Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Как совместить стремление человечества больше добывать, строить, производить и необходимость сохранения природы? В каких формах сегодня выражается нарушение экологического равновесия? Олег Наумов и эколог, председатель фракции «Зеленая Россия» партии «Яблоко» Алексей Яблоков в программе «Диалог» телеканала «Орен-ТВ».
опубликовано: 24-03-2012

Олег Наумов: По природному календарю на этой неделе в северное полушарие наконец-то пришла настоящая весна.  Принято считать, что каждый год 21 марта - в день весеннего равноденствия  меняется биологический ритм планеты и начинается обновление природы. Более сорока лет назад, в 1971 году, Генеральным секретарем ООН этот день, 21 марта, был провозглашен как Всемирный День Земли.

В этот день все население планеты должно вспомнить, что Земля - это наш общий дом, который надо содержать в порядке. Человеческая деятельность оказывает существенное и часто не всегда благоприятное влияние на жизнь планеты. С каждым годом нас, землян, становится все больше. Совсем недавно родился семимиллиардный житель планеты. И это замечательно. Но чем больше жильцов в доме, тем внимательнее они должны заботиться о том, чтобы не завалить хламом и не разрушить свой дом. День Земли должен стать напоминанием об экологических катастрофах, которые происходят по нашей халатности и недомыслию, которые уносят жизни тысяч людей. Ежегодно в честь Дня Земли, в штаб-квартире ООН, расположенной в Нью-Йорке звонит Колокол мира: люди, от вас зависит жизнь вас и ваших детей на этой планете.

Человечество все время стремится к тому, чтобы повышать качество жизни. А для этого надо строить дороги, жилье, электростанции, то есть вторгаться в природу, а тем самым ухудшать экологию и вредить самим себе. Как выходить из этого порочного круга?

 

Алексей Яблоков:  Действительно порочный круг. Проблема вот в чем. На протяжении одного - двух поколений людей, с 50-х годов до настоящего времени численность людей на планете увеличилась, чуть ли не втрое. Огромное давление, которое человечество оказывает на биосферу, на природу - это причина всего. И прогнозы очень неблагоприятные. С моей точки зрения, где-то в 60-м году случилось очень важное событие: человечество и наши домашние животные и сельскохозяйственные растения - биомасса человечества стала больше, чем естественная биомасса на суше. С этого момента человек вроде бы должен был взять все под контроль. И как добрый хозяин в доме, кстати, экология - это наука о доме, должен был бы начать как-то действовать. К сожалению, не получилось, и, похоже, не получится. Мы перешли экологическую емкость. Емкость среды. Нельзя в один ящик или в один дом запихнуть больше, чем это можно. Вот нас уже больше, чем можно.

 

Олег Наумов: Ученые говорят о нарушении экологического равновесия. В каких формах оно  выражается?

 

Алексей Яблоков: Что такое окружающая среда? Это биоразнообразие, это геологическая среда, это гидросфера, это атмосфера. Значит, воздух, вода, земля, ну и биосфера, в узком смысле это живая природа, которая окружает нас с вами. По всем этим сферам происходят видимые, фиксируемые опасные изменения. Во все время  эволюции Земли «сумма жизни» - смешное, может непонятное выражение, которое придумал Дарвин, «сумма жизни» все время росла. То есть видов становилось больше и больше. Это многообразие определяет устойчивость. Так вот это биологическое многообразие стало сокращаться. Сейчас уже в пресноводных экосистемах: в реках, озерах на 10% меньше видов, если в среднем по миру брать, чем было 40-50 лет тому назад. Меньше птиц, меньше млекопитающих, меньше насекомых. Всего того, о чем мы говорим - живая природа - стало меньше. Изменилась атмосфера. В атмосфере стало больше всякого рода загрязнений. Промышленность каждый год производит и выбрасывает в атмосферу и в воду около 100 тысяч новых соединений. Предположим, что большинство из них не особенно опасно. Но какие-то очень опасны. Например, ДДТ, который изобрели в 50-е годы. Это было эффективнейшее средство борьбы с с\\х вредителями, средство оказалось таким устойчивым и так загрязнило окружающую среду, и так на нас с вами влияет, меняя иммунитет, вызывая  раки и т.д., что ДДТ в 70-х годах запретили. Но оно всюду есть. Потому что сохраняется. Оказалось, что сохраняется очень много химических веществ в разных сочетаниях, иногда давая синергетический эффект. Это когда порознь они не особенно опасны, а вместе многократно опасны. Один плюс один получается не два, а, например, двадцать два. Настолько эти соединения становятся опаснее.

 

Олег Наумов: По мнению ученых экологические проблемы в развитых и развивающихся странах разные. Россия в этом смысле больше похожа на развивающуюся страну. Грязное производство активно размещается на нашей территории, за состояние очистки на вредных производствах спрос не обременительный, число экологических происшествий, а то катастроф растет год от года. Причем, Оренбуржье входит в десятку самых загрязненных территорий России.  

