Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Почему большинство граждан, не доверяют власти, но и не хотят протестовать? Олег Наумов и генеральный директор Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков в программе «Диалог» телеканала «Орен-ТВ».
опубликовано: 22-01-2011

Олег Наумов: Дмитрий Медведев еще в начале своего президентства главными приоритетами своей политики провозгласил борьбу с коррупцией и демократизацию политической системы. Понятная и правильная задача: коррупцию подавить, а общество раскрепостить. Но пока происходит все наоборот. Коррупция раскрепощается, а общество подавляется. Ярким примером такого подавления могут служить нашумевшие аресты известных оппозиционеров 31 декабря на Триумфальной площади. Примеров расцвета коррупции каждый из вас может привести десятки. Такая ситуация не может не отражаться на экономике. В последнем рейтинге инвестиционной привлекательности среди 196 государств, Россия оказалась в самом конце списка, рядом с Пакистаном и Центрально-Африканской республикой. Но вот что интересно: расцвет коррупции, несправедливость выборов, аресты оппозиции не вызывают у граждан желание сопротивляться, а наоборот, порождают апатию и безразличие.

Вы согласны с тем, что в стране вместо обещанной демократизации началось очередное «закручивание гаек»?

 

Валерий Хомяков: Смотря, в какой области. Если говорить о политической, то тут действительно, есть такой большой гаечный ключ, который надет на определенный винт, и одни силы пытаются его сдвинуть по часовой стрелке, другие против. Поэтому каждый раз подвижки то в одну сторону, то в другую. То есть идет борьба. Борьба за то, что делать с нашей политической системой. Президент уже неоднократно говорил о том, что она находится в кризисе и с этим многие и не спорят, действительно кризис очевиден. В первую очередь из-за того, что «Единая Россия» и исполнительная власть настолько слились друг с другом, что отличить, где начинается исполнительная власть и где начинается партийная структура, просто невозможно.

 

Олег Наумов: Власть опирается на \"Единую Россию\", а \"Единая Россия\" опирается на власть, и этому симбиозу никакая оппозиция вообще не нужна.

 

Валерий Хомяков: Это вполне логично. С одной стороны. Любая правящая партия в любой цивилизованной стране всегда желала бы, чтобы оппозиция была ослаблена. Это нормальное явление. Другое дело, что если взять американскую партийную систему и то, как формируется исполнительная власть, ни одному партийному функционеру никогда в голову не придет, ни в демократической, ни в республиканской партии, стать губернатором и самого себя продвинуть. Мы взяли европейскую систему партийную, понимая, что она нам больше подходит, а на самом деле взяли худшие ее элементы.

 

Олег Наумов: Нет ли такой опасности, что это единство одной партии с властью заведет страну в тупик?

 

Валерий Хомяков: Конечно, это уже видно. В чем принципиальное отличие предвыборной ситуации 2007 года и 2011? Взять 2007 год. Деньги льются в страну рекой, нефте- и газодоллары, металлы, наполняется бюджет, зарплаты платятся, все хорошо, все довольны, стабилизации выше крыши…. И что сейчас? 2010 год, отмечен несколькими факторами, которые будут иметь огромное значение в предстоящую избирательную кампанию. Фактор первый, о чем и президент говорил: на местном уровне власть либо сама давным- давно является криминальной, и в этом ей потворствуют местные правоохранительные органы, либо срослась с криминалитетом. С другой стороны, то, как вели себя руководители субъектов федерации в ходе пожаров, когда уже пожары начинались и надо было срочно принимать решение? Многие из них просто врали. Врали Москве и говорили: у нас все в порядке, мы сами справимся. И досправлялись. Сгорели деревни, погибли люди. Отсюда вывод: снизу растет криминал, губернаторы ведут себя как удельные князья, Москва здесь самый показательный пример,  – это все несет угрозу нашей государственности.

 

Олег Наумов: Доверие граждан к трем ветвям власти продолжает падать. Сегодня по данным ВЦИОМ, парламенту доверяет только 36% респондентов, правоохранительным органам – 31%, судебной системе 27%. Однако, по данным Фонда общественного мнения, только 19% готовы участвовать в митингах и других протестных акциях. Почему при таком низком уровне доверия власти, мы не видим широкого протестного движения?

 

Валерий Хомяков: Власть должна радоваться, что пока социология говорит о том, что сегодня мало кто готов выйти на улицу и протестовать. Но когда дело затрагивает интересы конкретных людей, они не остаются равнодушными.

 

Олег Наумов: В обществе апатия, простой гражданин старается держаться подальше от политики, вместе с тем позиция пассивной жертвы унизительна для человеческого достоинства. Что должно произойти, чтобы  наступил конец терпению?

 

Валерий Хомяков: Я бы не хотел такого сценария. Мы это вес видели в 80-х, слава Богу, тогда все обошлось без серьезных гражданских конфликтов.  Поэтому, хотелось бы, чтобы все-таки в первую очередь осознала сама власть, что надо ценить эту апатию. И не надо дразнить лихо, пока оно тихо. Русский народ он такой, долго спит, потом вдруг просыпается и начинается 17-й год или 91-й. Просто тогда и в 17-м году власть достала. Доставать людей не надо.

