Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Качество знаний и новые стандарты образования. Злободневные проблемы школьного обучения в программе «Диалог» телеканала «Орен-ТВ» обсуждают Олег Наумов и заместитель начальника управления образования города Оренбурга Любовь Токмакова.
опубликовано: 05-02-2011

Олег Наумов: В январе Москву потрясла невероятная новость: одну из столичных школ лишили аккредитации за низкий уровень образования. Даже новое современное оснащение, которым была укомплектована эта школа, не помогло детям освоить учебную программу: знания большинства выпускников по основным предметам оценили на два балла. В чем же главная причина такого провала в знаниях школьников? Выходит, что хорошая материальная база, наличие компьютеров в классах и качественный ремонт школьного здания не гарантируют достойный уровень образования? Московские власти заявили о намерении увольнять директоров, которые не  справляются с обязанностями, департамент образования кивает на огромную текучесть педагогических кадров, эксперты же видят главную причину в низком профессиональном уровне учителей  и не исключают повторения таких случаев.

Чиновники называют случай беспрецедентным и обещают глобальную чистку всей системы образования в столице. Как вы считаете, необходимы ли в этой ситуации проверки по всем регионам страны?

 

Любовь Токмакова: Во-первых, нам даже слышать неприятно о том, что в столице нашей родины случился такой прецедент. Неприятно чисто профессионально. Во-вторых,  о том, нужна ли такая тотальная чистка общеобразовательных учреждений. Не могу за всю Россию говорить, но в Оренбургской области думаю, не нужна. Потому что система проверок у нас есть своя отлаженная. И нам кажется, что она достаточно надежная. Проверки проводятся четвертные, полугодовые. Думаю этого достаточно.

 

Олег Наумов: Как вы считаете, если ученики показывает плохие результаты в тестировании, кто в этом виноват в первую очередь?

 

Любовь Токмакова: Однозначно здесь нельзя сказать, должен быть индивидуальный подход к каждому случаю, к каждому ребенку. Здесь может быть причиной все что угодно. Может быть, болезнь ребенка, может быть это наследственность, может быть это тяжелые семейные условия, может быть виноват учитель, и такое бывает. Бывают и такие случаи, когда недостаточно компетентный человек работает в том или ином классе.

 

Олег Наумов: Интересно, что когда учеников забракованной школы спросили, кто виноват в том, что они не справились с проверочными работами, никто на плечи учителей или родителей вину не перекладывал. Почти все говорили, что виноваты только они сами: плохо подготовились, несерьезно отнеслись. А вот многие взрослые считают иначе.

 

Евгений Ясин, научный руководитель Высшей школы экономики: Я думаю,  виноват учительский состав и власти, которые отвечали за это дело. В этой области давным-давно назрели реформы. Очень серьезная проблема – это подготовка и постоянная переподготовка преподавателей. Качество преподавателей, которые работают, не повысилось, больше того, оно понизилось, потому что многие преподаватели при тех условиях, которые существуют,  покинули школу и нашли иные занятия. Поэтому обвинить кого-то одного я не могу, это довольно сложная проблема.

 

Олег Наумов: Практика показывает, что одного технического оснащения, для того чтобы качество знаний было высоким, недостаточно. Очень важно еще насколько педагоги готовы давать это высокое качество. Какие есть возможности сейчас у педагога повышать свою квалификацию?

 

Любовь Токмакова: Есть условия у педагогов учиться. Во-первых, у нас есть региональный центр повышения квалификации. Во-вторых, у нас есть Институт усовершенствования учителей, в-третьих, у нас есть ОГУ. Они все дают разные возможности учителю. Педуниверситет там классические знания много философии, педагогики. Сейчас учителя говорят, что меньше этого нужно, а больше нужно предметных знаний в связи с ЕГЭ. ОГУ – там мы организуем занятия кластерного типа, т.е. ставится вопрос, объединяются люди, которых интересует этот вопрос, и отвечают на него. Ну а региональный центр в основном с нами работает в направлении информатизации, учит педагогов работать с техникой.

 

Олег Наумов: Какие инструменты сейчас существуют для контроля качества знаний и насколько они объективны?

