Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Как уберечь молодежь от пагубного влияния националистической идеологии и воспитать подрастающее поколение толерантным? Олег Наумов и заместитель директора Института этнологии и антропологии Российской Академии наук, профессор Владимир Зорин в программе «Диалог» телеканала «Орен-ТВ».
опубликовано: 15-01-2011

Олег Наумов: В середине декабря прошлого года в Москве на Манежной площади произошли погромы. В них участвовали более 5 тысяч воинственно и националистически настроенных футбольных фанатов. На этой неделе 11 января националисты вновь попытались повести митинг протеста. Но в  этот раз на Манежную площадь заранее были стянуты большие силы правоохранителей, и беспорядки удалось предотвратить. С чем связано такое обострение межнационального конфликта? Кто стоит за массовыми беспорядками в Москве и чем это может обернуться для России? Тогда, в декабре прошлого года все началось с убийства спартаковского болельщика. Подозреваемые в этом преступлении выходцы с Кавказа сначала были  задержаны, но затем отпущены следователем.  Это вызвало общее возмущение, футбольные фанаты вышли на улицы, протестуя против действий властей. Многотысячный протестный митинг  перерос в настоящий националистический погром, с которым едва справились ОМОН и милиция. Такие проявления нетерпимости, ксенофобии, экстремизма не могут не беспокоить общество. Но особенно тревожно, что ксенофобия катастрофически молодеет. Мэр Москвы уже обратился к школьникам с просьбой не принимать участия в подобных мероприятиях.

Декабрьские события на Манежной площади очень сильно взволновали общество и до сих пор обсуждаются. Что это было: акция националистов или возмущение болельщиков бездеятельностью властей?

 

Владимир Зорин: Конечно, самое время проанализировать ситуацию и проанализировать эти события. Это как сигнал с манежной площади о том, что у нас не все в порядке в области гармонизации межнациональных отношений, что в целом по многим направлениям эта работа оказалась упущенной, оказалась на задворках, на обочине политики и деятельности и институтов гражданского общества, и органов местного самоуправления, и федеральных органов. Но, нам надо понимать, что и мы все несем ответственность за эти события. Ведь сигналов о том, что не все благополучно, у нас было достаточно. Я конечно с ужасом подумал о том, что было бы с Александром Сергеевичем Пушкиным, если бы он 11 декабря оказался на Манежной площади. Я думаю, что мы бы не имели ни «Сказку о царе Салтане», ни « Евгения Онегина».

 

Олег Наумов: Сигналы о неблагополучии в области межнациональных отношений были и раньше. Это избиения трудовых мигрантов из республик Средней Азии и убийства иностранных студентов в Петербурге, Воронеже, межнациональные конфликты в Карелии и Ставрополье. Между тем, по данным социологов, приток мигрантов как серьёзный фактор обострения межнациональных отношений рассматривают лишь 6% опрошенных. Остальные основными причинами называют рост межнациональной неприязни, увеличение агрессивности, насилия и убийств, террористические акты.

 

Константин Моргунов, консультант Управления по связям с общественными, национальными и религиозными организациями министерства культуры, общественных и внешних связей Оренбургской области: Межнациональная напряженность на постсоветском пространстве - это естественное следствие тех социально- экономических и политических изменений, которые произошли в конце 20-го, в начале 21-го века. Как бороться с этим злом, как попытаться локализовать межнациональную напряженность? Должна быть продуманная государственная национальная политика, которая прежде всего выражается в этнокультурной политике, то есть в удовлетворении этнокультурных потребностей представителей всех национальностей, которые проживают в России.

 

Владимир Зорин: Я бы не хотел снимать ответственность и с институтов гражданского общества, которые активно не участвовали в этих процессах, которые не способствовали интеграции приезжающей к нам молодежи из числа мигрантов, а также из числа внутренних мигрантов с Кавказа. Я бы также сказал здесь о федеральных органах управления, их равнодушие привело к тому, что финансирование программ этнокультурного развития в сравнении с докризисным периодом сократилось в два, в два с лишним раза. Ну и определенную долю ответственности я бы возложил на СМИ, как институт гражданского общества. Вы посмотрите, из огромного количества преступлений, которые совершались, или правонарушений, которые совершались у нас в различных регионах, ну просто активно вытаскивались все случаи, где присутствовал элемент межнациональных отношений.  Но в России нет такой территории, класса, улицы,  где бы жили люди одной национальности. В этом плане любой конфликт можно представить как межнациональный.

 

Олег Наумов: В Европе накоплен огромный потенциал толерантности, но и там стали задумываться о ее коррекции,  об изменении миграционной политики. Почему проект мультикультурной Европы дает сбои?

 

Владимир Зорин: Многие эксперты и специалисты знали о том, что в политике мультикультуризма, которую проводила Европа, был заложен сегодняшний ее кризис. Потому что вопросами интеграции нового поколения мигрантов, их социальная жизнь не наблюдались, и они оказались на обочине общественной жизни.

 

Веналий Амелин, заместитель министра культуры, общественных и внешних связей Оренбургской области: То, что было летом 2005 года в южной Франции - поджог машин, это называют межэтническим конфликтом - это социальный конфликт. То есть первое поколение пыталось интегрироваться в общество, нынешнее поколение живет, видит, что его дискриминируют, коренное население учится в престижных вузах, у них хорошие машины, хорошо обеспечены. Естественно во Франции это был протест социальный.

