Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Каким должно быть общественное телевидение, и чем оно должно отличаться от существующих телеканалов? Олег Наумов и вице-президент «Медиа Союза» Елена Зелинская в программе «Диалог» на телеканале «Орен-ТВ».
опубликовано: 28-04-2012

Олег Наумов: Президент России Дмитрий Медведев подписал указ о создании в стране общественного телевидения. Планируется, что общественный телеканал заработает с 1 января 2013 г. и войдет в первый бесплатный пакет цифровых каналов, а это означает, что его сигнал можно будет принимать на территории всей России.  Создание общественного телевидения стало своеобразным ответом президента на массовое движение протеста после декабрьских выборов в Госдуму. Новый канал призван отражать общественные мнения. Для этого необходимо обеспечить его независимость от государства. В указе президента говорится о создании Общественного совета для контроля работы нового телеканала, формировать его будет Общественная палата полностью лояльная власти, начальника телеканала будет назначать сама власть. Существовать телеканал, по крайней мере, на первом этапе также будет на средства, так или иначе полученные от власти. Все это заставляет экспертов сомневаться: будет ли новый телеканал действительно независимым. Будет ли он общественным на деле, а не на бумаге?

В мире существуют самые разные формы собственности на телевидение: и государственное, и частное, и общественное. Каким должно быть общественное телевидение в России,  и чем оно должно отличаться от тех телеканалов, которые уже сейчас существуют?

 

Елена Зелинская: Что такое общественное телевидение? Это экономическая модель, на самом деле. Мы уже двадцать лет живем на фундаменте закона о печати, и в общем, выучили уже за это время, что независимость может быть только одна - экономическая. Так вот, общественное телевидение - это телевидение, которое зависит только от денег налогоплательщиков, от денег своего зрителя. В самых разных вариантах: в Англии - это абонентская плата, в Финляндии - это налог на телевидение. В любом случае каждый житель страны платит какую-то денежку. Если нас такое телевидение устраивают, то эксперты уже подсчитали, что это будет стоить около 40-43 евро в месяц. Я себе не представляю, чтобы сегодня обычный житель нашей страны, без особых изысков, пожелал платить за телевидение. И дело не в том, что у нас нет такой привычки, или мы такие жадные, или мы такие бедные. Вовсе нет. Сегодня наше телевидение предоставляет просто колоссальный спектр выбора. Хочешь про животных – смотри про животных, хочешь ребятам о зверятах - смотри ребятам о зверятах. Хочешь просвещение - смотри просвещение, хочешь детективы - включай детективы, хочешь культуру – включай канал культура. Все что хочешь. Хочешь политику, так и политика у нас через край льется. Выбор настолько широк, что я не понимаю, с какого перепуга наш зритель пойдет платить еще за что-то.

Ирина Зацепина, заведующий кафедрой электронных СМИ факультета журналистики ОГУ: Мы еще не вступили в эту эпоху, только вступаем, а многие страны ее уже прошли. И там сейчас ведутся споры, допустим,  в Великобритании народ не очень хочет платить абонентскую плату. Там существует даже наказание, на трое суток, по-моему, сажают, кто периодически не платит. То есть, довольных всем не бывает, всегда есть недовольные.

 

Иван Охлобыстин, актер: Зачем еще одно телевидение? Вложитесь в «Звезду», в «Дождь», сделайте приличным НТВ, чтобы дети не боялись его включать. Много можно сделать, зачем дополнительное распыление? Мы все время хотим построить новую баню, не отремонтировав дом. Мне кажется, это чушь!

 

Олег Наумов: Разговоры о необходимости создания общественного телевидения идут давно. Как вы считаете, почему именно сейчас президент Медведев подписал соответствующий указ?

 

Елена Зелинская: Двадцатый раз. Двадцатый раз пишут проект общественного телевидения. Восемь раз это уже решалось, чуть ли не на государственном уровне. Почему зашли разговоры об этом именно сегодня? Да бог весть. Может, это ответ на естественные требования гражданского общества быть более представленным на каналах. Или это прощальный  подарок с красной ленточкой и бантиком хочет уходящий президент нам сделать, трудно сказать. Но факт тот, что разговор этот не просто в пользу бедных, но даже воздух не обогревает. Это абсолютно пустое.   Государство может сделать только государственное телевидение и ничего другого.   Задайте мне вопрос, нужен ли нам еще один государственный канал? Я вам отвечу: а почему нет, пожалуйста. Будет огромное количество денег выделено. Можно поделить, можно создать много новых рабочих мест для журналистов, что неплохо. Будет ли этот канал чем-то отличаться по качеству, по общественной представленности? Это вопрос чисто тактический. Будет ровно настолько, насколько этого захотят люди, которые им владеют.