 

Любовь Токмакова: Мне очень нравится, что наша область входит и работает в, так называемом ФИПИ – это Федеральный институт педагогических измерений. Нам кажется, что это абсолютно независимая оценка знаний. Потому что вопросы приходят из центра, заполняются специальные таблицы и проверка идет не в нашем городе. Мы только забиваем данные. Вот эта проверка ФИПИ мне кажется, достаточно надежна. В этом уже четыре контрольных нам прислали: две контрольных по математике написал 11 класс в первом полугодии, две – девятый класс. И это во всех школах. Кроме этого существует мониторинг знаний, который проводит Министерство образования. Они уже отслеживают не 11 класс, а 10. И тут никому не нужно, чтобы при проверках показывали отличные знания, а потом на ЕГЭ показали неудовлетворительные знания.

 

Олег Наумов: Единый государственный экзамен проводится на территории страны уже несколько лет: вначале в качестве эксперимента, а два года назад такая форма проверки стала обязательной. Разговоры о плюсах и минусах этой системы аттестации продолжаются, но ясно одно – ЕГЭ дает талантливым детям равные стартовые возможности, и это уже отразилось на контингенте поступающих в московские вузы.

 

Сергей Алексашенко, директор по макроэкономическим исследованиям Высшей школы экономики: ВШЭ находится в привилегированном положении, потому что у нас высокий конкурс, к нам едут абитуриенты – школьники со всей страны. Мы радуемся тому, что у нас доля иногородних студентов растет, у нас по итогам 2010 года 45% абитуриентов – не москвичи, а пять лет тому назад их было 25%. То есть увеличение практически вдвое. Это означает, что качество образование в регионах выше, чем в Москве, и мне кажется, что в этом отношении ЕГЭ, при всей его относительности, может сравнивать школы друг с другом, и давать объективную оценку знаний.

 

Олег Наумов: В Оренбурге есть ли такие школы, которые являются проблемными по качеству знаний учащихся? Что предпринимается, чтобы улучшить это качество?

 

Любовь Токмакова: С одной стороны хорошо, что при лицензировании и аккредитации у нас не было подобных случаев, чтобы эти процедуры школа не прошла. Качество знаний разное. И уровень знаний разный. Естественно особенно тревожное положение в вечерних школах. Почему, тоже понятно. Там соответствующий контингент детей. Это не те вечерние школы, которые были в прошлом веке, поэтому за этими школами и особый контроль сейчас и особый надзор, особые требования и особо частые проверки. Мы хотим вечерние школы вывести на совершенно другой уровень.

 

Олег Наумов: Вывести образование на новый уровень призвана объявленная Медведевым программа «Наша новая школа». Какой она будет, предугадать трудно. Разработчики новых образовательных стандартов предлагают в старшей школе оставить только 4 обязательных предмета и 6 групп необязательных, в каждой из которых можно выбрать лишь одну дисциплину.  При этом, например, в одну группу попали и русский язык, и литература, в другую - и алгебра, и геометрия.

Наталья Баранова, первый заместитель директора регионального центра развития образования Оренбургской области: Переход на профильную школу, предполагает выбор каждым учащимся индивидуального образовательного маршрута. Что наверно позволит ему в какой-то степени самоопределиться по окончании школы в выборе будущей профессии. Это конечно большой плюс. Кроме того, основная цель стандарта – гражданская идентификация, то есть воспитание патриота своей страны. Поэтому неспроста разработчиками включены такие предметы, как «Россия в мире», ОБЖ. Конечно, вокруг стандартов сейчас идет большое обсуждение, и наша область включилась в этот процесс. В настоящий момент и педагоги, и родители активно обсуждают проект стандарта, хотя нужно сказать, что введение стандарта на старшей ступени обучения предусмотрено только в 2020 году.

 

Олег Наумов: Новые стандарты для старшеклассников – дело будущего, и у учительства еще есть время как-то повлиять на принятие решений. А вот первоклашки уже в следующем учебном году будут учиться по-новому. Новые образовательные стандарты, что это такое и помогут ли они учить детей лучше?

 

Любовь Токмакова: Очень важное, что есть в стандартах – поднимается планка требований к воспитательной работе. Десять часов выделяется для занятий во внеурочное время. У нас сейчас 8 школ на эксперименте, и возникает очень много вопросов. Нужна финансовая поддержка государства в этом направлении.

