Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Кто из кандидатов способен реализовать программу протестного движения? Надо ли перераспределять власть от президента парламенту и от федерального центра в регионы? Об этом в программе «Диалог» телеканала «Орен-ТВ» говорят Олег Наумов и директор по макроэкономическим исследованиям Высшей школы экономики Сергей Алексашенко.
опубликовано: 23-02-2012

Олег Наумов:  До выборов президента страны остается всего неделя. Кандидаты отстаивают свои программы. Обычно главными в выборных программах становятся социальные и экономические темы. Но на этот раз на первый план вышла политика. Разгневанные горожане после нечестных парламентских городов вышли на улицы и предъявили свои политические требования власти: изменения избирательного законодательства, проведения новых выборов, обеспечения политической конкуренции. В условиях, когда мировые цены на нефть и газ обеспечивают относительное благополучие не удивительно, что люди вспомнили о своем достоинстве, о том, что по Конституции российский народ является источников власти, а не продажная вороватая армия чиновников. В стране растет протестное движение, но у протестующих нет своего кандидата в президенты. Как вы считаете: кому достанутся их голоса?

 

Сергей Алексашенко: Сама постановка вопроса, что у них должен быть единый кандидат в президенты неправильна, ведь люди, которые выходят на протестные акции хотят честных выборов. Честные выборы это доступ кандидатов к политической борьбе. Т.е. свобода регистрации кандидатов в президенты, свобода регистрации политических партий, равный доступ к СМИ, равные права в агитационной кампании и честный подсчет голосов, а выиграет тот, кто наиболее популярен. А выиграть может кто угодно. Политики, которые участвуют в протестном движении, потом будут соревноваться между собой, будут конкурентами. Но для начала они хотят обеспечить равные условия для всех. После этого они будут конкурентами, и они не собираются выдвигать единого кандидата.

 

Олег Наумов: Избирательная кампания выходит на финишную прямую. С каким счетом подошли к ней кандидаты сказать трудно. От российских социологических служб ждать объективной информации не приходится: их уже не раз уличали в подыгрывании кандидатам от власти. Но по общим ощущениям впереди Владимир Путин и главная интрига состоит в том, сможет ли он в первом туре набрать больше 50% голосов. А если будет второй тур, кто станет соперником Путина? Сейчас действующий президент Медведев готовит целый ряд законопроектов о пересмотре избирательного законодательства. В частности, об упрощении регистрации партий, введении прямых выборов губернаторов и ряд других. Вместе с тем, что ожидать, если скажем, президентом станет Путин? Он будет все это проводить? Ведь те, кто сейчас составляют ядро протеста, они как раз этого ждут. И они по этим ответам будут решать за кого голосовать на предстоящих выборах.

 

Сергей Алексашенко: Я думаю, что на этот вопрос вам сегодня никто не ответит. Боюсь, что даже президент Медведев, который инициировал эти законопроекты, не знает окончательного ответа. Есть как минимум два вопроса, по которым сохраняется неопределенность. Первое, это то, что назвали президентским фильтром на выборах губернаторов. Изначально, в своем выступлении перед Федеральным Собранием президент Медведев сказал, что будет некий президентский фильтр, и что президент будет решать допускать кандидатов до выборов или нет. В законопроекте, который внесен в Госдуму этого нет. И в последнее время президент Медведев на эту тему ни разу не говорил. Но вот кандидат  в президенты Путин говорит что такой фильтр нужен. Это на самом деле важно. Либо у нас не будет отбора, и сами люди будут обозначаться, потому что они хотят биться за губернаторское место. Либо у нас президент будет решать, кому разрешить участвовать в этой гонке, а кому не разрешить. Тогда это мало чем будет отличаться от сегодняшних выборов. Второй вопрос, касающийся политических партий. Президент Медведев сказал 500 человек на страну, а сейчас говорят – нет 500, это мало. Давайте 5 тысяч. А в Госдуме говорят, нет, президент Медведев сказал 500 человек, но на каждый регион, а нужно в половине регионов, соответственно это 22 тысячи. Поэтому мне кажется, относительно этих законов о политической реформе еще точка не поставлена.

 

Олег Наумов: Что касается допуска партий к участию в выборах, Борис Немцов предлагает вернуться к залогу. Как вы к этому относитесь?

