Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Скандалы сотрясают Госдуму, уровень доверия к ней падает. Возможен ли ее досрочный роспуск? Олег Наумов и директор института политического и военного анализа Александр Шаравин в программе «Диалог» телеканала «ОРЕН-ТВ».
опубликовано: 29-09-2012

Олег Наумов: Осенняя сессия Госдумы началась со скандалов и резкой потери доверия общества. Уже слышны голоса о том, что, избранная в результате несправедливых выборов, Госдума должна быть распущена  и назначены новые парламентские выборы. Главной причиной утраты доверия парламенту стало поведение единороссовского большинства, его безропотное принятие любых новаций исполнительной власти. На этой неделе внесен законопроект о поправках  в Уголовный кодекс, ужесточающих наказание за оскорбление объектов религиозного почитания. Понятно, что сделано это для того, чтобы еще больше убедить  общество в справедливости обвинительного приговора участницам группы Пуси Райт. Можно не сомневаться, что большинство депутатов Госдумы за него проголосуют. Как проголосовали за лишение депутатского мандата неугодного власти Гудкова, за ужесточение закона о митингах, за возврат уголовного наказания за клевету, за контроль над интернетом.  Ужесточение законодательства направлено против движения протеста. А что же сам протест? Оценки последнего марша «миллионов» разнятся. Лидеры протеста говорят, что на улицы вышло не меньше, чем летом под сто тысяч, а некоторые эксперты утверждают, что протест выдыхается. Какова ваша оценка? Протест сдувается или он по-прежнему силен?

 

Александр Шаравин: Я думаю, что протест не сдувается, он несколько меняется. И я вижу, что меняется состав протестующих, в частности, на последней акции 15 сентября я видел очень много офицеров запаса. Причем, многие из них не имеют четкой политической позиции, левые или правые, а часть из них преследует вполне левые взгляды. Офицеров разных видов ВС: от десантников до моряков. Мне кажется, это новое качество протестного движения. Дело в том, что офицеры придают некоторую организованность массе. И это должно власть насторожить. Большинство офицеров имеют связь с действующими силовыми структурами. Это касается и внутренних войск и вооруженных сил.

 

Олег Наумов: По данным социологических опросов, деятельность оппозиционного движения привлекает внимание 39% россиян. В первую очередь это сторонники непарламентских партий, москвичи и петербуржцы, активные пользователи сети интернет. Это высокий процент интереса к оппозиции. Но, цель протеста как-то размывается. Как вы считаете, к чему должен стремиться протест?

 

Александр Шаравин: Протест, на мой взгляд, должен стремиться только к одному - к требованию свободных выборов. Честных свободных, открытых, равноправных выборов. Это единственное, что объединяет всех протестующих. От левых до правых, от анархистов до коммунистов и либералов. И когда кто-то из либералов говорит, что не пойду в одной шеренге с национал-патриотами, например, или национал- большевиками, я всегда провожу аналогию. Вот я иду по улице. Какие-то хулиганы напали на девушку  и хотят изнасиловать. Тут какой-то национал-большевик бросился ее спасать. Я как должен действовать? Я с национал-большевиком не должен что ли вместе действовать? Или сказать: я бы конечно девушку спас, но с этим национал-большевиком мне рядом находиться неприлично. А если я пойду спасать ее, это будет неприлично мне, как либералу и демократу. В принципе, то же самое происходит с Родиной. Если Родину насилуют, пытаются сломать ее через колено, то естественно, объединяются все вместе, когда хотят добиться одного: своего права свободно участвовать в выборах, свободно и самому выдвигаться и избирать других. Вот и все.

 

Андрей Рейзлер, депутат Законодптельного Собрания Оренбургской области:

Единственный лозунг, который сейчас должен проходить - это честные выборы. Как сейчас будут проходить выборы губернаторов, мы же видим, что принят закон о выборах губернаторов, но он абсолютно недемократичный, неспособный погасить те настроения, которые были в обществе. Без получения разрешения сверху пройти этот муниципальный фильтр, набрать 314 подписей муниципальных депутатов всех уровней  необходимых на территории Оренбургской области будет невозможно, пока ты не договоришься наверху.

 

Олег Наумов: Объединение, безусловно, большая заслуга нынешнего оппозиционного движения. Но одно дело - пройтись всем вместе в одной колонне, преследуя единую цель, а другое дело, создавать какой-то объединительный орган, фактически протопартию. Сейчас проходят выборы в Координационный совет российской оппозиции. Правильно ли объединяться либералам, левым, националистам, не достаточно ли просто совместных акций?

