Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Саммит АТЭС во Владивостоке и перспективы российской экономики. Олег Наумов и депутат Государственной Думы Валерий Зубов в программе «Диалог» телеканала «Орен-ТВ».
опубликовано: 15-09-2012

Олег Наумов: Всю прошлую неделю во Владивостоке проходил саммит АТЭС. Наша страна начала подготовку к  этому важному мероприятию международного уровня задолго. Были построены новые мосты и дороги, терминал в аэропорту и новые гостиницы, словом, сделано все, чтобы лидеры экономик Азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества в комфорте смогли обменяться мнениями и найти решения актуальных экономических проблем.  Саммит  во Владивостоке, безусловно, поднимет авторитет России в мире. Но насколько адекватны затраты на его проведение? Счетная палата уже вынесла свое заключение о превышении сметы финансирования почти в пять раз.  Саммит АТЭС стоил дороже Олимпиады в Лондоне. При этом отдельные объекты, построенные к саммиту, так и останутся дорогими памятниками старой русской забаве пускать пыль в глаза. Один фейерверк на закрытии форума обошелся в 275 млн. рублей. Но разговор сегодня даже не об этом. В своем выступлении на саммите Владимир Путин нарисовал радужную картину перспектив делового сотрудничества России со странами азиатско-тихоокеанского региона, говорил о стабильности российской экономики. А вот иностранные бизнесмены говорят о таких проблемах России, как низкая эффективность и расточительность правительства, коррупция и незащищенность частной собственности,  зависимость судов и высокие налоги.

Директор института экономики Руслан Гринберг считает, что российская экономика «является сейчас одной из самых стабильных в мире». Так ли это?

 

Валерий Зубов: Это о какой же стабильности говорит академик Гринберг? О стабильном снижении экономического роста он говорит? В тот момент, когда мы с вами здесь сидим - нулевой прирост промышленного производства. По всем прогнозам в следующем году  темпы прироста ВВП в России будут ниже среднемировых. Ниже 4%. Это цифры застоя. Как только мы ушли с 7 на 4% - начался застой. Чем он закончился раньше  - известно. Академик Гринберг этого не знает? Он не знает, что все динамичные экономики развиваются выше средней? А те, кто ниже средней - что-то у них происходит не так. Это ж тривиальные вещи. А что, академик Гринберг не знает, что у нас сырьевая составляющая увеличивается, и наша зависимость от цен на нефть увеличивается? Он не наблюдает за дискуссиями  в Госдуме. Когда обсуждался вопрос о вступлении в ВТО, то основной аргумент за вступление в ВТО со сторонников вступления заключался в том, что без ВТО нас некому погонять. У нас такая монополизация, что ее разбить можно, только если дядя со стороны придет и поможет нам это сделать.

 

Олег Наумов:  О состоянии экономики наиболее красноречиво говорит уверенность граждан страны в завтрашнем дне. ВЦИОМ исследовал вопрос: как вы считаете: мы переживаем сейчас самые трудные времена, они позади или они еще впереди? 26% считают, что переживаем самые трудные времена сейчас, столько же уверены что они позади (26%). Больше всех - 38% уверены, что главные трудности еще впереди.

 

Денис Минаков, экономист: На мой взгляд,  состояние российской экономики, оренбургской в том числе, находится пока не в самое плачевное. Вполне возможно, что дальше будет сложнее, по крайней мере, экономисты, банкиры в первую очередь, те, кто ведает финансами, об этом заявляют. Нам стоит ожидать того, что осенью и в начале следующего года нам будет сложнее. Кроме того, ситуация в европейской экономике подсказывает, что такие прогнозы имеют право на жизнь.

 

Олег Наумов: Правительством намечена на ближайшее время приватизация целого ряда серьезных  государственных предприятий.  И тот же Руслан Гринберг считает, что прежде чем приватизировать, надо улучшить там управление, чтобы они стали эффективными. Тогда непонятно, зачем приватизировать, если возможно сделать эти предприятия эффективными?

 

Валерий Зубов: Ну, вот видите, вы ответили на вопрос! Если у вас есть способность эти предприятия сделать эффективными – приватизация не нужна. Но дело-то в том, что у вас нет этой способности. Нам что в результате приватизации надо? Сегодняшние деньги, которые мы получим от продажи? Или нам надо, чтобы предприятия развивались и долго платили нам в бюджет не один раз, а постоянно в виде все более повышающегося объема налогов. А это возможно, когда сюда придет новое управление, притащит инвестиции и новые технологии. А Гринберг смотрит на эту процедуру практически с позиций сегодняшнего дня как бухгалтер. На приватизацию надо смотреть технологическими глазами. Я вам назову две цифры. Вот проблема: стоимость всех компаний российских, которые котируются, и чью долю можно купить на фондовом рынке равняются стоимости одной американской компании Apple. Одна компания за одно поколение, созданная пацанами в гараже, стоит дороже, чем Газпром, энергетика, РЖД и т.д. Поэтому, прежде чем говорить, какая должна быть приватизация, давайте договоримся, что мы от нее ждем. Мое твердое убеждение, что надо проводить достаточно глубокую приватизацию, в первую очередь в банковском секторе, потому что бизнес всегда принимает более ответственные решения, чем государство, когда занимается деньгами. В банке отвечают перед теми, кто дал деньги. Они их дали в долг. Мы с вами положили деньги в банк, попробуй нам их не верни. А государство получает деньги в виде налогов бесплатно. Оно не должно их потом возвращать. Поэтому их решения всегда слабые. Часто безответственные. Поэтому в первую очередь надо приватизировать банковскую систему. Если мы посмотрим, как развивался наш нефтяной сектор, то мы увидим, что как раз в тот момент, когда были приватизированы компании нефтяного сектора – на одну треть выросло производство нефти. Сейчас оно остановилось. И мы хотим еще увеличивать государственное присутствие в нефтяном секторе?