 

Сергей Алексашенко: Как одна из форм обеспечения участия, я считаю это нормально. Я считаю, что принцип здесь очень простой. Может быть и сбор подписей, и залог, можно придумать и какие-то другие формы. Проблема в том, что не должно быть чиновников по фамилии Чуров, или Иванов, Петров, Сидоров, которые в своем решении будут говорить -  нет. Вот подписи у вас может быть и правильные, но вот здесь в примечании написано, у вас написано не тем шрифтом, что надо писать курсивом, а у вас без курсива. И на этом основании партия не допускается к выборам. А вот залог это вещь, которую нельзя оспорить. Сегодня его внесли, он есть, он на счете Центризбиркома. А все, что связано со сбором подписей и проверкой, которую нельзя обсудить ни в суде, нигде - это основание для того, чтобы не допускать политическую конкуренцию.

 

Олег Наумов: Еще один вопрос, о котором сейчас говорят, это перераспределение полномочий от президента к парламенту. Говорят о том, что власть у президента чуть ли не самодержавная и надо вносить изменения в Конституцию страны. И тут у каждого из кандидатов свои предложения.   Скажем, Миронов говорит о необходимости утвердить такую норму, при которой Госдума назначала бы и премьера и министров. Путин предлагает вернуть Госдуме полномочие в утверждении Счетной Палаты. Жириновский тот вообще говорит о необходимости перехода к парламентской республике. Как вы считаете, стоит ли урезать полномочия президента в пользу парламента?

 

Сергей Алексашенко: Я считаю, что в России перераспределение полномочий в пользу парламента оправдано только в одном случае, если в России будет реальная политическая конкуренция и больший спектр политических взглядов будет представлен в Госдуме. Потому что давайте говорить откровенно: в нынешней ситуации, когда у представителей «Единой России» больше 50% мест в Госдуме, когда представители «Единой России» являются и президентом и премьер-министром, как между ними полномочия не перераспределяй, результат будет тот же самый. Поэтому, шаг правильный, я за то чтобы полномочия парламента расширялись, но нужно понимать, что это второй шаг, а не первый. Я бы с осторожностью относился сейчас к тому, чтобы менять Конституцию, и говорить о том, что президент у нас обладает суперполномочиями. Мне кажется, нужно пожить лет сто при нынешней Конституции, чтобы понять нужно ограничивать власть президента или нет.

 

Олег Наумов: Сегодня уже все кандидаты в президенты говорят о необходимости перераспределении полномочий и доходов бюджета в пользу регионов. В какой степени это необходимо?

 

Сергей Алексашенко:  Мне кажется, что деньги нужны в первую очередь на местном уровне, в местном самоуправлении, там где решаются проблемы и конечно деньги нужно забирать у федерального центра. Потому что та бесконтрольность и тот объем денег, который есть у федерального центра, позволяет ему финансировать госкорпарации, позволяет готовить нереальные планы 20-ти триллионных военных расходов. Значит, денег очень много если строятся такие программы.

 

Олег Наумов: Борьба с коррупцией одна из самых выгодных тем этой предвыборной гонки. Скажем Миронов говорит о том, что надо коррупцию приравнять к   измене родине. А тот же Путин говорит, что мы справились с олигархами, справимся и с коррупцией. Все-таки есть ли у кого-то из кандидатов реальный план искоренения коррупции в России?

 

Сергей Алексашенко: Я думаю, что сегодня такого плана нет ни у одного из кандидатов в президенты. Меня радует одно: есть соседняя страна Грузия, в которой при президенте Саакашвили коррупцию победили за 6-7 лет достаточно решительно и бесповоротно. И на сегодня Грузия является примером радикальной победы над коррупцией за достаточно короткие сроки. Меня радует, что буквально на днях Всемирный банк опубликовал доклад о том, как Грузии победили коррупцию и в конце февраля этот доклад будет опубликован на русском языке. Поэтому тот кандидат, который станет президентом, будет иметь возможность после выборов прочитать, как бороться с коррупцией. И не нужно думать, что Россия это единственная страна, которая столкнулась с этой проблемой, и никто и никогда ее не решал. Мы все хорошо понимаем, что Грузия - это страна, которая была коррумпирована уж точно не меньше, чем Россия. Главное в этом вопросе – политическая воля и желание лидеров государства с этой проблемой справиться. Тогда это можно сделать.

 

Олег Наумов: Еще одна очень важная, на мой взгляд, тема это реформа судебной системы. Но почему-то ни у кого из кандидатов нет целостной программы по этой реформе.  

