Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


30 октября - День памяти жертв политических репрессий. Олег Наумов и научный сотрудник музея истории Оренбурга Людмила Сорокина в программе «Диалог» телеканала «Орен-ТВ».
опубликовано: 30-10-2011

Олег Наумов: 30 октября в нашей стране отмечается День памяти жертв политических репрессий.  Это День памяти о миллионах наших соотечественниках, чьи судьбы искалечила власть  тоталитарного государства.

С 1921 по 1953 годы органами ВЧК, ОГПУ, НКВД, МВД по сути велась война против собственного народа: было практически ликвидировано казачество, «раскулачено» и обескровлено крестьянство. Политическим преследованиям подверглись и интеллигенция, и рабочие, и военные, и  представители абсолютно всех религиозных конфессий. Нравственные и физические мучения коснулись не только самих репрессированных, но и их родных и близких. Клеймо \"врагов народа\" и их пособников легло на безвинных людей. Миллионы погибли в результате террора.  «Волгой народного горя» называл Александр Солженицын бесконечный «поток» репрессированных в то время.

Что для вас значит этот день памяти?

 

Людмила Сорокина: В этот день мы вспоминаем всех тех людей, которые были безвинно убиенными. И тех, которые отбывали определенный срок, которые вернулись и долгое время молчали. И вот наступил момент, когда об этом уже можно было рассказать.  И встреча уже с детьми репрессированных в этот день. Это день и скорби, и день, когда рассказ идет нескончаемым потоком от детей жертв политических репрессий. Им ведь нужно, чтобы кто-то их наконец-то выслушал. Наш коллектив музея истории Оренбурга, сотрудники  являются теми людьми, которые эту боль берут на себя.

 

 Олег Наумов: Каковы масштабы трагедии в Оренбургской области? Известны ли на сегодня поименно все репрессированные?

 

Людмила Сорокина: У нас выпущены две книги. Первая книга появилась в 1999 году, благодаря Ермакову, ее могут прийти и посмотреть в мемориальном музее «Гауптвахта Тараса Шевченко» и ознакомиться со списками, а вот в 2010 году - это была уже книга с дополнениями, с материалами о людях, которые хотели бы снять это черное пятно со своей семьи. Потому что быть сыном или женой врага народа - это было страшно по тем временам. Выпущенные книги содержат данные о 26 тысячах репрессированных, а к высшей мере наказания по Оренбургской области были приговорены свыше 8 тысяч человек.

 

Олег Наумов: И все они известны, упомянуты….

 

Людмила Сорокина: Да, в списках. Эти списки, на основе которых были составлены книги, получены из ФСБ. Мы получаем данные и от граждан и еще ждем что к нам будут  приносить новые материалы новые документы, на основании которых мы сможем пополнять список.

 

Олег Наумов:  Список жертв политических репрессий двадцатого века продолжает расти. Люди хранят память  о своих родственниках, соотечественниках, пострадавших от молоха террора, и не хотят, чтобы эта трагедия повторилась. По данным ВЦИОМа, большинство россиян настроены категорически против любых массовых репрессий. 59% уверены, что государство не имеет на них права. Четверть опрошенных (26%) полагают, что репрессии возможны в чрезвычайных ситуациях, и лишь 5% считают их вполне допустимыми. Эти цифры говорят о том, что тяга к жесткой руке, тоталитарному режиму в российском обществе  сильно преувеличены.

Оренбуржье всегда было казачьим районом. Многие историки говорят, что против казачества во время и после гражданской войны был осуществлен самый настоящий геноцид. Так ли это на ваш взгляд?

 

Людмила Сорокина:  Посмотрите экспозицию нашего музея, и вы увидите, что и  казачество, и интеллигенция, и священнослужители, и представители разных национальностей подвергались репрессиям. Часть казаков погибла  в противостоянии в годы Гражданской войны,  а для тех казаков, что поверили советской власти и перешли на ее сторону,  тоже все закончилось плачевно. Но если в общей массе смотреть, все категории граждан, которые  у нас представлены – то всех коснулась эта мясорубка.

 

Олег Наумов: Когда в музее Оренбурга возникла экспозиция, посвященная памяти репрессированных?

 

Людмила Сорокина: В 90-х годах объявили о том, что репрессированные - это особая категория в нашей стране, возник вопрос о реабилитации и были подписаны первые документы. Тогда мы решили, что в нашем музее обязательно  должна присутствовать эта тема. Первая экспозиция  у нас в музее Оренбурга появилась в 1999 году и начали эту тему раскрывать. Один из залов, он так и называется: «Прощай, двадцатый век!». А потом, три года тому назад, было принято решение переместить экспозицию и расположить ее в мемориальном музее «Гауптвахта Тараса Шевченко».

 

Олег Наумов: В музее  можно узнать судьбу многих репрессированных оренбуржцев. Есть книги памяти, в которых уже названы около восьми тысяч расстрелянных и  более 26 тысяч репрессированных. Эти  книги регулярно пополняются новыми фамилиями. Есть фотографии и другие документы, по которым можно узнать судьбу многих наших земляков.

