Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Китай и Россия – новый этап экономического сотрудничества. Олег Наумов и директор Института политического и военного анализа Александр Шаравин в программе «Диалог» телеканала «Орен-ТВ».
опубликовано: 22-10-2011

Олег Наумов: На прошлой неделе глава правительства России Владимир Путин побывал с визитом в Китае. За два дня визита подписано 17 документов об экономическом сотрудничестве наших стран. Многие эксперты даже заговорили об азиатском повороте в политике России. В этой поездке Владимира Путина сопровождали представители различных бизнес-структур. Ими были подписаны деловые соглашения  общим объемом более 7 миллиардов долларов. Подписан пакет документов о сотрудничестве в сфере инвестиций и энергетики. Не секрет, что пока Россия продает в Китай в основном сырье.

Российские власти намерены расширить взаимодействие с Китаем в таких высокотехнологичных областях, как космос, информационные технологии и инновационные производства. Товарооборот между нашими странами должен увеличиться с 70 миллиардов долларов в этом году  до 200 миллиардов к 2020 году. Таким образом, Китай, наряду с Европейским Союзом должен стать главным экономическим партнером России.

Сегодня Китай является ключевым игроком на международной арене. С чем связан рост влияния  Китая?

 

Александр Шаравин: Во-первых, этот рост основывается на возрастании экономической мощи Китая, сегодня Китай занимает второе место по экономике. Ну и многие эксперты говорят, что к 20-му году Китай может стать лидером в мировой экономике. И конечно, опираясь на такой базис, Китай все более смело и активно ведет и в международной политике, и в военной сфере, поэтому во всех вопросах, которые решаются на мировой арене, приходится считаться с Китаем.

 

Олег Наумов: Называют три мировых центра будущего: США и вся Америка, Китай и Азия, Европа и Россия. Вы разделяете такой прогноз? К кому примкнет Россия: к Европе или к Азии? Или по-прежнему будут говорить, что у нас какой-то особый путь?

 

Александр Шаравин: У нас модно говорить про особый путь, но при этом не стесняются примыкать то к одному центру, то к другому. Часто это выглядит как непоследовательное метание. Мне кажется, что нужно исходить из национальных интересов и тех ценностей, которые мы исповедуем. Если исходить из этого, то нам гораздо ближе те же США, чем Китай. Политика Китая бывает настолько прагматична, что она иногда зашкаливает за все принятые правила. Они не учитывают интересы России, и делают это часто совершенно беспардонно. Те же американцы тоже зачастую ведут себя так, но не надо забывать, что интересы и ценности, которые мы исповедуем, они совпадают у нас  с американцами. И когда говорят, что это в интересах американцев – столкнуть нас с Китаем, я думаю, что в интересах американцев иметь сильную богатую процветающую Россию, потому что без надежных союзников в 21 веке США не обойтись. Естественно, они хотели бы видеть сильную Россию. Для Китая сильная Россия не очень-то и нужна. Для Китая нужно такое вассальное государство, которое обеспечивало бы их природными ресурсами, позволяло бы делать на их территории все что угодно.

 

Олег Наумов: Фонд «Общественное мнение» изучал вопрос о геополитических противниках России. В этом году, на взгляд россиян, наибольшую опасность  представляют США, так считает 26% опрошенных, Китай – 13%, Грузия - 5%. В советские времена Китай и Россия были друзьями навеки, потом наступило резкое охлаждение отношений, и Поднебесная была записана во враги. А что теперь: снова дружим? Или все-таки это будет путь, направленный на прагматичные отношения?

Александр Шаравин: Мы всегда балансируем между Востоком и Западом. И если что-то вдруг не получается на Западе, то мы тут же пытаемся теснее работать с Востоком, как бы показывая западникам, ребята, мы и без вас можем обойтись.

 

Олег Наумов: Это правильный расклад, на ваш взгляд?