 

Сергей Левыкин, заведующий лабораторией агроэкологии и землеустройства Института степи Уральского отделения РАН: Если говорить о какой-то специфике, природоохранной и экологической специфике Оренбуржья, то я бы выделил влияние газопромышленного комплекса, и нефтедобычи. Мы где-то 20 млн тонн нефти добываем, и перерабатываем много газа.  Воздействие этого использования углеводородов очень сильно влияет на все: и на землю, и на экосистему, в том числе и на людей. Планируется в ближайшее время погасить факела, но пока они горят, я проезжая не видел, чтобы их стало меньше. Но такая программа есть, что в 10-15 ближайших лет попутный газ прекратить сжигать.   

 

Олег Наумов: Ушли в прошлое испытания ядерного оружия. Когда-то от него сильно пострадало человечество.  У нас в оренбургской области известен Тоцкий полигон, где люди пострадали. Но сейчас с этим покончено. Но во многих странах работает мирный атом - электростанции, крейсеры. Насколько сильно атомная индустрия влияет на состояние экосистемы планеты?

 

Алексей Яблоков: Буквально две недели назад у меня вышла книга « За и против атомной энергетики». Спор с атомщиками. В виде диалога текст о том, что говорят атомщики, и то, что мы, экологи.  И я прихожу к выводу, что мирный атом меняет экосистему, и меняет очень серьезно. Даже нормально работающая атомная индустрия. Например, даже нормально работающая атомная электростанция берет невероятное количество воды для охлаждения. Много больше, чем любая другая электростанция. И в некоторых местах, например, во Франции, в жаркие годы атомные станции останавливаются, потому что не хватает воды. А проблема с водой - это очень серьезная проблема. Все последние доклады ООН говорят: одна из форм экологического кризиса - это недостаток пресной воды в мире.

Волей-неволей мы должны вспомнить о Чернобыле и Фукусиме. Я к тому, что атомная энергетика неизбежно опасна.  Нет безопасных атомных реакторов. Ну, допустим авария на Чернобыле - следствие плохой работы инженеров, плохой дисциплины. Но Фукусима? Дизайн американский, дисциплина японская, идеальная, а все-таки случилось. Это еще раз показывает, что безопасных атомных станций нет. То же самое и с атомной подводной лодкой. Это безумие, что мы делаем с океаном. Я в своей книжечке привожу примеры скрывавшихся,  потому что все это военное, секретное, атомных аварий на подводных лодках. Мало не покажется. Это может самая опасная по последствиям технология, которую придумало человечество. Мы не созрели для этого. Мы как дети, которым дали в руки спички. Да, спички не виноваты в том, что дом горит. И дети не виноваты. Виноваты те, кто дал эти спички детям. Так вот мы, человечество, как дети, которые получили атомные спички в руки.

 

Сергей Левыкин, заведующий лабораторией агроэкологии и землеустройства Института степи Уральского отделения РАН: Не бывает так в цивилизации, чтобы какой-то прорыв не имел каких-то издержек. Ядерная энергия дает кучу плюсов. Это компактность, меньше отходов, мы видим только коробочку радиоактивной золы. Ученые говорят, что при соблюдении всех технологий это безопасно. Но бывают Чернобыль, Фукусима и прочие вещи. Но, я думаю, что все-таки отказываться от этой энергии не стоит. Почему? Потому что, во-первых, технологии совершенствуются, во-вторых, люди учатся на своих ошибках. Я думаю, строить надо, новые технологии, больше контроля, здравого смысла и больше ответственности. Думаю, процентов 15-20 от общего количества энергетики пусть будет ядерная энергия.

 

Олег Наумов: Другая экологическая проблема - разрушение озонового слоя, «озоновые дыры». Мировое сообщество объединилось в борьбе с этим. Насколько успешно?

 

Алексей Яблоков: Это первый случай в современной истории человечества, когда оно действительно объединилось и приняло хоть какие-то меры для того, чтобы вот эту угрозу истощения озонового слоя, как-то решить. Почему объединилось? Ущерб измеряется. Больше становится ультрафиолета, больше раков кожи, других   заболеваний. Почему? Потому что фреоны, которыми были набиты наши холодильники, такие хорошие и дешевые, которые были в баллончиках всюду, эти фреоны, поднимаясь вверх, разрушают озоновый слой, а там ведь немного надо. Стратосфера очень разрежена. И поэтому даже очень маленькие количества какого-то дополнительного вещества могут резко поменять всю эту устоявшуюся систему. Так и получалось: фреоны, поднимаясь наверх, истончали озоновый слой, и так не особенно толстый. А озоновый слой - это наша защита от губительного ультрафиолетового излучения. Так вот: была Монреальская конференция, был Монреальский протокол, по которому все страны, выпускающие фреоны, должны потихонечку перейти от фреонов к другим хладагентам. Получилось! Это был действительно расчет, когда политики поверили ученым. И, слава Богу, что поверили. Потому что сейчас та проблема, которая угрожала жизни на Земле двадцать лет тому назад, отодвинулась.

 

Олег Наумов: Во многих регионах мира  гибнут леса  и от хищнической вырубки и от кислотных дождей. Насколько  сокращение лесного покрова влияет на экосистему?

