Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Почему наше жилищно-коммунальное хозяйство так трудно входит в рынок? Олег Наумов и депутат Государственной Думы Галина Хованская в программе «Диалог» телеканала «Орен-ТВ».
опубликовано: 29-01-2011

Олег Наумов: Прошел первый месяц нового года и вновь, уже по привычке мы отмечаем, что цены опять выросли практически на все. Но больше всего подорожала коммуналка. В этом году за жилищно – коммунальные услуги мы будем платить в среднем на 15% больше, чем в прошлом.

На недавней встрече с руководством «Единой России» премьер-министр Владимир Путин попросил однопартийцев законодательно закрыть все лазейки для повышения цен на услуги ЖКХ, ускорить эту работу и контролировать ситуацию. Судя по этой встрече, избирательный год наступил окончательно. Все партии, в том числе и партия власти, будут делать все, чтобы понравиться избирателям. И тема ЖКХ для участников выборной кампании самая заманчивая, ведь она затрагивает каждого гражданина. Кто защитит нас от жадных монополий и нерадивых управляющих компаний? Владимир Путин попросил это сделать «Единую Россию». Только непонятно, почему рост тарифов ограничивается 15%? Ведь инфляция предполагается вдвое меньше? Почему наше жилищно-коммунальное хозяйство так долго сохраняет черты советского, и так трудно входит в рынок? Цены на жилищно-коммунальные услуги растут, однако это никак не отражается на качестве этих услуг.

 

Галина Хованская: Дело в том, что когда мы говорим о ЖКХ, нужно четко понимать,  что есть жилищное хозяйство и коммунальное. В коммунальном хозяйстве работают естественные монополии, и в этом плане роль государства нельзя преуменьшать. Потому что именно государственные органы устанавливают тарифы для населения. Ежегодно по предложению региональной энергетической комиссии – это тоже государственный орган – губернаторы или главы городов утверждают тарифы по коммунальным услугам. Это газ, электроэнергия, тепло и вода. В середине 10-го года были внесены изменения в Жилищный кодекс, потому что раньше нормативы, (норма потребления), устанавливались, некоторые из них, по крайней мере, на уровне муниципалитетов. И в 2010 году возникла ситуация, когда в двух соседних городах при примерно равных условиях проживания платили по разному за ту же самую услугу. Именно за счет норматива, потому что наш платеж складывается из цены вопроса и объема потребленного. То есть тариф, умноженный на норматив. Ну, так вот если один из сомножителей растет в несколько раз, то соответственно мы и платим в несколько раз больше. Поэтому здесь роль государства на первом месте.

 

 

Олег Наумов: По данным фонда «Общественное мнение», половина респондентов оценивают качество жилищно-коммунальных услуг как плохое. Однако цены в платежках с каждым годом продолжают расти. Как власть объясняет рост тарифов на услуги ЖКХ?

 

Галина Хованская:  Этот вопрос я задавала, когда у нас проходил отчет правительства самым высоким чиновникам. Мы не получили ответа, потому что вопрос наш звучал следующим образом: мы спросили: почему тарифы растут вдвое больше по сравнению с инфляцией. Не только заявленной, но и фактической инфляцией, которая в стране. Объявлялась 8%, но даже 10%. Но почему же на 15  и даже на 20% в некоторых регионах у нас растут тарифы на коммунальные услуги. Ведь как раз здесь государство должно нас защитить. Мы не можем повлиять на этот тариф. Его устанавливает региональная власть. Абсурдность ситуации заключается в том, что вот это повышение – оно разгоняет инфляцию, понимаете?

 

 

Олег Наумов: А в какой части сами жильцы могут повлиять на тарифы?

 

Галина Хованская: А вот то, что касается уже жилищных услуг, что касается непосредственно нашего с вами дома, содержания его, текущего ремонта, тем более капитального ремонта, здесь мы на ситуацию можем повлиять. Потому что теоретически именно мы, собственники, на своем собрании по предложению управляющей организации можем согласиться с ее предложениями, сколько платить ей за ее услуги и за содержание и текущий ремонт нашего дома или не согласиться. Но надо понимать, что какой-то необходимый минимум мы обязаны оплачивать, иначе наш дом разрушится,  нам это тоже не нужно. Но есть обязательные услуги, а есть дополнительные, которые могут вам предложить. Здесь влияние нас, граждан, оно тоже совершенно очевидно, другое дело, хотим мы или не хотим использовать это влияние на управляющую организацию.