 

Александр Шаравин: Правильный, или неправильный – это реальность. Китайцы, на самом деле, очень сложные переговорщики, часто обещания и реальность расходятся. И чем дальше мы движемся вроде бы в одном направлении, а оказывается, что пропасть становится все больше. Невыплаты за поставленную нефть, потому что стала не устраивать цена, несогласование цены на газ, и далее можно по списку идти. Мы видим, что декларируется дружба, партнерство, но китайская сторона абсолютно бескомпромиссно стоит на своих позициях, ожидая, что Россия пойдет на уступки. Но мы же понимаем, что любой торговый процесс – это всегда компромисс. В данном случае видим, что компромисс ожидают только от одной стороны, от российской.

 

Олег Наумов: Доля оборудования в российском экспорте составляет 1%, а в экспорте Китая в Россию – 25%. С чем связан такой дисбаланс?

 

Александр Шаравин: Еще не так давно доля нашего промышленного экспорта составляла 15 – 17%, и мы видим, что она уменьшилась более чем в 10 раз. Для нас, конечно, это катастрофическая ситуация, потому что мы становимся просто сырьевым придатком: газ, нефть, уголь, древесина, природные богатства Сибири и Дальнего Востока. Ну и плюс вооружение. Кстати, если раньше Китай был лидером среди покупателей российского оружия, то сейчас он уже на пятое место отошел. Это говорит о том, что мы перестали быть интересными для Китая в качестве поставщика вооружений. Все, что можно, они  у нас уже купили или украли, а то, что они хотят у нас купить, мы не можем продавать, потому что есть чувствительные военные технологии, которые мы просто не можем поставлять в Китай. Все, что касалось стратегических вооружений, мы в Китай не поставляли. Они просили у нас у стратегические бомбардировщики – мы их не поставляли, просили ракетную технику, мы тоже не поставляли. И вот сейчас какие-то договоренности достигнуты. Но особо радоваться здесь тоже нечему, потому что китайская сторона в сфере военно-технического сотрудничества ведет себя не всегда порядочно, потому что есть немало контрафакта, выпускаемого китайской стороной на основе наших образцов, больше того, они на мировом рынке наносят ощутимый ущерб, потому что копии наших образцов продают по сниженным ценам. В результате, страдает наш оборонно-промышленный комплекс.

 

Олег Наумов: В этом году товарооборот между Россией и Китаем ожидается в 70 миллиардов долларов США, к 2015 планируется увеличение до 100 миллиардов, а к 2020 году до 200 миллиардов. Насколько реальны эти планы?

 

Александр Шаравин: Я бы так далеко загадывать не стал. Я вообще не уверен, что будет такое поступательное развитие Китая. Экономика китайская перегрета очень сильно, и проблемы, которые там накопились, могут привести к серьезным потрясениям. Не надо забывать, что сама социально-политическая система Китая и ее экономика между собой находятся в очень серьезном противоречии. С одной стороны, богатейшее государство, с другой стороны, страшнейшее расслоение. Нам такого расслоения и не снилось, которое есть в Китае. У них количество миллиардеров только за прошлый год утроилось. И при этом страна до сих пор считается социалистической. Эти вещи просто так бесследно не проходят, и как они это противоречие сумеют разрешить, я например, пока не знаю. Говорить о том, что Китай – это зона особой стабильности – не только преувеличение, это вообще неправда.

 

Олег Наумов: Есть федеральные программы развития Дальнего Востока, в них большое место уделяется приграничному сотрудничеству. Но особого прогресса на Дальнем Востоке сегодня мы не наблюдаем. Может ли договор о стратегическом сотрудничестве с Китаем  дать дополнительный импульс развития Дальнего Востока?