 

Александр Шаравин: На самом деле, это сложный вопрос. Я бы сказал, что не нужно объединяться. Но есть одно практическое соображение. Как-то в свое время Владимир Путин сказал: а с кем мне там беседовать. А и правда, с кем беседовать? Кто уполномочил каких-то людей на беседу от имени протестующих? В данном случае желание создать этот комитет основывается на том, чтобы появилась какая-то структура, которая могла бы действовать от имени всех протестующих. Естественно, в рамках тех полномочий, которые им дадут, не более, не менее. Поэтому даже в случае победы на выборах коалиции между этими протестующими быть не может. Как можно Удальцова с Немцовым соединить. Ну, никак. Кроме как на трибуне выступающими с протестом их по-другому вместе представить нельзя. Потому что взгляды их политические абсолютно противоположны. Но в данном случае они объединены одним: желанием получить возможность свободно участвовать в выборах.

 

Андрей Рейзлер: То, что создается координационный совет, я считаю, это правильно, с одной стороны, но с другой стороны, мы опять видим там представителей только Москвы. Те же лица: Навальный, Удальцов, Пономарев, Собчак, то есть это Москва, немножко непонятная, гламурная. Я думаю, надо было оставить квоту для регионов, потому что опять пытаются все сделать там, в Москве, не обращая внимания на регионы. Это неправильно. У нас большое количество на территории Оренбургской области молодых, активных, достаточно грамотных политиков, тот же «ДОМ»  - движение оренбургской молодежи. Достаточно активные ребята

 

Олег Наумов: Осенью выборы губернаторов в пяти регионах, выборы в ряд региональных парламентов. Если какие-то шансы у новых партий, например у ПАРНАСа? 

 

Александр Шаравин:  Я думаю, что шансы на этих выборах у новых партий очень малы. Во-первых, многие из них находятся пока только в стадии формирования. И даже у  которая достаточно старой - Республиканской партии, а сейчас она называется ПАРНАС, думаю тоже не так много шансов. Создан такой административный барьер, который преодолеть сложно, что касается выборов губернаторов. Даже невозможно выдвинуть своего кандидата. Где вы наберете голоса этих муниципальных депутатов? Ведь везде доминирует «Единая Россия». Сделано все так, чтобы кандидата невозможно было выдвинуть. И даже если у вас есть мощный кандидат, которого знают в этом регионе, вы его просто не сможете формально выдвинуть. Так что никакой эйфории по поводу предстоящих выборов быть не может. Но в будущем они могут добиться неплохих результатов на выборах депутатов в Москве, Санкт-Петербурге, крупных городах.

 

Олег Наумов: Социологи говорят о дальнейшем падении рейтинга партии власти. Отразится ли это на региональных выборах?

 

Александр Шаравин: Я думаю, что, конечно, отразится. Собственно мы наблюдаем падение этого рейтинга уже достаточно давно. В последнее время падение рейтинга иногда проходило обвально, и в целом ряде регионов сегодня партия не пользуется авторитетом. Поэтому власть попробует провести какие-то манипуляции, чтобы позиции сохранить. Возможно, это будут какие-то коалиции, создание структур Народного фронта. Обязательно власть постарается сохранить свои позиции за счет привлечения людей, достаточно авторитетных, но напрямую не аффелированных с «Единой Россией». Вот я думаю, что таким образом ситуация будет развиваться.

 

Валерий Солодкий, политтехнолог: Даже если с осенними осложнениями экономической и политической ситуации общее понижение рейтинга партии власти по стране будет отмечаться, в регионах, где будут происходить выборы, тем не менее повестка дня будет формироваться несколько по-другому. Политтехнологи, представляющие любые силы, и в том числе партию власти, уже достаточно умело научились формировать повестку дня, у партии власти в этом отношении больше возможностей, и поэтом они смогут если не вырастить, то сохранить свой рейтинг, поэтому существенных изменений на приближающихся муниципальных выборах трудно ожидать.

Олег Наумов: Закон о возвращении предвыборных блоках сейчас активно обсуждается в обществе и, как пишут, даже в администрации президента. С чего бы это вдруг?  Выходит это как-то выгодно действующей власти?

 

Александр Шаравин: Я думаю, что причина именно в этом. На первых порах, когда было принято решение о том, что легко можно будет учредить новую партию, у некоторых была эйфория, что вот мы сейчас легко зарегистрируемся и все. Все же прекрасно понимают, что большое количество партий без права создавать блоки – предпосылка для того, чтобы «Единая Россия» победила практически везде. И естественно, прежде всего, оппозиционеры стали настаивать на том, чтобы было дано право: создавать предвыборные блоки. Власть была против. Но когда они проанализировала ситуацию, падение рейтинга «Единой России», они поняли, что им самим могут понадобиться подобные блоки. Именно в подобные блоки можно затянуть людей достаточно нейтральных, через которых можно оставить за собой позиции в местных парламентах. Во-вторых, в эти коалиции и блоки можно будет перетянуть оппозиционных депутатов, каким-то образом воздействуя на них. Т.е. создание блоков будет выгодно не только оппозиции, но и самой власти.

