,3. Если мы решим проблему тем, что дорожный полицейский будет объективен и справедлив, а затем объективно, справедливо и профессионально будет проводиться медицинское освидетельствование, то совершенно спокойно можно вводить ноль и проблем не будет.

Юрий Кузьмичев, директор компании \"Автоюрист 56\": Отменили эти промилле и сделали ноль только по одной причине - ментальности нашего населения. Пошли сразу слухи среди людей, так,0,3 промилле - сколько это кружек пива, сколько рюмок водки, люди стали считать и позволять себе выпивать определенное количество алкоголя. Естественно, никто из них не врачи-наркологи, свой организм мало кто знает, и не могут определить, покажет у них прибор или не покажет, и сколько кому понадобится алкоголя, чтобы захмелеть. Поэтому эта норма привела к распространенному позволению выпивать алкоголь перед управлением транспортным средством, поэтому она и была отменена.

Олег Наумов: ГИБДД подготовила новый приказ о «прекращении практики бесцельной остановки» автолюбителей. Но ведь и раньше нельзя было останавливать водителей просто, чтобы «проверить документы». Зачем это все делается в очередной раз?

Виктор Похмелкин: На мой взгляд, если эту проблему решать, то надо ее решать по-другому. Надо запретить стационарное патрулирование сотрудникам ДПС. Ставить патрульную машину, чтобы потом останавливать автомобили - нельзя. Патрулируй только с движения. Как, например, сейчас сделано в Грузии. Там сотрудник ГИБДД может останавливать автомобиль только с движения. Вот он едет, видит нарушение, зафиксировал его, потом останавливают водителя и объясняют ему, что он конкретно нарушил. Все остальное только с помощью видеокамеры. Стационарное фиксирование только через видеонаблюдение. Сотрудник ГИБДД должен находиться в постоянном движении. Вот это была бы действительно серьезная реформа. А когда говорят:  вы не имеете права останавливать без оснований, так основания всегда найдутся. Ремень непристегнут, вы по телефону разговаривали, якобы, мне так показалось, просто конртеррористическая операция проводится, план-перехват включен. Нужно признать, что в нынешнем виде без серьезной реформы, наподобие той, что прошла в Грузии, мы не обойдемся и обречены на прежнюю картину, когда водитель зависим, водитель либо обречен на взятку, либо на неправомерное административное преследование.

Олег Наумов: Сейчас, после того как прошла переаттестация и установили видеокамеры в патрульных автомобилях - это не улучшило ситуацию?

Виктор Похмелкин: Это всегда можно обойти. Люди-то остались прежние, и зарплаты у них прежние, и ориентиры у них прежние. Более того, там сократили определенное количество работников ГИБДД, причем, на мой взгляд, неправильно. Потому что есть ситуации, когда сотрудников ГИБДД не хватает. Не хватает регулировщиков, их просто нет. Они потеряли навыки, хотя жизнь показывает, что с помощью грамотного регулировщика можно решить серьезные проблемы. Не хватает инспекторов, которые занимаются разборами ДТП, из-за этого тоже пробки возрастают, потому что долго ждут их. В этом смысле реформа не то, что ничего не дала, она даже навредила. Поэтому будем считать, что ее просто не было. Переименовали милицию в полицию - хорошо, не возражаю, но давайте под эту новую форму, новое наименование  и  принципиально новое содержание.

Олег Наумов: Большая доля ДТП совершается неопытными водителями в первые один-два года после получения водительского удостоверения. Как вы оцениваете систему подготовки водителей? Какие в этой системе необходимы изменения?

Виктор Похмелкин:  Я думаю, что изменения нужны в плане приема экзаменов. Что там не делай в системе подготовки, но если человек может купить права, а это очень распространенная практика, особенно в крупных городах, когда сквозь пальцы на этот экзамен смотрят, когда нет контроля за экзаменаторами, то улучшай - не улучшай подготовку, все равно будет по-прежнему. Я считаю, что нам нужно ужесточить требования к экзамену, его должны принимать независимые профессионалы, с большим опытом и большим стажем. По типу присяжных заседателей. Пришли, приняли экзамен и разошлись. Таких людей можно подобрать. Тогда больше шансов, что они будут более требовательными, потому что им завтра с этими водителями на одной дороге находиться. И поэтому совсем не хочется выпускать необученного. Кроме того, меня вот что смущает. Не хочется каких-то принудительных мер в отношении повышения квалификации вводить, но вот выдали им права на 10 лет, ты сдал экзамен,  и такое ощущение, что у нас подавляющее большинство водителей просто правил не знает. Не то, что водить не умеют, навыки вождения они как раз приобретают со временем, а вот правила, они забывают, напрочь. И не следят за изменениями, которые в этих правилах происходят, а они происходят, и довольно часто. То есть какое-то повышение квалификации водительское надо вводить, надо думать над этим.

Юрий Кузьмичев, директор компании \"Автоюрист 56\": Я считаю, что у нас водители неподготовленными выходят из автошколы. Автошкол очень много, специалистом кто угодно может выступать. У нас вводят все больше времени, которое ты должен готовиться. Но никто не думает о том, чтобы не увеличивать количество часов обучения, а может, ввести какие-то рамки, требования лицензирования для преподавателей, то есть надлежащего уровня должен быть преподаватель, который дает знания, как теоретические, так и практические.

