Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Уроки противостояния в октябре 1993 г. и долговременные последствия принятия новой Конституции. Олег Наумов и директор Института военного и политического анализа Александр Шаравин в программе «Диалог» телеканала «ОРЕН-ТВ»
опубликовано: 06-10-2012

Олег Наумов:  На этой неделе исполнилось 19 лет вооруженному противостоянию исполнительной и законодательной власти в России.  По официальным данным, за те два октябрьских дня погибло 147 человек. Результатом этих трагических событий стал разгром  и роспуск Верховного Совета. Началась новая страница истории страны.  Одной из главных причин конфликта было принципиальное расхождение во взглядах по вопросу о социально-экономическом и политическом курсе России. Президент Б.Н. Ельцин, правительство во главе с Е.Т. Гайдаром, а затем В.С.Черномырдиным выступили защитниками рыночных реформ, а Верховный Совет РСФСР во главе с Р.И. Хасбулатовым и вице-президентом России А.Б. Руцким сопротивлялся реформам, противопоставляя рынку регулируемую экономику. Нарастанию антагонизма способствовало отсутствие опыта взаимодействия в рамках системы разделения властей, которого Россия практически не знала. Компромисс не был найден: президент распустил Верховный Совет, а Верховный Совет отстранил от власти президента. Вооруженное выступление сторонников Руцкого и Хасбулатова было подавлено, парламент разгромлен.

 

Олег Наумов: В течение всего 1993 года нарастало противостояние двух ветвей власти: исполнительной в лице президента РФ и законодательной – в лице руководства Верховного Совета. В чем, на ваш взгляд, была главная причина этого противостояния?

 

Александр Шаравин: Я думаю, что причина была вполне естественна, это было непримиримое противоречие между новой российской демократической властью и властью Советов, которую олицетворяли Советы всех уровней, в том числе до Съезда народных депутатов. Мы должны помнить, что в 91-м году была свергнута коммунистическая власть, но осталась власть Советов. А что такое Советы? Это, прежде всего, тот фиговый листок, которым коммунисты прикрывали всю свою тиранию. И Советы как раз служили оправданием этой власти, якобы народной власти, под прикрытием которой десятилетиями осуществлялся террор над нашим народом. Советы пришли на штыках к власти в 17-м году, и штыками они были свергнуты. Потому что иначе они действовать не могли. Больше того, у нас существует миф, его часто повторяют и либералы, и демократы, что в 93-м году был расстрелян парламент. Нужно четко понимать, что в 93-м году никакого парламента не было. Была советская власть, и не надо забывать, что, по сути, съезд был коллективным диктатором. У него была  и законодательная власть, и исполнительная, и контрольная. То есть, по сути, всеобъемлющая власть. И естественно, что эта всеобъемлющая власть никак не могла смириться с новым демократическим президентом России.

 

Олег Наумов: Почему попытки примирения сторон, Референдум 25 апреля не привели к мирному решению конфликта?

 

Александр Шаравин: Я думаю, что примирения не могло быть, потому что Советы власть отдавать не собирались. Они ее никогда законно не получали, и не собирались отдавать ее законным путем. Несмотря на тот референдум, который подтвердил позиции президента Ельцина, он получил более 60%, несмотря на то, что большинство избирателей России высказались за перевыборы депутатов, они просто отказались признавать этот референдум.

 

Олег Наумов: Указ № 1400 президента Бориса Ельцина «О поэтапной конституционной реформе в РФ», на основании которого распускался Верховный Совет и Съезд народных депутатов, назначались выборы в ГД,  оппозиция расценила как государственный переворот. Но был ли у Ельцина иной путь к разрешению конфликта?

 

Александр Шаравин: Я думаю, что никакого другого пути у него уже не было, в ответ Руцкой был провозглашен президентом, в ответ были назначены новый министр обороны, министр внутренних дел и т.д. И вот это новое белодомовское правительство и осуществило те акты, с которых, по сути, началась мини гражданская война.

 

Валерий Солодкий, политолог: У нас часто расценивается ситуация так, что у власти не было другого выхода, как очередным способом в очередной ситуации подавить волю народа. Вероятно, с одной стороны не настолько выражена воля народа, а с другой стороны, так привычнее и удобнее для власти. Она считает всегда, что то, что привычнее и удобнее – это единственный выход. Но вследствие этого все революции, осуществляемые сверху, или осуществляемые небольшой группой в рамках переворотов, они у нас всегда приводят потом к диктатуре, к таким околофашистским проявлениям со стороны как власти, так и поддерживающих их группировок, которые на этой волне вылезают наверх и начинают своими настроениями экстремистскими раскалывать общество.

 

Олег Наумов: Как  вы оцениваете события 3-4 октября 1993 года?