 

Алексей Яблоков: Сокращение лесного покрова это одно из самых сильных влияний на экосистему Земли. Мы находимся в более-менее приличном состоянии, потому что страна лесная, и надо приложить много усилий, чтобы вырубить лес. Хотя эти усилия предпринимаются, к сожалению, лес вырубается колоссальными темпами, которые и не снились ни в Советском Союзе, ни в царское время, и лесовосстановление за этими темпами не успевает. Помогает немного другое. Помогают заброшенные с/х земли. Сегодня оказалось, что нам не нужно такого количества земель для производства с/х продукции, кстати, экологи давным-давно, еще 30 лет назад говорили, что сельское хозяйство можно вести на меньших территориях. Практически так и получилось. Рухнуло сельское хозяйство колхозно-совхозное, обрабатываемых земель стало примерно на 30% меньше. 20% примерно уже заросли лесом. Это плохая экономическая модель, это неправильно, что освоенные территории зарастают лесом. Но с точки зрения экологии зарастающий лес дал нам дополнительный кислород, убрал углекислого газа, который наша промышленность в невероятном количестве производит. В мире ситуация хуже. Потому что  эти самые богатейшие тропические леса, Амазонка, Индонезия, весь пояс тропических лесов вырубается нещадно. Сначала они вырубались просто для древесины,  сейчас для того, чтобы на расчищенных местах сажать быстрорастущие культуры, которые будут давать биотопливо для того, чтобы бегали машины.  Короче говоря, вырубка лесов - это страшное дело. Но человек здесь тоже подсуетился и что-то делает. За последних несколько лет площади лесов в Европе стали расти. Не уменьшаться, а расти. За счет искусственного возобновления.

 

Сергей Левыкин, заведующий лабораторией агроэкологии и землеустройства Института степи Уральского отделения РАН: Вот этот экстенсивный путь развития сельского хозяйства привел к тому, что аграрным предприятиям нужно все больше земли. Чем больше использовать и меньше вкладывать, считается, что себестоимость пшеницы дешевле. По этому пути шли десятки лет, и мы вернулись на этот путь в нулевые годы. То есть была проблема в 90-е, когда земли много не использовалось, и вместо того, чтобы сделать более сбалансированной программу использования земель, то есть лучшим землям дать удобрения, технику хорошую, а худшие земли использовать под животноводство, такой программы мы не увидели. Мы увидели целину номер три. Опять все вспахано, распахано. Идет почвозатратное  землепользование. То есть каждый год, мы гумуса съедаем больше, чем отдаем его с растениями. Да, аграрные ученые много предлагают технологий, но пока это на уровне отдельных хозяйств и экспериментальных полей. По большому счету, мы проедаем свою землю.

 

Олег Наумов:  В весеннее равноденствие в мире празднуется день Земли. В свое время группа «Земляне» пели: «Прости, Земля, но люди найдут пути, тебя спасти, себя спасти». Верите ли вы в то, что человечество найдет пути себя спасти?

 

Алексей Яблоков:  Нет. К сожалению, эта невероятно распространенная точка зрения  у технарей и у политиков, что кризисы бывали и раньше, и всегда человечество находило что-то такое, что эти кризисы преодолевало. Римская империя, или еще раньше, во времена каменного века, всегда эти кризисы преодолевались. Так вот раньше не было того, с чего мы начали: численность не вырастала так стремительно, и человек не становился доминирующей и определяющей силой во всем. Никогда раньше такого не было. На нас эти изменения численности и увеличения давления на планету должны были вызвать адекватную реакцию: мы должны были начать управлять этими процессами. Но у нас не получается. Поэтому, какими бы новыми технологии не были, электромобили, новые виды энергии и т.д., не вернемся мы к богатой земле. Не сможем обеспечить доброкачественную, благополучную жизнь для этого растущего человечества. Никакие новые технологии на этом фоне самоуничтожения нас не спасут.

 

Олег Наумов: Алексей Владимирович Яблоков - основатель и руководитель разных экологических общественных организаций, всю свою жизнь посвятил изучению экологии. Он очень хорошо знает состояние экологии в нашей стране и в мире, наверное, поэтому его ответ столь пессимистичен. Сейчас, когда взрываются атомные электростанции, по рекам и морям разливается нефть, исчезают целые лесные массивы, человек обязан задуматься о том, что же останется на нашей планете? Смогут ли наши внуки насладиться пением соловья, запахом цветущей черемухи, смогут ли солнечным днем искупаться в реке, а зимой слепить снеговика из чистого снега? Это зависит от нас с вами, от нашего деятельного участия в защите природы. И очень важно, что меняется сознание людей, в стране создается все больше «зеленых» обществ, экологических организаций и партий. Я все-таки оптимист, и верю в то, что нам по силам и мусор убрать за собой после пикника, и заставить владельцев предприятий раскошелиться на очистные фильтры.  Ведь последние события показали, что у нас активно формируется гражданское общество, а значит, сохраняется надежда.

 

«Орен-ТВ»

24 марта 2012г.