 

Олег Наумов: У ведущих телеканалов: первый, второй, НТВ, все новостные программы посвящены власти, и доводится только  точка зрения власти. И те люди, которые инициируют создание общественного телевидения, рассчитывают на то, что на этом канале будут доведены разные точки зрения, и не власти, а общества.

 

Елена Зелинская: На сегодня у нас есть документ, в котором черным по белому сказано: существовать это телевидение будет на деньги из бюджета. Главного начальника этого канала будет назначать президент, и даже вот эту ширму в виде общественного совета, эти 17 человек, которые будут тратить свое время на эти заседания, даже этих людей будет назначать президент. Так чем это будет отличаться от ВГТРК? Я уж не говорю о том, что этих советов я в своей жизни насмотрелась. Я могу даже заранее сказать, как он будет выглядеть. Будут заседать несколько священников, чтобы все конфессии были представлены. Пара поэтов, которые написали 70 книг, и которые никто не читал, Михалков, Бурляев, еще пара актеров, которых помнят только наши бабушки, и депутаты. Ну вот я уже набрала 17 человек. И еще обязательно посадят какого-нибудь рокера, чтобы в ногу со временем. Ну вот собственно и все.

 

Олег Наумов: Если новое общественное телевидение не будет отличаться от ВГТРК, то оно нам действительно не к чему. Ведь информационная картинка сегодня на всех ведущих каналах одна и отражает она исключительно точку зрения власти: как хорошо стало жить под мудрым руководством дуумвиров. Но если переключиться на другие программы, то смотреть, за небольшим исключением, тоже нечего. Навязывается вульгарщина под прикрытием, что народ именно это и хочет смотреть. Как вы считаете, каких программ сейчас не хватает российскому зрителю?

 

Елена Зелинская: Совершенно очевидно, сегодня у нас совершенно нет детских программ. Нет детского телевидения. Это реальная проблема. Я считаю, что она ключевая, и вместо того, чтобы заниматься вот этой ерундой с общественным телевидением, надо создать нормальное хорошее детское вещание. И потратить средства не на отдельный канал, а на социальную поддержку детских программ на самых разных каналах. 

 

Олег Наумов:  Мы имеем уже какую-то телевизионную историю в нашей стране. За двадцать лет появились новые каналы, и какое-то время многие каналы были частными. Теперь формально они по-прежнему частные, но фактически все подчиняется, так или иначе, государству.

 

Елена Зелинская: Реально влияние, если оно есть, потому что мы не можем говорить ни о чем определенно, только у трех крупных каналов. Все остальные небольшие каналы, они довольно разнообразны. И сегодня мы можем с уверенностью сказать, что у нас очень хорошее телевидение. И по части развлекательного телевидения, и кинопоказа, и сериалов, и даже новостных программ. У нас очень качественное телевидение. Оно не отличается в худшую сторону от мирового уровня. И так же политика, в последнее время она как грунтовые воды поднялись и стали прорываться все больше и больше. И мы видим мнение гражданского общества сейчас не только в интернете или в газетах. Или на маленьких каналах.  Мы видим и на больших экранах. Сказать, что так тотально держится все телевидение - это было бы неправдой. Да, ВГТРК - это государственный канал. Такой канал должен быть, без сомнения. Другое дело, что у него тоже какая-то сложная форма собственности. Если это государственный канал, то на нем по идее не должно быть рекламы. Ну, бог с ними. Есть и слава богу. Снимают хорошие сериалы, показывают хорошие программы, держат канал «Культура», один из лучших, на мой взгляд, каналов в стране.

 

 Аркадий Пронин, главный редактор «ОРЕН-ТВ»: Да, нам не хватает объективности, мы ее никогда не получим и на общественном телевидении. Тот элемент общественного телевидения, который как мне кажется, присутствует у нас сейчас в открытом телевизионном эфире в России - это так называемый «Евроньюс». Вот, пожалуйста, нетронутая политическими пристрастиями информация, дозированная информация, препарированная информация о том, что происходит в странах Евросоюза, в том числе и в России.

 

Олег Наумов: То, что касается новостных программ. Все каналы, которые можно отнести к частным, они не имеют своих новостных программ. И на самом деле, только та точка зрения, которую допустят, она будет присутствовать на телевидении. Сейчас поднялось народное движение, например, за честные выборы, и в итоге появилось больше возможности у гражданского общества присутствовать на экране. Если этого движение пойдет на спад, то все опять увидим те новостные программы, которые мы видели на протяжении последних 10-15 лет.