 

Олег Наумов: А что разве бюджет не обеспечивает выполнение этих стандартов?

 

Любовь Токмакова: Обеспечивает. Но вот в этом году на уровне эксперимента, пока еще возникают вопросы, а хватит ли денег. Потому что смотрите: 10 часов, один ребенок будет заниматься одним, другой другим, третий третьим. А нас идет подушевое финансирование, достаточно ли будет денег? Желательно при новых стандартах был час для сна у первоклашек. Нужны кроватки, спальные места, а это все требует затрат. Сейчас образовательные учреждения в городе получили задание: создать программы перехода на стандарты, где просчитывается все: какие нужны приобретения, кадры, помещения, может где-то нужно реформировать, слить несколько учебных заведений, чтобы обеспечить вот эти стандарты. Вопросов много по новым стандартам, но и ожидания позитивные.

 

Олег Наумов: Когда школа плохо учит, несут ли за это ответственность родители?

 

Любовь Токмакова: В Семейном кодексе, есть статья 63, и в Законе об образовании есть 52 статья, где говорится что родители должны обеспечить условия для обучения ребенка и предоставить ему возможность учиться. Но нигде нет такой статьи, которая бы говорила, что родитель отвечает за качество образования, которое получает ребенок.

 

Валерий Чихирников, директор гимназии №3: Существует три составляющих – родитель, ученик и учитель. Если  получить правильный треугольник – равносторонний: то этот треугольник будет такой устойчивый, и знания будут устойчивые и хорошие. Но как только будет нарушаться какая-то из сторон, либо родитель уделяет меньше внимания, либо учитель недодает, либо ученик недоучивает: треугольник становится неустойчивым, и начинаются конфликты. Либо учитель недоволен учеником и родителями, либо если учитель много требует, а ученик не успевает, недоволен ученик и родитель.

 

Олег Наумов: А если родители недовольные, скажем качеством, которое дают на уроках английского языка соберутся и скажут: убирайте этого учителя?

 

Любовь Токмакова: Бывают такие случаи и у нас. Бывают и конфликты, бывают и недовольные. Всякие вопросы возникают, на то наши службы здесь и существуют, чтобы решать подобные вопросы. Мы разбираемся. И если родители на самом деле доказывают что не подходит данный учитель классу, всякое может быть даже не по знаниям, а просто у каждого класса складывается свой микроклимат.  Не срабатывается данный учитель. Убеждаем учителя, переводим в другой класс, на другой уровень преподавания, в другую параллель. Может быть не в выпускные классы.

 

Олег Наумов: Как бы вы объяснили родителям, как они могут контролировать качества знаний ученика?

 

Любовь Токмакова: Если родители любят своего ребенка и дружат с ним, они конечно, будут знать все что происходит в школе. Самое главное - знать собственного ребенка, дружить с ним, любить его и чтобы было взаимное доверие. Если родитель, контролируя качество знаний, запугивает ребенка и раздает затрещины за каждую четверку, то у ребенка вряд ли появится настоящий интерес получить знания. Хорошо бы, чтобы родитель развивал у своего ребенка любопытство, любознательность, отвечал на его многочисленные вопросы. Родитель может помочь развить любознательность  на всю жизнь и тогда ребенок сам захочет иметь качественные, хорошие знания. 

 

Олег Наумов: После того, как московская школа была лишена аккредитации за низкое качество обучения, в некоторых регионах начались тотальные проверки школ. И вот уже трем школам Зеленограда грозит лишение аккредитации. Сколько еще школ  может смыть этой волной? И станет ли от этого лучше учителям, ученикам и их родителям? И самое главное: будут ли после этого в российских школах учить лучше? Но важно не только как учить, но и чему учить. По мнению ряда экспертов,  новые стандарты, \"упрощение\" учебного процесса приведет к ухудшению качества образования, увеличению разрыва между средним и высшим образованием, а затем к еще большему падению уровня и высшего образования. Любые нововведения в школе должны тщательно планироваться и широко обсуждаться и специалистами и широкой общественностью. Без обсуждения, для всех очевидно одно: в центре образования стоит учитель и надо обеспечить достойное положение, повысить доходы, восстановить престиж самой профессии учителя. Именно личность учителя, должна стать основой качественного образования в России.

 

«Орен-ТВ»

5 февраля 2011 г.