 

Олег Наумов: Последнее время много говорят об упадке  нашей космической отрасли. Тем более сейчас, когда  американцы на Марсе, а у нас спутники падают. У вас есть рецепт: как спасти российский космос?

 

Валерий Зубов: Есть. Я бы в этом случае посмотрел, что сделали американцы. Они разделили космос на две части. Бизнес-часть и государева. То, что касается Марса - это государево осталось. Нет сомнения, что все, что связано с оборонкой, с военными, там доминирующую роль будет играть государство - это логично. А вот уже последняя доставка на международную космическую станцию материальных ценностей: оборудования, питания – это все осуществлялось частной компанией. В этой части, все, что касается низкой эллиптической орбиты, включая спутники связи – это давно освоенный бизнес. И им должен заниматься частный бизнес. Поэтому надо разделить на две части. То, что может делать бизнес - отдать в частные руки, которые это будут делать более эффективно, чем государство, и сэкономив на этом, общие расходы сконцентрировать на решении тех задач, которые мы считаем государственными.

 

Олег Наумов: Часто преувеличивают значение российской экономики для мировой. А на ваш взгляд, где место России в современной экономике?

 

Валерий Зубов: Давайте более реалистично понимать свое место, чтобы не было разочарований и излишних щенячьих восторгов. Мы в 10 раз меньше, чем Китай. Объективно мы не можем создавать слишком долго продукт на душу населения, который в разы больше чем в Китае. Соответственно, Китай, он уже намного больше, чем наша экономика. Ну, объективно. Их в 10 раз больше. С другой стороны, у нас есть социальная сфера, которую Китай еще не построил. Если мы реалистично посмотрим, что не квадратные километры определяют силу экономики, а как население с этих квадратных километров создает богатство. Для меня эталон, например, Швейцария, у которой национальный продукт в целом меньше, чем у нас, а на душу населения намного больше. На чем? В этих горах никаких природных ресурсов нет, но зато медицина, часы, зато самый главный автомобильный салон по технически сложным автомобилям, концептуальным, он проводится не в Нью-Йорке, не в Токио, не в Париже, а именно в Швейцарии, в Женеве он проводится. Вот это эталон для меня. Поэтому если мы поймем, что наша сила не в квадратных километрах, а в эффективности использования этих километров, то тогда мы немножко будем скромней, но будем реалистичны. И это будет более правильно – понимать свое место в мировой экономике. Наши три главнейших конкурентных преимущества, и мы должны их не стесняться, а должны в эту сторону пробиваться - это территория, а значит, наши бизнесы, связанные со связью, с транспортом и с инфраструктурными информационными проектами. Второе – это природные богатства. С ними по-разному можно распоряжаться. Сырьевые страны: Австралия, Канада, Норвегия с одним из самых высоких уровней жизни и не стесняются, что они сырьевые. Они по-другому добывают, они по-другому перерабатывают. Третье - это все-таки национальная черта, не знаю, как она сформировалась, не могу объяснить до конца, но все-таки у нас народ заточен на знания. У нас в обществе есть уважение к уровню образования. К умному человеку. В деревне, в которой я родился, был один мальчик.  У него кличка была - Ленин. Потому что в те времена самым умным человеком на свете считался Ленин. Его в драки никогда не допускали. Дрались, а ему нельзя, потому что его голову надо было беречь. Это на таком сельском уровне уже проявлялось. Вот три наших конкурентных преимущества. И нечего их стесняться. И все вместе они нам создадут прекрасную экономику.

 

Денис Минаков: Российская экономика при всей ее значимости для нас и при том надувании щек, которое сейчас российские власти демонстрируют, в мировой экономике пока играет не самую серьезную роль. Мы, конечно, туда постепенно интегрируемся, постепенно завоевываем определенные позиции, особенно в сталелитейной промышленности, в металлургии, но говорить о том, что мы влияем на финансовый кризис – пока несерьезно. Скорее всего, то, что происходит в мировой экономике, в первую очередь в США и в Европе, влияет на нас.

 

Олег Наумов: Последняя сессия Госдумы завершилась принятием ряда  угрожающих законов - черный список сайтов, о митингах, о клевете. Многие считают, что это сделано для того, чтобы запугать оппозицию. А вы как думаете?