 

Александр Шаравин: Существует такой миф, что поддержки у Ельцина не было, и он опирался на силовые структуры, и благодаря этому он победил. Я думаю, что это глубокое заблуждение, потому что в принципе, Ельцин победил как раз благодаря поддержке народа. Мы об этом сегодня забываем. Дело в том, что было искажено общественное сознание. Я специально приготовил цифры, наверно, никто этого не помнит. Вот результаты опроса общественного мнения ФОМ в разгар кризиса. Вопрос 4 октября: Кого вы лично поддерживаете? Ответ: президента Ельцина – 68%, Верховный Совет – 6%. Никого -11%, затрудняюсь ответить – 15%. Вот цифры. То есть почти 70% опрошенных в тот момент поддерживали Ельцина. Конечно, многие люди уже забыли об этом. Многие сторонники Ельцина говорят теперь, мы ошибались тогда, вообще все плохо получилось, потому что они экстраполируют нынешние события в прошлое, то, что сегодня нам не нравится, мы думаем, вот тогда сделали плохо, поэтому так и получилось. На самом деле, не только в цифрах была поддержка. Если около Белого дома в тот момент говорят, что сторонников набиралось до 10 тысяч, я своими глазами видел гораздо меньше. Потому что я около Белого дома был не раз в те дни, и когда обстановка стала совсем горячей, многие сторонники разбежались. Но не надо забывать, что даже съезда народных депутатов формально не было. Он был провозглашен,  и он отстранил Ельцина, но кворума там не было. Следовательно, съезда тоже не было. Раз кворума нет, то и съезда нет. А если говорить о том количестве людей, которые были у Белого дома и том количестве людей, которые собрались у Моссовета в поддержку Ельцина, здесь количество людей в разы было больше. Только в народную дружину записалось почти 20 тысяч человек, из них 2,5 тысячи офицеров. Настроение было боевое, хотя мы видели, что в принципе, армия Ельцина предала в тот момент. Никаких действий не предпринималось, и только под жестким давлением самого президента военные стали какие-то шаги предпринимать, техника пошла в Москву и т.д. В тот момент огромную роль сыграл союз ветеранов Афганистана. Не секрет, что за рычагами некоторых танков и БМП находились офицеры запаса - афганцы. И наводку орудий осуществляли тоже офицеры запаса, а не действующие солдаты и сержанты. Потому что они были неспособны что-либо сделать. Вот этот момент на мой взгляд очень важен, что общественная поддержка у Ельцина была очень высока. Она была высока в реальности, потому что люди были не просто готовы выйти на демонстрацию, но и пойти на штурм Белого дома. Власть как-то сдержалась, не пошла навстречу демократически настроенным демонстрантам, оружие не раздала. Постаралась своими средствами решить вопросы, и, слава Богу, вопрос все-таки был решен малой кровью. Да, были десятки убитых, да, были сотни раненых, но можно представить, что было бы, если бы эта мини гражданская война вылилась бы на просторы России.  

 

Олег Наумов:12 декабря 1993 года прошли выборы в Государственную Думу. Одновременно с ними был проведен референдум по принятию новой Конституции. Как это обосновывалось юридически: Конституция еще не принята, а по ней уже проводятся выборы в Госдуму?

 

 

 

 

 

 

 

 

Александр Шаравин: Конечно, там много было коллизий, но хочу сказать: а какой собственно другой был путь в тот момент? Страна должна была определить для себя правила жизни на будущее, и при всей критике, которая существует сегодня против той Конституции, я все-таки считаю, что Конституция была принята хорошая. И нынешняя власть понимает, что эту Конституцию желательно не трогать, потому что она позволяет нам более-менее стабильно жить вот уже скоро 20 лет.

 

Олег Наумов: В наши дни большинство законодателей поет исключительно с президентского голоса, демонстрируя полное единство ветвей власти. Но даже в такой обстановке и во власти, и на улице растет количество несогласных, требующих перемен. Возможно ли в ближайшие несколько лет повторение кровавых событий октября 93-го? Почти две трети россиян (61%) не допускает такой возможности, однако 21% опрошенных считает, что события 1993 года вполне могут повториться.

 

Александр Шаравин: Я думаю, что сегодня подобные события произойти не могут. Но, если ситуация будет развиваться по нарастающей, и конфликт не будет разрешен мирным путем, то повторение вполне вероятно.

 

Валерий Солодкий,  политолог: Как и в 93-м году, как и недавние события, по каким-то случайным поводам, в рамках чьих-то медиапроектов, укрепляющих легитимность власти, это возможно достаточно случайным образом. Если же говорить об активности самого населения, то повторение может проявляться только в том, что большинству населения как тогда было плевать  на состояние в стране и в политической сферы в особенности, так и в недавнем прошлом, так и вероятно в ближайшем будущем. В этом смысле такой предполитический класс, если не брать элиты, он среди населения очень узок, и все, что ни произошло, это существенного влияния ни на что оказать не может.