 

Олег Наумов: Скандалы сотрясают Госдуму, уровень доверия к ней граждан самый низкий из всех государственных институтов. Как вы считаете: возможен ли роспуск этого парламента и досрочные выборы?  Решится ли на это президент?

 

Александр Шаравин: Хочу сказать, что люди даже не очень интересующиеся политикой прекрасно понимают, что каждый второй депутат Госдумы или Совета Федерации имеет неплохое состояние, и если не впрямую, то косвенно участвует в бизнесе. Трудно представить себе бизнесмена, владеющего заводами, чтобы он каким-то образом, сам устранился от управления. Какими бы не были прекрасными менеджеры, все равно он участвует в управлении. И если это нельзя доказать формально, то фактически все прекрасно понимают, что так оно и есть. Потому что любой бизнес в России, без твоего участия не приносит результатов, гибнет. Когда состояние исчисляется сотнями миллионов долларов, а то и несколькими миллиардами, трудно себе представить, чтобы эти люди бросили все на самотек. Все это прекрасно понимают. По сути, власть, выгнав из парламента Гудкова, практически высекла сама себя. Потому что она обратила внимание граждан на то, что в парламенте часть людей заняты не тем, чем положено. Они не могут быть беспристрастными депутатами, если имеют частные интересы, которые зачастую не совпадают с интересами общества, а являются лоббистами своего бизнеса. Вот и все. А что касается роспуска парламента, я этого не исключаю совсем. Потому что в случае роспуска парламента, президент Путин может убить сразу несколько зайцев. Он, во-первых, сбросит с себя нехорошую сторону парламента, связанную с этими лоббистами, с этими коррупционными скандалами. Т.е. он проявит себя борцом с недобросовестными депутатами. Он может себе этим сильно поднять рейтинг. Поэтому роспуск парламента я бы не исключал, но вероятность этого не очень велика.

 

Олег Наумов: Но если роспуск парламента окажется выгоден и Путину и оппозиции, мы гарантированы, что выборы у нас будут другими: честными и справедливыми, а число депутатов, занимающихся несвойственными функциями, станет гораздо меньше?

 

Александр Шаравин: К сожалению, я думаю, что никаких гарантий нет, что выборы будут намного лучше. Позиции власти сильны во многих сферах, начиная со СМИ, и заканчивая правоохранительной и судебной системами. Ведь для того, чтобы выборы были свободными нужен открытый доступ к СМИ, нужна независимая судебная система, чтобы можно было обжаловать любые действия власти, чего у нас нет. Выборы не будут открытыми и равными. Но это совсем не означает, что не нужно на них идти. Все равно шансы у оппозиции на победу возрастают. И даже если их представительство будет минимальным, это уже гарантирует, что на парламентской трибуне будет звучать голос тех протестующих людей, которые сегодня выходят на площадь.

войственными функциями станет гораздо меньше? аняты не тем, чем положеноание граждан на то, что в парламенте часть людейчтоокипартию

Олег Наумов: Вопрос о том, доработает ли свой срок нынешний состав Госдумы, в глазах многих нелегитимной и скандальной, решается сегодня на улице, и если протестное движение будет усиливаться, действующая власть просто вынуждена будет искать какие-то пути разрешения острой политической ситуации. Роспуск Думы, проведение новых честных и справедливых выборов было бы оптимальным выходом для всех. Судя по некоторым косвенным признакам, действующая  власть не исключает подобный сценарий и готовится к нему. Вновь активизировалось формирование структур Общероссийского народного фронта. В условиях падения популярности «Единой России» власть думает, как удержать контроль над парламентом в будущем и делает ставку на разные силы. Не случайно эксперты в прессе стали говорить о возможности возвращения закона о предвыборных блоках. Но если разрешат предвыборные блоки - это будет на руку не только действующей власти, но и демократической оппозиции. Ведь она на протяжении многих лет так и не смогла объединиться в партию, а предвыборных блок мог бы обеспечить демократам серьезное присутствие в парламенте. Это стало бы шагом к политической конкуренции, а значит большей открытости, подавлении коррупции, реальному обеспечению прав и свобод.

 

«ОРЕН-ТВ»

29 сентября 2012 г.