Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Как России интегрироваться в мировую экономику? Следует ли пересматривать итоги приватизации? Как улучшить инвестиционный климат и перейти от сырьевой экономики к инновационной? Об экономических программах кандидатов в президенты в эфире телеканала «Орен-ТВ» говорят автор и ведущий программы «Диалог» Олег Наумов и директор по макроэкономическим исследованиям Высшей школы экономики Сергей Алексашенко.
опубликовано: 18-02-2012

Олег Наумов: Участие кандидатов в президенты в прямых дебатах во многих демократических странах -  непреложный закон. В этих дискуссиях политики, претендующие на президентское кресло, отстаивают свои программы, а зрители выбирают, какая программа им ближе и кого из кандидатов следует поддержать.

В России решили не отставать, и обязательность дебатов прописали в законе о выборах. Но вот фаворит гонки, Владимир Путин, отказался лично участвовать в дебатах, мол, дел много, недосуг, и присылает вместо себя доверенных лиц. Сам же предпочитает встречаться с подготовленной публикой, отвечать на подготовленные вопросы и раздавать обещания. Кроме того, каждый понедельник какая-нибудь газета печатает его новую статью. Путин пишет о том, как хорошо мы будем жить в России, если 4 марта проголосуем за него. Например, в своей статье в газете «Известия» Владимир Путин высказывает намерение сделать экономику более современной, свободной, конкурентоспособной. Но как это сделать? России надо слезть с нефтегазовой иглы - об этом говорят все кандидаты, но есть ли у кого-то из них реальный план как это сделать?

 

Сергей Алексашенко: Нужно понимать, что зависимость России от нефтяной иглы безумно высока. У нас 80% экспорта - это сырье, из них две трети - нефть, газ, нефтепродукты. У нас 50% доходов бюджета - это доходы от нефти и газа. То есть это колоссальнейшая зависимость, и за 1 год, и за 3 года, и за 5 лет с этой иглы не слезть. Речь идет о десяти, двадцатилетиях, то есть нужно много времени.  И здесь единственный ресурс, на который мы можем надеяться - это предпринимательская активность. Россия должна стать страной, в которой удобно вести бизнес. Россия должна стать страной, в которой люди могут реализовать свои возможности. Если расширить пространство конкуренции, дать возможность делать то, что ты хочешь и зарабатывать деньги, мы с большим удивлением для себя через пять лет обнаружим, что и вот здесь что-то возникло, и вот здесь. А через десять лет мы узнаем, что зависимость федерального бюджета от нефтегазовых доходов не 50%, а 40. Вы скажете: небольшой сдвиг. Да, небольшой. Но это сдвиг. А еще через 10 лет будет не 40, а 20. И уже можно говорить, смотрите, у нас что-то получилось.

 

Олег Наумов: Интеграция России в мировую экономику. Владимир Путин говорит о создании Евразийского союза, Прохоров говорит о необходимости интеграции в Европу, в Европейский союз. Коммунисты, понятно, тянут назад, в СССР. Какое направление для нашей страны будет правильным?

 

Сергей Алексашенко: Если мы продолжаем тему слезания с нефтяной иглы, то конечно единственный шанс, чтобы слезть с нее, это интегрироваться в мировую экономику в целом. Нужно стать тесными партнерами и с американскими, и с европейскими, и с японскими компаниями. Замыкание в рамках Евразийского союза не сильно изменит нашу ситуацию. Ни Казахстан, ни Белоруссия не являются носителями современных технологий. Они производят примерно, то же самое, что и производит российская экономика. Мы будем друг с другом конкурировать, но это не поможет нам произвести что-то новое, с чем мы сможем выйти на мировой рынок. Поэтому если мы говорим  о том, что экономика должна модернизироваться, стать современной, то речь идет о том, что мы должны стать равными участниками мировых экономических связей.

 

Олег Наумов: Россия вступила в ВТО, сейчас переходный период. У кандидатов в президенты разное отношение к этому вступлению. Не получится ли так, что после выборов будет пересмотрено решение о вступлении России в ВТО?