 

Олег Наумов: Многие говорят о другой причине наших нынешних проблем. О том,  что Конституция сделала нашу страну президентской республикой. Очень много власти у президента. И именно в этом корень многих нынешних проблем.

 

Александр Шаравин: Может быть.  Время говорит о том, что власть у президента действительно огромная. С другой стороны, если мы вспомним середину 90-х годов, у парламента власть была огромная. И парламент действительно принимал участие и в принятии бюджета, и в назначении прокурора, допустим, и в назначении других серьезных должностных лиц в государстве, и контрольная функция была сильнейшая. Вспомните, ведь всерьез обсуждался вопрос об импичменте президенту. И не хватило буквально несколько голосов, чтобы объявить этот импичмент. То есть на самом деле парламент был мощной структурой, мощной ветвью законодательной власти, которая действительно представляла народ. Во всем том противоречии взглядов, которые существовали на тот момент. Тут ведь и от нас в значительной степени все зависит, от граждан России, какой у нас парламент. Либо тот, который нам предложили, и мы просто за него проголосовали, либо тот, который мы выбрали в соответствии с нашими убеждениями и взглядами.

 

Валерий Солодкий, политолог: Источником проблем в обществе является состояние самого общества, а не только власти. Понятно, что если у нас нет гражданского общества, если у нас нет свободы, если у нас нет прав, то удобная для подавления этих прав и свобод формула управления с соответствующими доминантами - она только усугубляет ситуацию. Но она не есть источник и причина проблем. Мы сами источник собственных проблем. То, как нам абсолютно все равно, что происходит с развитием, что будет с нашими детьми, потому что как вы заметили, никакие лозунги и призывы со стороны системной или бессистемной оппозиции по поводу того, что что-то нужно делать с образованием, с медициной, с культурой, они никакого практически отклика у нашего населения не вызывают.

 

Олег Наумов: Какие уроки мы сегодня должны усвоить из октябрьского противостояния 93-го года?

 

Александр Шаравин: Первое, что мы должны понимать, что нельзя пытаться решить самые сложные вопросы без опоры на общественное мнение. Нельзя им пренебрегать ни в коем случае. Потому что была некая эйфория в начале 90-х, что мы сейчас все эти реформы проведем, а потом народу предъявим результаты, и все будет хорошо. Оказалось, что народу надо это объяснять, что вы делаете, почему вы так делаете. Даже если вы делаете что-то непопулярное, все равно надо объяснять. И наш народ гораздо умнее, чем иногда о нем думают руководители. И он свою мудрость проявил не раз. И в 91-м году, и в том же 93-м, и в 96-м, и в 98-м. Поэтому конечно нужно опираться на общественное мнение. И без его учета никаких успехов достичь невозможно. Второе: очень важно те противоречия, которые возникают во власти, между ветвями власти, их ни в коем случае нельзя как-то заглаживать, прятать куда-то в угол. Их нужно предъявлять обществу и пытаться решить правильным правовым путем. Иначе это может привести к крови. Сегодня у нас вроде бы стабильная ситуация, но не учитывать тот общественный протест, который нарастает, мне кажется, нельзя. Власть не должна отмахиваться от этих людей, которые выходят на площади. Нужно их понять и попробовать вместе найти решение тех проблем, которые сегодня у нас существуют.

 

Олег Наумов: Главным итогом октября 1993 года стало предотвращение масштабной гражданской войны, закрепление курса на развитие рыночных реформ, укрепление государственности и предотвращение распада страны.  Однако способы разрешения конфликта имели серьезные негативные последствия. Была закреплена печальная русская традиция: решать общественные и государственные проблемы с применением насилия, традиция попрания закона самой властью, и неуважения закона всеми гражданами. Конституция 1993 года закрепила за президентом чрезвычайно широкие полномочия. Новый парламент – Государственная Дума, была лишена важнейшей функции контроля исполнительной власти. Формально было закреплено разделение властей, но фактически исполнительная власть доминировала над законодательной и судебной. Это было терпимо при президентстве Бориса Ельцина, непоследовательном, но все же демократе. В нулевые годы это привело к построению вертикали власти, в которой роль парламента сведена к одобрению законопроектов Кремля, а общество лишено возможности хоть как-то контролировать власть. Нынешнее разнородное протестное движение именно об этом. Удастся ли разрешить новый конфликт мирными средствами, или уроки октября 93 года нами  так и не усвоены?

 

«ОРЕН-ТВ»

6 сентября 2012 г.