Олег Наумов: С введением на российских дорогах  камер видеофиксации водители стали получать ошибочные «письма счастья» - постановления о наложении штрафа за нарушения, которых они на самом деле не совершали.  Такое случается из-за технических ошибок самих систем, например, компьютер может перепутать схожие цифры  или буквы в номерном знаке автомобиля, и в итоге штраф направляется совсем не тому автовладельцу. Как поступать в подобных ситуациях  ни в чем не виновному водителю?

Виктор Похмелкин: На мой взгляд, это существенный пробел закона, в Кодексе предусмотрено, что если с помощью видеокамеры снят факт нарушения, то единственное, что может оспорить собственник, это то, что не он находился за рулем этого автомобиля. И представит доказательства, что это был его родственник, знакомый по доверенности. В этом случае действительно может быть изменено постановление и привлечен к ответственности реальный виновник. А вот обжаловать сам факт видеосъемки, его неправомерность - это закон не предусматривает. Видимо, исходили из того, что камера не может ошибиться. Что там все точно. Да, я знаю, есть жалобы, нарекания, и, на мой взгляд,  это требует серьезной проверки. У меня даже есть такая версия, я на ней не настаиваю, она конспирологического характера. Мне кажется, что кто-то это специально делает, чтобы дискредитировать видеонаблюдение и вернуть гаишников на улицы. Во всяком случае, воспользоваться этим могут. А я горячий сторонник видеонаблюдения, я считаю, что это хорошая, правильная вещь, особенно, если об этом сообщают, если люди знают про видеокамеры, это имеет хороший профилактический эффект. Не сам факт наказания за нарушение, а факт присутствия камеры, он уже дисциплинирует. Поэтому крайне важно со всем этим разобраться и исключить здесь малейшие ошибки.

Олег Наумов: Наказания за нарушения ПДД ужесточаются уже не первый раз, а ситуация на дорогах только ухудшается. Как вы считаете, возможно ли в наших условиях принять какие-то меры, чтобы у нас гораздо меньше людей гибли на дорогах?

Виктор Похмелкин: Безусловно. Это меры может быть не очень заметные, популярные и выигрышные, но они реальные. Ну, например, мы не хотим, чтобы люди выезжали на встречную полосу. Давайте отбойники поставим. И не будут выезжать. То есть физическое препятствие создать. Мы не хотим, чтобы автомобили парковались на газонах - давайте закроем, загородим тротуары и газоны. То есть, есть целый ряд нарушений, которые можно предупредить с помощью физических препятствий. И их надо создавать везде, где это возможно, как мне кажется. Тем более, что это, на мой взгляд, не так уж дорого. Это первое. Второе. Давайте выявлять факторы аварийности, и на них оптимально влиять. Вот выяснили, например, что каждая шестая авария происходит на неосвещенном пешеходном переходе. Это реальный факт. Давайте освещать пешеходные переходы. Давайте, как в целом ряде скандинавских стран сделано: детская, а то и взрослая одежда не может поступать в продажу, если она не снабжена фликерами, то есть светоотражающими устройствами, которые позволяют защитить пешехода. Аварийность снижается сразу, и очень существенно. По крайней мере, снижается смертность пешеходов, а это крайне важно. Безопасность автомобилей. В Европе, Америке, в Австралии, в Японии, везде не выпускают сегодня автомобили в эксплуатацию, если они не снабжены подушками безопасности и ABS.  У нас, пожалуйста, никаких требований нет. Тоже еще какой-то процент аварийности. И так набирается, если все это делать. Плюс к этому неотвратимость наказания, другая дорожная полиция и т.д. Но это кто-то делать не хочет, кто-то не заинтересован, где-то есть противодействие какое-то. А самое простое, а давайте еще раз,  очередной виток, даже не второй и не третий, очередной виток ужесточения наказаний, до следующей тяжелой ситуации. Это самое легкое, самое простое, за это всегда можно отчитаться, вроде люди как-то это понимают. Ну что ж, давайте продолжать себя обманывать, заниматься только этим. Но рано или поздно, как мне кажется, общество спросит. Спросит реально. Потому что 30 с лишним тысяч человеческих жизней и 200 тысяч искалеченных людей ежегодно - это цена колоссальная за ту халатность, за ту недобросовестность, за ту несистемность, которую проявляет сегодня государство в очень важном вопросе обеспечения безопасности дорожного движения.

Олег Наумов: Ужесточения наказаний за нарушение различных правил дорожного движения проводятся в нашей стране не в первый раз. Погибли люди из-за непристегнутого ремня - увеличиваются штрафы за непристегнутый ремень; произошла авария из-за того, что водитель разговаривал по телефону, начинаем штрафовать за пользование телефоном во время езды. Неужели еще непонятно, что так делу не поможешь? В нашей нереформированной системе ГИБДД от таких мер только взятки растут. Ввели обязательную видеофиксацию в патрульных машинах, но поборы на дорогах продолжаются. Сейчас ГИБДД подготовила новый приказ о «прекращении практики бесцельной остановки» автолюбителей. Уже мало кто верит в изменения в лучшую сторону, зато, исходя из практики, твердо убеждены: пока не произойдет реальной реформы, бесправие законопослушного водителя на дороге, равно как и безнаказанность злостных нарушителей будут продолжаться.

«ОРЕН-ТВ»

20 октября 2012 г.