 

 

Олег Наумов: Ни в одной развитой стране мира нет столько ветхого и аварийного жилья, как у нас. Почему у нас в стране так много домов, которые не только требуют ремонта, а в которых просто опасно жить?

 

Галина Хованская: Да потому что двадцать лет государство не занималось этой сферой. С 90-го года капитальный ремонт практически прекратился. Дома наши были более терпеливы, чем трубы и коммуникации. Но вот пришел час, когда уже и дома начали разрушаться. Крыши, перекрытия подвалы, все начало приходить в ужасное состояние, не подлежащее эксплуатации. А жить – то надо. Потому что построить и переселить туда граждан новый дом все-таки дороже. Есть такая поговорка: скупой платит дважды. И вот, не выделяли этих денег, вовремя не отремонтировали – значит, будем платить дороже, потому что надо построить новое жилье, переселить туда граждан.

 

Олег Наумов: Но ведь большинство квартир у нас уже приватизировано, и разве не сами граждане, как собственники этого жилья, должны беспокоиться о ремонте своих домов?

 

Галина Хованская: Да, граждане будут должны, я делаю акцент на будущем времени. Я напоминаю, есть закон о приватизации жилищного фонда, все его прекрасно знают. Так вот статья 16 этого закона говорит о том, что бывший наймодатель, обязан производить капитальный ремонт жилищного фонда. А кто это? – это государство, потому что раньше у нас муниципального управления не было. Обязан. Значит, обязанность осталась. Но когда говорили об этом только я и мои коллеги из «Справедливой России», нас воспринимали, как популистов, как людей, которые вводят в заблуждение граждан. Местная власть обрадовалась, что теперь все можно столкнуть на жителей, и все эти обязательства, разбирайтесь, дорогие собственники, с ними сами. Восстанавливайте свой дом. А у нас собственники – это нищие собственники, у которых кроме комнаты в коммуналке или в бывшем общежитии, или малюсенькая квартира, где трое живут, ничего нет. И эти люди еще получают адресную помощь, субсидию на оплату коммунальных услуг. Тем более они не могут выделить деньги на капитальный ремонт, а это очень по финансам емкое мероприятие. Так вот хочу сказать следующее: эта статья действует. Это уже подтвердил Верховный суд. Сначала в ответе на мое обращение, а затем уже решением пленума было сказано, что действительно, бывший наймодатель , то есть государство, если обязательство возникло на момент приватизации, а как правило,  у нас дома по тридцать-сорок лет не ремонтировались. Обычный цикл – 20-25 лет. Значит, если на момент приватизации ваш дом уже нуждался в капитальном ремонте, то это в чистом виде обязанность бывшего наймодателя, то есть государства.

 

Олег Наумов: Что же предпринимают в этих условиях государственные органы, отвечающие за содержание жилищного фонда?

 

Галина Хованская: Что сделало государство?  Поняв, что это может очень плохо кончиться, если все собственники из таких домов бывшего государственного фонда подадут иски, то бюджеты местные просто рухнут, государство создает фонд содействия реформированию ЖКХ. С этим национальным позором нам надо заканчивать, сказал президент,  идея была озвучена красивая, но как это было реализовано? Все обвязано целым рядом условий. Чтобы получить эти деньги местной власти, нужно очень сильно постараться, в том числе и нарушая уголовное законодательство. Причем, если власть не справлялась и не выполняла условий поступления этих средств – страдали граждане. Я считаю, что это совершенно неправильно. Нельзя ставить в зависимость от выполнения условий местными властями безопасность и здоровье граждан, которые проживают в этом аварийном жилье.

 

Олег Наумов: Почему у нас в стране такое дорогое жилье?

 

Галина Хованская: Хорошие вопросы задаете. Жилье дорогое, потому что изначально для того, чтобы получить разрешение на строительство и начать стройку, нужно договориться с чиновниками. И на этом уровне жуткая коррупция, где-то 25-30% откатов. Мне говорят, что я оптимистка, когда я вот так оцениваю. Мы оплачиваем взятки чиновникам, мы оплачивает очень тяжелую долгую схему согласования, медлительность чиновников. Но вот сейчас кризис, многие инвесторы «выпали в осадок», ничего не строится, поэтому предложений очень мало, а спрос по-прежнему есть. А когда растет спрос, понятно, что цены растут. Это уже работает рынок.

 

Олег Наумов: Почему вы выступали за то, чтобы была разрешена деприватизация жилья?