 

Александр Шаравин: Пока дороги, соединяющая районы Дальнего Востока и центральной России очень плохие, а у китайцев к нашей границе многополосные современные магистрали. Вся перерабатывающая промышленность сосредоточена не на нашей территории, а на китайской. Это и есть главная причина того внутреннего недовольства, которое я испытываю. Я не вижу здесь равноценного партнерства. Если вы хотите действовать с нами на равных, давайте учитывать и наши интересы. Тут правда подписано соглашение о модернизации  России, что Китай будет участвовать в нашей модернизации, я уж не знаю, радоваться этому или нет, но мне, честно говоря как-то грустно, потому что 20 лет назад Китай безнадежно от нас отставал. И о какой модернизации можно было говорить совместно с Китаем? Это они должны были у нас всему учиться. А сейчас они нас будут учить, как строить высокоскоростные железнодорожные магистрали. Я недавно с одним своим знакомым разговаривал, он говорит, что ездил в отпуск к родителям за 1050 км. На поезде ехал ровно 3 часа. Есть у нас где-нибудь такая магистраль? Нет, конечно. У них это есть. Вот они будут нас этому учить. Другой вопрос, где они взяли эти технологии? Думаю, что беззастенчиво скопировали у французов и спокойно развивают теперь,как свои. Это типичное поведение китайских компаний, которое не встречает в мире должного отпора.

 

 

Олег Наумов: Как расширение экономического сотрудничества отразится на решении политических вопросов? Станет ли потенциальная угроза со стороны Китая для нашего Забайкалья и Дальнего Востока меньше?

 

Александр Шаравин:  Когда что-то лежит без особого присмотра и без особой охраны, то оно всегда вызывает какие-то нехорошие чувства у людей, мимо проходящих или рядом находящихся. Это как раз наш Дальний Восток, жемчужина наша, Сибирь. Они такие чувства могут вызывать. Поэтому надо делать все для развития Сибири и Дальнего Востока и не думать, что кто-то за нас это сделает, какие-нибудь китайцы, японцы, американцы придут и помогут нам все освоить. Прежде всего, мы должны сами вкладывать туда серьезные средства, стимулировать развитие этих регионов, а тогда уже и другие подтянутся.

Мы все-таки свои национальные интересы должны ставить во главу угла. Не следовать в фарватере китайской политики. А к сожалению, то соглашение, которое у нас есть, оно обязывает нас консультироваться по всем сложным политическим вопросам. Допустим, возникла какая-то сложная ситуация в Сирии, без консультации с Китаем мы не можем принять решения по Сирии.

 

Олег Наумов: Но точно так же и они не могут принять решения без консультаций с нами?

 

Александр Шаравин: Вот, к сожалению, они иногда поступают именно так. Они иногда без серьезных консультаций с нами принимают такие односторонние решения, а мы уже вынуждены действовать в их фарватере. И это не совсем хорошо. Надо быть более самостоятельными и во главу угла ставить наши национальные интересы и только потом согласовывать с американцами, китайцами  или европейцами. В нашей политике этой последовательности не хватает. Не нужно бегать с Запада на Восток и быстро подстраиваться под того, кто что-то пообещает. Мне кажется, что для такой великой державы, которой является Россия – это не совсем солидно.

 

Олег Наумов: Наше внешнеполитическое ведомство в последние годы методично и тщательно налаживает отношения с  ведущими экономическими державами мира. Уже заключено «Партнерство для модернизации» с Европейским союзом, выстраиваются отношения с США, на очереди - контакты с Азией. Прощупав азиатскую почву в 2010 году договором о сотрудничестве с Южной Кореей, российские власти теперь разворачивают полномасштабную программу взаимодействия с Китаем. Многовекторность сотрудничества в экономике - единственно верная и эффективная стратегия для нашей страны. Иное дело политические отношения и вопросы безопасности. Мир из однополярного, где доминировали США, превращается в многополярный. Но и в этом многополярном мире образуется всего несколько центров влияния – США, Китай, Европейский Союз. А где место России? Традиционно наши интересы тесно связаны с Европой, также сильны настроения самодостаточности, своего особого пути. Но в любом случае выбор России в ближайшие десятилетия придется делать.

 

«Орен-ТВ»

22 октября 2011 г.