 

Валерий Зубов: Я думаю, что в первую очередь запугать ту партию, которая называется правящей. Потому что там уже растечка пошла. Вы посмотрите, в мэры стараются выдвигаться не от «Единой России»,  а как независимые. Вы посмотрите, как рейтинги упали. А ведь по Бессонову четыре депутата от правящей партии не проголосовали по лишению его депутатской неприкосновенности. И поэтому эти законы направлены в первую очередь против правящей партии, чтобы они не разбежались. Потому что нас с вами я сомневаюсь, чтобы можно было этим запугать. Но это только часть логики. Вторая логика: если вы занимаетесь серьезными делами, у вас нет необходимости придумывать это все. Эту всю псевдозаконодательную шелуху. Если вы будете серьезно заниматься реорганизацией космических программ, если вы будете серьезно заниматься пенсионной реформой, если вы будете серьезно заниматься межбюджетными отношениями, если вы будете серьезно думать о том, а что же делать нам с инфляцией.  А что нам делать с коммунальным хозяйством, которое с одной стороны рушится, а с другой стороны - непомерно растут тарифы? У вас не будет времени на ерунду, если вы всем этим будете заниматься.

 

Владимир Фролов, депутат Законодательного Собрания Оренбургской области: Как мы знаем, общее количество проголосовавших за партию власти на последних выборах была менее 47%. Поэтому угроза партии власти налицо, и для того чтобы сбить накал, либо надо менять социально-экономическую политику, политический климат, действительно выстраивать гражданское общество в стране в соответствии с конституцией РФ, либо надо закручивать гайки. И гайки надо закручивать, для того, чтобы остановить возросшее самосознание людей так, чтобы люди испугались. Поэтому принятие этих законов направлено на одно: запугать людей, запугать огромными штрафами, запугать любой ответственностью, фактически тюрьмой.

 

Олег Наумов: На депутата Гудкова заходят как раз через экономику. Как вы считаете, к нему действительно есть экономические претензии, там он совершил преступление, или это политическое дело?

 

Валерий Зубов: Гудков - один из тех депутатов, который вышел на улицу. И вышел достаточно ярко, убедительно. И надо сказать, что и в Госдуме он достаточно ярко и убедительно выступает. Например, последний их диалог с Яровой по поводу того, каким должно быть парламентское расследование, убедительно показывает разный уровень понимания проблемы и подходов, как решать эту проблему. Поэтому, не имея способности, таланта, возможности, даже не способны какие-то усилия приложить, чтобы прооппонировать интеллектуально, с аргументами -  вот эта неспособность приводит к простому решению: а, дескать, давай-ка мы тут силу применим. Безусловно, история с Гудковым - это политическая история, которая создает огромнейшие трудности стать нам правовым государством.

 

Владимир Фролов: Гудков - это один из лидеров системной и несистемной оппозиции. И то, что он позволил себе с первых выступлений на Болотной площади, не боясь окрика ни своей партии, ни партии власти. Да и у нас такие люди есть среди депутатов Законодательного Собрания. Ну вот В.Л. Сазыкин -  бывший главный врач областного противотуберкулезного диспансера, все знают об этой ситуации сегодня. О том, что была голодовка, о том, что правоохранительные органы по формальным обстоятельствам возбудили уголовное дело. Я считаю, что такие заказные дела, как и дело Сазыкина, так и дело Гудкова и других депутатов, которые могут появиться в ближайшее время - это все звенья одной цепи.

 

Олег Наумов: Эксперты говорят, что нас ждет жаркая политическая осень, а вы как считаете?

 

Валерий Зубов: У меня есть основания предполагать, что на улице будет жарко. К этому есть предпосылки. Хотя я принадлежу к оппозиционной партии и сам оппозиционер по экономической политике, которая проводится, но издержки уличных баталий для общества всегда очень высоки. Надо стремиться к тому, чтобы была конкуренция в бизнесе, разделение властей, чтобы там диспут шел: надо стремиться к этому. Но, к сожалению, больше предпосылок к тому, что осень будет жаркой.

 

Олег Наумов: Главной предпосылкой к тому, что осень будет жаркой, говорит тот факт, что вместо диалога с оппозицией власть, к сожалению, избрала путь силы, преследования  лидеров оппозиции. Это приведет лишь к усилению противостояния и, безусловно,  негативно отразится на экономике и перспективах развития страны в целом. Из России бегут и люди, и капиталы. Главной причиной, заставляющих человека принять решение покинуть Россию, является банальное отсутствие перспектив на лучшее будущее.  Капитал и инвестиции продолжают утекать из России, несмотря на высокие цены на сырье и кажущуюся привлекательность российского рынка. Бегство капиталов из страны - это признак недоверия к отечественной правовой системе, поддержке властью близкого ей бизнеса, действия по принципу: своим - все, остальным - закон.

 

«ОРЕН-ТВ»

15 сентября 2012 г.