 

Сергей Алексашенко: Я думаю, что ни один из кандидатов в случае победы не захочет пересматривать это решение. Все-таки Россия двигалась к этому моменту практически 18 лет, и уже все возможные дискуссии по этому поводу прошли. Мне кажется, что в российском обществе в широком смысле слова, отсутствует понимание, что такое ВТО. Я для себя сделал такую оценку, что у нас 10% считает, что в ВТО нужно вступать, 10% считает, что не нужно, а 80% - все равно, потому что не понимают, о чем идет речь. Мне кажется, нужно четко говорить о том, что ВТО – это, прежде всего выигрыш для победителя. Будут снижаться импортные пошлины, пусть не сразу, а постепенно, будет увеличиваться конкуренция на российском рынке товаров, что приведет к более медленному росту или даже снижению цен. Понятно, что потребитель от этого будет выигрывать. Мне кажется,  самое главное, что вступление в ВТО выгодно широким слоям российского населения.

 

Олег Наумов: Некоторые из кандидатов говорят о необходимости пересмотреть итоги приватизации в стране. Могут ли в этой ситуации собственники спать спокойно?

 

Сергей Алексашенко: Если два кандидата из пяти говорят о том, что в случае прихода их к власти они начнут национализировать часть экономики, то, наверное, спокойно спать нельзя. Если ведущий кандидат говорит о том, что нужно приватизировать, а его заместитель по правительству говорит да, наверное, но не сейчас, а сейчас нужно создать еще одну государственную компанию,  то тоже спать спокойно нельзя. Мне кажется, вопрос о том, что является движущей силой: частный бизнес или государство, в головах российских политиков, к сожалению, еще не решен окончательно.

 

Олег Наумов: Алексей Кудрин утверждает, что перед Россией в ближайшие годы с неизбежностью встанет вопрос: или повышать пенсионный возраст или повышать налоги. Хоть кто-то из кандидатов задумывается над этим?

 

Сергей Алексашенко: Ни один из кандидатов в своей предвыборной программе вопрос пенсионной реформы и сбалансированности пенсионного фонда не рассматривает. Эта тема всеми политиками, как по соглашению, отложена вне поля обсуждения. Алексей Кудрин прав. Для того, чтобы сбалансировать бюджет пенсионного фонда, нужно или повышать пенсионный возраст, или повышать налоги, или нужна комбинация того и другого. В противном случае наш федеральный бюджет этого не выдержит и просто рухнет под тяжестью существующей программы пенсионного обеспечения. Да, это произойдет лет через 10-15, но это неизбежно произойдет. Это то, что нельзя будет отменить.  Меня волнует и то, что многие кандидаты: и Путин, и Миронов, и Зюганов, и даже Прохоров говорят о необходимости повышать налоги в неувязке с проблемами Пенсионного фонда. К сожалению, тема повышения налоговой нагрузки берется на вооружение излишне легко. Мне кажется, они не очень хорошо понимают, что реальная нагрузка на бизнес: и коррупция, и рэкет, и налоги - она уже сегодня запредельная. Если на Боливара посадить еще одного всадника - это не значит, что Боливар поскачет еще быстрее.

 

Олег Наумов: С этим вопросом, непосредственно связан другой. Все кандидаты в той или иной степени обещают раздачу социальных благ, но где взять деньги? Например, кандидат Миронов дает такой ответ: кардинально пересмотреть систему налогообложения и удвоить российский бюджет, т.е. получить дополнительно не менее 10 триллионов руб. за счет налогообложения богатой собственности и доходов богатого класса. Насколько эта идея реальна?

 

Сергей Алексашенко: Эта идея абсолютно нереальна, и цифры не проходят минимальной проверки на реалистичность. Доходы федерального бюджета составляют чуть меньше 12 триллионов рублей. Половина из этих денег, 6 триллионов - это доходы от экспорта нефти и газа.  Доходы региональных бюджетов составляют около 8 триллионов рублей. 10 триллионов - это больше, чем собирают сегодня все регионы, вместе взятые. У нас все доходы населения составляют где-то 25 триллионов рублей. То есть 10 триллионов из 25, в дополнение ко всем существующим налогам это еще 40% на всех наложить налога. На всех, и бедных, и богатых. Эта фраза, что 40% налога заплатит 2% самых богатых россиян - это вранье. Или 10 триллионов заплатят все, или заплатят 2%,  заплатят так мало, что никто не увидит.

 

Олег Наумов: После выборов 4 марта, независимо от того, кто станет президентом, не грозит ли нам переход на прогрессивную шкалу подоходного налога?