Рост уличной активности можно только прогнозировать. У нас теперь каждое 11-е число на Манежной площади будут происходить события. То было одно число 31 на Триумфальной, теперь 11, на Манежной. Может произойти, что к началу избирательной кампании у нас все числа календаря будут заняты.

 

Олег Наумов: Борис Грызлов на открытии сессии Госдумы сообщил данные об «увеличении скорости рассмотрения законопроектов в парламенте». Можно ли считать скорость штамповки законов критерием эффективности законодательного органа?

 

Валерий Хомяков: Говорить о том, что чем быстрее законы принимаются, тем более эффективен парламент – это значит не до конца осознавать, что представляет собой парламент и в чем его функции. Только законодательная или еще и представительная функция?  И еще. Посмотрите, откуда все законы идут? Из правительства или из администрации президента. Президент с посланием выступает – появляются поправки к закону. Что сами депутаты инициируют?

 

Олег Наумов: И качество этих законов…

 

Валерий Хомяков: И качество, мы видим, как в свое время сработал закон о монетизации льгот. Люди вышли на улицы.

 

Олег Наумов: В декабре выборы в Государственную Думу. Можно ли надеяться, что эти выборы будут более справедливыми и прозрачными?

 

Валерий Хомяков: Хотелось бы, чтобы этот план по сдаче голосов в пользу «Единой России», эта технология выборной кампании, в конце концов, закончилась. В первую очередь хотелось бы, чтобы закончилась паровозная технология. Губернатор должен быть губернатором, а не возглавлять региональный список партии Единая Россия. Его задача другая: следить за тем, чтобы выборы в его регионе были честными и чистыми. И если все-таки, президент возьмет эту работу за критерий оценки деятельности губернатора, я думаю выборы будут более честными и чистыми. Надежд нет, но оптимизм в нашей стране терять нельзя. Это единственное, что осталось.

 

Олег Наумов: На ваш взгляд, изменится ли структура нового парламента, появятся ли там новые политические партии?

 

Валерий Хомяков: Я думаю, что могут появиться новые политические партии. Я не исключаю, в связи с изменениями в законодательстве, которые сейчас произошли, что там может оказаться партия «Яблоко», шансы есть. Для этого, наверное, партии «Яблоко» стоит подумать и уговорить своего лидера и основателя Григория Явлинского возглавить список. Это было бы более правильно для этой партии. Нельзя исключать, что и у «Правого дела» появится шанс. Но опять таки, представители партий-то появятся, но это же не будут большие фракции. Один, два мандата. Ну и что? Да. Будут права в соответствии с регламентом, будет трибуна. Но все-таки я думаю этого маловато. Здесь прослеживается некоторое желание продемонстрировать тому же Западу: ну вот, было четыре партии, теперь шесть. Либералы появились, социал-либералы. Все – политическая система оживает. На самом деле это, конечно, это иллюзия оживления.

 

Олег Наумов: То, что предстоящий парламент будет примерно таким же, как и ныне действующий, в этом сомневаться не приходится. Но можем ли мы надеяться, что хотя бы в будущем у нас будет парламент – местом для дискуссий. Что депутаты, избранные в него, победили на честных и справедливых выборах?

 

Валерий Хомяков: Если президент примет решение, что собирает два миллиона подписей и регистрируется, как кандидат от населения, а любые партии могут поддерживать, возникнет совершенно любопытная ситуация. В 2012 году: президент выдвинут от общества, и у него во многом развязываются руки. Вот тогда в стране действительно возникает та самая реальная политика, та самая реальная дискуссия. И уже в следующем избирательном цикле, Дума может стать местом для дискуссий, таких, какие мы наблюдали в 90-е годы.

 

Олег Наумов: Прошлый год закончился ледяным дождем в Центральной России, «концом света и тепла», а также аэродромным коллапсом в ряде регионов станы, где отличились, в том числе и Оренбургские авиалинии.  Мы судим о власти по тому, как она решает проблемы. Но откуда может появиться доверие к власти, если авиакомпании не думают в полной мере возмещать материальный и моральный ущерб граждан, а десятки населенных пунктов до сих пор получают свет и тепло с перебоями? Сегодня общество в целом не доверяет власти, суду, парламенту и правоохранительным органам, но массовых протестов нет. Люди не хотят потерять стабильность, боятся политических баталий и демонстрируют готовность и дальше терпеть все неудобства собственного положения и пассивно наблюдать за властью. Но это долготерпение опасно, прежде всего, своей непредсказуемостью. Политику должны делать те, кому доверяет народ. А для этого нужны честные выборы, при которых становится реальной сменяемость власти. Только тогда президент сможет выполнить свои обещания по искоренению коррупции и модернизации страны.

 

«Орен-ТВ»

22 января 2011 г.