 

Галина Хованская: Потому что далеко не все хотят собственниками быть. Я хочу вам сказать, что помимо будущих требований по капитальному ремонту, к собственнику будут еще в ближайшее время предъявляться требования по новому единому налогу на недвижимость «земля плюс дом», а рассчитываться он будет по стоимости, близкой к рыночной. Когда шла агитация за приватизацию жилья, нам объясняли все ее преимущества, что мы имеем право распорядиться жильем и т.д., но никто не говорил об обязанностях. Никто не говорил о капитальном ремонте, никто не говорил о налоге, никто не говорил, что нужно свое жилье страховать, тебе же никто ничем не обязан.

 

Олег Наумов: Какие меры предпринимают в других странах, чтобы снизить расходы на коммунальное хозяйство, и можем ли мы перенять этот опыт?

 

Галина Хованская: В Европе очень популярно как раз отопление либо одного дома, котельная на один дом или на небольшой микрорайон. Это гораздо экономичнее получается. Тогда нет проблемы этих длинных коммуникаций, этих длинных километровых труб. Но у нас городские власти были сторонниками таких теплоцентралей, больших ТЭЦ и т.д. Разница уже очевидна, и очевидно, куда в какую сторону нужно идти, тем более в маленьких городах. Но для этого тоже нужны средства. Просто так, в одночасье, поменять эту схему – невозможно, нужны очень большие финансовые ресурсы.

 

Олег Наумов: Капитальный ремонт дома – дело дорогостоящее, поэтому графа «капремонт» входит в наш ежемесячный платеж, и средства копятся на протяжении нескольких лет. Но ведь это невыгодно, потому что часть этих накоплений съедает инфляция.  А как в других странах решают проблему капитального ремонта ветхих домов?

 

Галина Хованская: Накопления – это  в нашей ситуации риск эти деньги потерять. Мы предлагаем: кредитование, и говорим, какой в этом случае должна быть роль государства: дать кредит на льготных условиях. Вот что делать вы спрашиваете, как в Европе? Там граждане получают средства на капитальный ремонт по супер льготным условиям. Если вы приедете из-за рубежа вам такой кредит не дадут. В Германии,  максимально поощряются компании, которые предлагают такого рода услуги. Они имеют колоссальные льготы. Средства, затраченные на эти цели, не подлежат налогообложению. Если нам будут давать кредит на капремонт на европейских условиях и на длительный срок, ситуация изменится. Мы, конечно же, примем решение, получить этот кредит. И мы будем знать, что  деньги  идут на наш дом, на те работы, которые нам нужно в доме произвести. А не на те, которые предписываются каким-то начальником, который никогда в подвал нашего дома не заходил и на крышу не забирался. Мы будем отдавать кредит постепенно и будем контролировать этот процесс. Я думаю, что вот на это собственники согласятся.

 

Олег Наумов: Да, это разумное предложение. Но почему же вам не удается решать проблемы хотя бы на законодательном уровне?

 

Галина Хованская: Нас пока мало. Мы предлагали, вот наш проект, к нему даже претензий нет. Его отклоняют только потому, что внесли не те депутаты. Понимаете? Вот мой проект о внесении изменений в Жилищный кодекс, который бы решил многие проблемы граждан, был принят четыре года назад в первом чтении, благодаря Миронову, когда я была еще избрана по одномандатному округу, и не было еще «Справедливой России». И через четыре года его отклонили без всякой аргументации. Сейчас мы снова будем вносить поправки, которые решают проблемы переселенцев, жителей коммунальных квартир, жителей общежитий, товариществ собственников жилья.

 

Олег Наумов: Странно слышать, что важные поправки, решающие жилищные проблемы граждан, внесенные в Жилищный кодекс депутатом Галиной Хованской, не принимаются только потому, что она состоит во фракции «Справедливая Россия». А что же партия власти? Может быть, теперь в предвыборный год обратит внимание на проблемы ЖКХ? Владимир Путин попросил ускорить работу над пакетом законов по регулированию цен на услуги ЖКХ, законов, регламентирующих деятельность управляющих компаний. Но принять новые правильные законы - это только полдела. Как их исполнить?  В уже существующем законодательстве много прекрасных норм, которые просто не выполняются. Есть закон о ТСЖ, но чиновники теперь просто навязывают их создание и договоры со своими управляющими компаниями. Таким образом, какую проблему мы не затронем, в том числе и ЖКХ, ее нельзя решить без главного: устранения из нашей жизни коррупции и создания эффективного аппарата управления. А это возможно только тогда, когда есть политическая конкуренция, свобода выбора и сменяемость власти.

 

«Орен-ТВ»

29 января 2011 г.