 

Сергей Алексашенко: Я бы сказал даже жестче. Нам нужно построение заново судебной системы, на новых принципах. Потому что та судебная система, которая существует сегодня, она не защищает права граждан, она не обеспечивает равенства всех перед законом, она не пользуется авторитетом у граждан нашей страны. И мне кажется, вы правильно подметили, что кандидаты в президенты уделяют этой теме слишком маленькое внимание. Мне кажется, вообще закон, право, правоохранительные органы - это ключевой вопрос для развития нашей экономики. Ведь экономика базируется на договоре, контракте. Подписывая договор, стороны понимают, что если одна из сторон не исполнила его условия, значит можно идти в суд и там обеспечить справедливость. Если вы понимаете, что у вас нет гарантии исполнения контракта другой стороной, это вносит всевозможные риски, делает бизнес менее выгодным, гораздо более дорогим в смысле издержек и менее эффективным, проигрывающим в конкуренции. Мне кажется, что в деле реформирования судебной системы нужно будет пойти гораздо дальше, чем это нам сегодня представляется.

 

Олег Наумов: Зюганов - коммунист, Миронов - социал-демократ, Прохоров - либерал. А Путин и Жириновский - это кто? И вообще правомерна ли такая постановка вопроса?

 

Сергей Алексашенко: Мне кажется, что та трактовка, которую вы дали верна с большой долей условности. Да, Зюганов коммунист, но его программа скорее социал-демократическая. В ней есть какие-то завиральные идеи но в целом это нормальная социал-демократическая программа, ориентированная на бедные слои населения с большой долей популистских обещаний, усилить роль государства и т.д. И на самом деле программа Миронова не сильно отличается от программы Зюганова. Мне кажется это большая ошибка Миронова, что он начал конкурировать за электорат Зюганова с теми же лозунгами. Поэтому, я между ними большой, содержательной разницы не вижу. Жириновский работает на маргиналов. Его электорат это люди, для которых важнее крики и эмоции, нежели чем рассудок. Электорат Путина это бюрократия, это бюджетники, это военные, это силовики. У них нет политических взглядов. Это люди, которые заинтересованы в сохранении существующей системы, когда государство берет и перераспределяет в их пользу. Это электорат Путина, и это вообще конструкция вне идеологии.

 

Олег Наумов: Сергей Владимирович, вы лично за кого собираетесь голосовать?

 

Сергей Алексашенко: Честно говоря, еще не решил до конца. С точки зрения содержательной социально-экономической программы мне больше нравится Михаил Прохоров. Я считаю, его программа больше всего соответствует моим взглядам. Но, к сожалению, Прохоров в моем понимании слишком слабый акцент делает на необходимости политических реформ. Он не готов двигаться быстро и он считает, что с ними можно подождать. А я считаю, что никакие экономические успехи невозможны без политических реформ. Поэтому у меня выбор в настоящее время либо за Прохорова, либо против всех, что с точки зрения, логики избирательной в первом туре, одно и тоже. В первом туре кандидату для победы надо набрать 50% плюс один голос от всех участвующих в выборах. Поэтому будет мой голос отдан за кандидата, который займет 2,3,4,5 место, или он будет признан недействительным, но будет в избирательной урне, он будет иметь одинаковую силу.

 

Олег Наумов: Если бы в выборах участвовали только экономические состоятельные слои населения, то есть средний класс, наверное, как и Сергей Алексашенко, выбрали бы Михаила Прохорова с его прагматичной социально-экономической программой. Участники движения протеста, наверное, выбрали бы Сергея Миронова, который готов реализовать их программу политических реформ, стать президентом на переходный период, провести политические преобразования, и на их основе через два года выбрать новый парламент и нового президента. Но в выборах участвуют все граждане страны, для многих из них важны популистские заверения о повышении пенсий, о том, что не будет повышения возраста выхода на пенсию, о повышении зарплат учителям, медработникам, бюджетникам. Но и это зависимое от власти большинство все чаще задумывается: не будет ли очередного обмана. Как можно верить тем, кто за 12 лет пребывания у власти не решил ни одной проблемы страны: не сократил коррупцию, не сделал суды праведными, не создал в стране нормальный климат для предпринимательства и экономического развития. Поэтому итоги выборов у нас по-прежнему непредсказуемы.

 

«Орен-ТВ»

25 февраля 2012 г.