 

Сергей Алексашенко: Пока я не видел, чтобы кто-то из кандидатов эту тему поднимал, и думаю, что сегодня вряд ли кто-то готов взять на себя такую ответственность. Тезис о том, что богатый должен платить больше, безумно популярен, особенно в стране с таким социалистическим менталитетом, как Россия. Лозунг «Грабь награбленное» исторически популярен и поддерживается очень многими. Вообще мне кажется, что в головах российского населения существует презумпция виновности бизнесмена. То есть человек, который много зарабатывает, считается плохим. Считается, что честными усилиями заработать большие деньги невозможно. Но мы должны четко понимать, что рост экономики, рост ВВП - это заслуга не государства. Государство не производит товары и услуги. Товары и услуги производит бизнесмен. И дар бизнесмена такой же, как дар художника, писателя, композитора, спортсмена. Есть люди, кому это дано, а есть люди, кому это не дано. Поэтому мне кажется, что в этом есть большая часть ответственности государственных каналов СМИ, которые вбивают населению абсолютно неправильные стереотипы мышления. Если не будет людей, которые могут зарабатывать, тогда не будет людей, у которых будет работа.

 

Олег Наумов: Алексей Кудрин говорит о том, что растущая гонка вооружений и увеличение госрасходов, если цены на нефть пойдут вниз,  приведут экономику к коллапсу. Владимир Путин говорит о том, что мы сделаем бизнес-климат в стране гораздо лучше, и с 120-го места по этому показателю перейдем на 20-е. Кому из них можно верить?

 

Сергей Алексашенко: Первое, не могу не согласиться с Алексеем Кудриным: даже если цены на нефть не упадут, а останутся  на нынешнем уровне в течение 10  лет, то российский бюджет не выдержит возложенных на него военных расходов. Те 23 триллионов  рублей, которые правительство собирается потратить на закупку вооружений и обновление предприятий ВПК – это ноша непосильная для российского бюджета. Самое главное, что она совершенно бессмысленная, потому что Россия является шестой экономикой мира и по объему, наша экономика в 10 раз меньше, чем экономика США, и пытаться удерживать равенство с американской армией по затратам и объему вооружений, ну это смешно. Вторая часть – это стремление Владимира Путина улучшить инвестиционный климат в России, готов только поаплодировать этому заявлению и спросить, почему предыдущие 10 лет только скатывались дальше и дальше. Начиная с 60 –х мест скатились на 120-е. Развернуть тенденцию безумно тяжело. Если Россия со 120-го переберется на 40-е, то это будет выдающимся достижением, но это безумно тяжелая задача, и пока ничто не свидетельствует о том, что правительство начало ее решать.

 

Олег Наумов: Экономическая программа какого кандидата ближе лично вам?

 

Сергей Алексашенко: Если выбирать из тех кандидатов, которые есть, и те программы, которые опубликованы, думаю, что программа Прохорова. Потому что все-таки это человек, который хотя бы в какой-то мере смотрит на экономику глазами бизнесмена, он понимает, хотя и не до конца, потому что другая весовая категория: взгляд олигарха и взгляд мелкого и среднего предпринимателя, они разные. Есть проблемы, с которыми сталкиваются сотни тысяч российских предпринимателей, а Прохоров никогда с ними и не сталкивался. И наоборот. Но, тем не менее, его программа достаточно реалистичная, мне нравится, что он считает, что Россия должна идти по пути интеграции с мировой экономикой, и то, что мы должны привлекать иностранные инвестиции, и то, что нужно уменьшать роль государства. Там много здравых идей.

 

Олег Наумов: В борьбе за наши с вами голоса кандидаты готовы обещать все, что угодно. Например, Владимир Путин в своих программных статьях обещает и рабочие места, и детские сады, и повышение зарплат и пенсий, и квартиры. Только откуда это все возьмется - непонятно. А есть ли у других кандидатов в президенты ясное понимание, что нужно сделать, чтобы улучшить жизнь людей? Сергей Миронов предлагает обложить налогом богатых и за счет этого удвоить бюджет страны. Зюганов считает, что нужно  национализировать сырьевые отрасли.  Но если завтра упадут цены на нефть и газ, все эти меры окажутся совершенно бесполезными. Стране нужна реальная программа развития, чтобы инвесторам было выгодно вкладывать деньги в российскую экономику. Чтобы госзаказы компании получали в конкурентной борьбе,  а не по степени приближенности к власти. Чтобы нынешние нефтегазовые сверхдоходы не проедались и не разворовывались, а шли на поддержку малого и среднего бизнеса. По мнению моего собеседника Сергея Алексашенко, только у Михаила Прохорова есть хоть в какой-то степени проработанная программа конкретных мер по вытаскиванию нашей экономики на современный уровень. Прохоров состоялся как бизнесмен, руководитель крупного производства. А получится ли из него политик? Пока неизвестно.

 

«Орен-ТВ»

18 февраля 2012 г.