 

Елена Зелинская: Сегодня, очевидно, что аудиторию интересует реальная жизнь страны: экономическая, политическая, духовная. И телевидение уже не в силах от этого уйти. Просто не в силах. При этом у нас плохо работающие, но либеральные законы: закон о свободе слова, о вероисповедании - это комплекс либеральных законов. Криво ли, косо ли, но все равно мы на этом фундаменте стоим. И на этом фундаменте выстроены наши СМИ. И у нас присутствует конкуренция между СМИ, даже если они принадлежат одному владельцу. Они все равно конкурируют за рекламодателя, за зрителя, за аудиторию, за долю, за рейтинги. Эта конкуренция идет, и в конечном итоге они борются за внимание зрителя. В этом смысле все зависит от зрителя. Вы правильно сказали, что в стране началось какое-то движение, люди стали задавать вопросы, и они хотят получать ответы.  И конечно, те СМИ, которые по-прежнему будут долдонить то, что они делали на протяжении тех лет, когда зрителю этого хватало, они просто вынуждены будут меняться.

 

Олег Наумов: Какие проблемы сейчас наиболее актуальны для нашего телевидения и что надо сделать для их решения?

 

Елена Зелинская: Нам, конечно, не хватает квалифицированных кадров. Операторы, режиссеры, сценаристы - вот этого всего у нас катастрофически не хватает. У нас не хватает школы. У нас не хватает на факультетах журналистики самых разных направлений, которые готовили бы людей именно по этим направлениям. Художники, дизайнеры, сценаристы - это самая страшная лакуна.

 

Аркадий Пронин, главный редактор «ОРЕН-ТВ»: Главная проблема - это экономическая зависимость всех российских телеканалов в первую очередь от власти или от собственника. Есть очень мало примеров в России, когда телевизионные или радиоканалы или газеты существуют на свои собственные заработанные деньги, и программная политика этих СМИ никоим образом не отличается от своих собственных представлений о том, что должен делать по-настоящему журналист. Эти редакции - это исключение из правил сейчас у нас в России.

 

Ирина Зацепина, заведующий кафедрой электронных СМИ факультета журналистики ОГУ: Проблема зависимости от власти и ангажированности - это проблема не только нашего телевидения. Это проблема телевидения всего мира. Насколько тот или иной канал меньше зависит или больше - это вопрос риторический. И ответ найти на него сложно. Я мало верю в то, что общественное телевидение решит какие-то наши проблемы, хотя честно говоря, очень бы хотелось.

 

Олег Наумов: Так  или иначе, раз президент направил законопроект в Госдуму, а в Госдуме большинство из «ЕР», то закон будет принят, и общественное телевидение в этом виде у нас будет. Какая будет судьба его?

 

Елена Зелинская: Во-первых, не факт. За последнее время столько лихорадочных инициатив было объявлено, потом они на наших глазах или скукоживались, или менялись, или вовсе куда-то исчезали. Поэтому от решения до исполнения дистанция огромного размера. Не говоря о том, что в рамках выборной кампании было сделано столько обещаний, что наверно трех бюджетов не хватит, чтобы все выполнить. Найдутся ли на это средства, смогут ли собрать коллектив под это? Так что не факт, что все это получится.

 

Олег Наумов: Большинство экспертов сомневается в том, что новое начинание президента осуществится. А некоторые прямо говорят, что это очередная профанация реформ. Между тем существуют реальные проблемы российского телевидения. В 90-е годы ведущие телеканалы, кроме ВГТРК были частными. Это обеспечивало конкуренцию и разные точки зрения. Поэтому телеканалы представляли весь спектр общественного мнения. Сегодня у всех ведущих телеканалов, которые смотрит абсолютное большинство населения страны, один хозяин и одна точка зрения. Дело дошло до фактической политической цензуры тайных списков лиц, доступ которых на центральные каналы запрещен. С другой стороны, за исключением телеканала «Культура», российскому телезрителю навязывают дешевые стандарты, прямую вульгарщину, под старым тезисом «пипл хавает» и молчит. Сегодня наше общество перестало молчать и требует от власти честных выборов, очищения от коррупции, уважения прав народа. Обеспечить это способна только открытая честная конкуренция и в политике, и в экономике. Такая конкуренция должна быть и на телевидении. Сделать это невозможно созданием Общественного телеканала, на деле зависимого от государства. Необходимо, чтобы ведущие существующие телеканалы стали независимыми от государства и отражали весь спектр мнений российского общества. Пойти на это власть способна только под давлением граждан, и чем сильнее будет это давление, тем быстрее это случится.

 

«Орен-ТВ»

28 апреля 2012 г.