Что еще делается в области, чтобы сохранить память о жертвах репрессий?

 

Людмила Сорокина: Два раза в году мы встречаемся с детьми репрессированных. Одна встреча в июле. Я думаю, что этой категории жителей нашего города  важно, хотя и плачевно, поехать на то место, где они могут встретиться со своими родственниками. И  вторая встреча 30 октября, в день памяти, когда мы каждый год зачитываем списки репрессированных. Мы приглашаем молодежь, потому что это для молодежи в первую очередь важно, знать прошлое,  и понимать его. Ну а самим детям репрессированных, важно, что вспоминают об их родных, которые имели когда-то черное клеймо врагов Родины.

 

Олег Наумов: Каждый год 30 октября по всей стране зачитывают списки жертв политических репрессий. В Оренбурге фамилии погибших и замученных властью людей звучат в Зауральной роще, там, где когда-то эти преступления совершались, а теперь на месте массовых захоронений установлен  памятник.

На ваш взгляд, все ли делает государство и общество для того, чтобы сохранять память о жертвах репрессий и заботиться о тех немногих, кто остался в живых после всего?

 

Людмила Сорокина:  Дети репрессированных, как и многие другие, имеют льготу. Им выплачивают 123 или 126 рублей. И это все, что государство дает за украденное детство. Вот так наше государство заботится об этой категории граждан. Я думаю, этого недостаточно..

 

Олег Наумов: Два года назад в состав школьной программы по литературе для старшеклассников было включено произведение А. Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ». Но это произведение достаточно сложное. Можем ли мы таким путем воспитать в подрастающем поколении отторжение к насилию любого рода?

 

Людмила Сорокина: Я думаю, что прежде чем начинать читать это произведение, хотелось бы, чтобы в каждом городе был такой музей, как наш. Потому что когда приходят ученики, и им рассказывают эту тему - это как бы ступенька подготовительная, потому что очень сложно, читая современные учебники, понять, и до конца разобраться в столь сложной теме. Далеко ходить не надо, буквально несколько дней назад мы  проводили экскурсию по этой экспозиции для гимназии №7.  И как ученики приходят, в основном настроены на веселье. Я обратила внимание, что с детьми постепенно происходят изменения. Они начинают вдумываться, что это не просто предмет – история. Это жизнь нашей страны, нашего народа. И многие потом будут интересоваться дома, коснулись ли их семьи такие ужасные события.

 

Олег Наумов: Во второй половине восьмидесятых годов, в эпоху гласности, стали говорить о необходимости покаяния за те преступления, которые были совершены во время сталинских репрессий. Вместе с тем, не совсем понятно, кто должен каяться и в чем. На ваш взгляд, нужно ли такое покаяние и в чем оно должно состоять?

 

Людмила Сорокина: Конечно, я считаю, что должны власти обязательно покаяться в содеянном.

 

Олег Наумов: Разве недостаточно того, что руководство страны не кается напрямую за своих предшественников, а говорит о том, что этот период истории, репрессии против собственного народа, они должны быть осуждены и никогда не должны больше повториться?

 

Людмила Сорокина: Говорить-то мы говорим о том, что не должно это произойти, но ведь еще живы многие люди, которые на себе все это испытали. Дети, которые остались без родителей. У нас есть часть экспозиции, которая рассказывает о том, как детей отдавали в детдома, меняли фамилии. И вообще, как судьба людей, попавших в эту мясорубку, была переломана. Конечно, перед ними нужно обязательно каким-то образом принесли извинения, чтобы они, пусть даже в конце жизненного пути, почувствовали заботу страны и покаяние.

 

Олег Наумов:  В Москве траурный митинг в день памяти жертв политических репрессий ежегодно проходит у Соловецкого камня - гранитного валуна, который привезли с Соловецких островов, из тех мест, где некогда был знаменитый лагерь особого назначения. Его установили 30 октября 1990 на Лубянке - площади перед зданием ВЧК-ОГПУ-НКВД-КГБ-ФСБ. В Оренбурге траурные мероприятия проводятся на месте особой зоны, где были расстреляны более 8 тысяч наших земляков. Как и в Москве, в этот день зачитывают имена погибших в годы репрессий, тем самым подчеркивая, что мы помним, чтим, скорбим. Но многие ли хоть раз были на подобных митингах памяти?  Что мы знаем о своих родственниках, живших в те страшные времена? Между тем репрессии коснулись почти каждой российской семьи. По словам президента Медведева, чрезвычайно важно, чтобы молодые люди были способны эмоционально сопереживать одной из величайших трагедий в истории России, миллионам людей, погибшим в результате террора и ложных обвинений. Только в этом случае мы будем гарантированы от повторения подобных трагедий в будущем.

 

«Орен-ТВ».

29 октября 2011 г.