 

Олег Наумов: В США прогресс толерантности очевиден. Еще недавно афроамериканцы были людьми второго сорта, а сегодня Барак Абама – президент страны. И там вопросы общности людей, независимо от того, какой они веры, национальности, мне кажется, решаются более успешно.

 

Владимир Зорин: Я думаю, что в Америке проблем межрасовых отношений достаточно. Но, безусловно, позитивный опыт есть, и я с удовольствием  и восхищением смотрю американские фильмы, где есть и насилие, и стрельба, но если вы увидите там двух полицейских, то они разной этнической принадлежности. Поэтому, мы должны не только гордиться своим собственным опытом, который очень богатый,  но нам не надо чураться опыта международного, например, в области регулирования миграционной политики.

 

Олег Наумов: Эксперты отмечают, что проблемы нетерпимости, ксенофобии, экстремизма в российском обществе с маргинального пространства перемещается в основное поле общественной жизни. И при этом ксенофобия и экстремизм катастрофически молодеют. 

 

Владимир Зорин:  Это комплексная проблема. Нельзя не согласиться с тем, что экстремизм и ксенофобия у нас молодеют, и молодеют очень активно. Это просто говорит о том, что целый пласт нашего населения, молодежь и молодежная политика выпали из поля зрения власти.

 

Олег Наумов: А есть ли какая-то программа борьбы с этим злом?

Это гораздо дешевле, чем применение силы для ликвидации уже возникших конфликтов.

Владимир Зорин: Программа работы с молодежью – это обязанность государства и общества. Знаете, здесь ничего нового не надо придумывать. Все это есть и в опыте государства, и даже в опыте постсоветского периода. Это конечно спорт, активизация молодежных организаций. Еще раз я хочу сказать, что нельзя экономить на воспитании молодежи, и нельзя экономить на национальной политике. Потом все эти просчеты оборачиваются очень дорого. Поэтому необходима работа по предупреждению конфликтов, воспитание толерантности. Здесь нельзя обойтись без активизации роли органов местного самоуправления. Я могу привести много позитивных примеров по Оренбургской области, где именно действия органов местного самоуправления способствовали ликвидации многих очагов напряженности. Через диалог с этнокультурными организациями, через диалог с правоохранительными органами, через культурные программы, через развитие народного творчества, языка, литературы и культуры.

 

Веналий Амелин, заместитель министра культуры, общественных и внешних связей Оренбургской области: Самое главное, что есть - это взаимодействие власти и институтов гражданского общества. В данном случае речь идет о 130 национальных культурных организациях.. Есть механизм - совет по делам национальностей, его возглавляет губернатор. Есть программа реализации модели региональной национальной политики, уже шестая по счету, принятая за постсоветский период. Она  предполагает и сохранение и развитие национальных культур, этнокультурного образования, и что немаловажно, профилактику и предотвращение экстремизма, формирование толерантного сознания, особенно у молодежи. Программа комплексная и  включает несколько разделов: государство, общество, личность, семья, и предполагает усиленную работу с молодежью, потому что в основном негативизм в этих процессах проявляет молодежь.

 

Олег Наумов: Россия всегда была многоконфессиональной страной, но в последнее время проблемы мирного сожительства религий возникают все чаще. Например, недавние события в Москве, когда мусульмане хотели построить мечеть, однако жители района, предполагаемой застройки, фактически запретили это делать. 

 

Владимир Зорин: Но, как я понимаю, в Оренбурге таких проблем нет? А почему, опять же обратимся к опыту оренбургских властей. Там налажен диалог, там налажено сотрудничество между различными конфессиональными организациями не только на высоком уровне губернатора, а на уровне органов местного самоуправления. Люди умеют договариваться, слышат друг друга. К большому сожалению, в последнее время в Москве не всегда удавалось вести диалог,  слышать другую сторону. Хочется надеяться, что новое руководство Москвы извлекло соответствующие уроки. Еще раз хочу сказать: только диалог, только объяснение позиций и уважение к позиции большинства. Тогда все вопросы разрешаются.

 

Олег Наумов: Все мы заинтересованы, чтобы в нашей стране люди находили общий язык вне зависимости от национальной принадлежности и вероисповедания. На ваш взгляд, кто должен играть первую скрипку в том, чтобы эти отношения налаживались: общество или государство?

 

Владимир Зорин: Тут нельзя выделить главного ответственного. Ведь формула этноконфессиональной стабильности очень проста: жесткий треугольник, где одна сторона – это органы исполнительной власти, другая сторона это правое поле и воспитание, и основание, или третья сторона – это институты гражданского общества. Уберите из этого треугольника одну составляющую, или сократите ее, и система потеряет жесткость и у нас могут быть всякие эксцессы, всякие драматические события. Мы все должны понимать свою ответственность и думать о том, как наше слово отзовется и как отзовется наше действие. Это очень деликатный процесс, который требует уважения позиции другого. И идти этот процесс должен исключительно в правовом поле.

 

Константин Моргунов, консультант Управления по связям с общественными, национальными и религиозными организациями министерства культуры, общественных и внешних связей Оренбургской области: Я считаю, что задача государства - создать условия для повышения культурного и образовательного уровня граждан России, прежде всего, молодежи. Задача семьи, общества заключается в том, чтобы воспользоваться этими условиями, чтобы дети развивались, повышали свой культурный уровень, и чтобы они не участвовали в межнациональных конфликтах, чтобы они понимали тех людей, которые рядом с ними находятся, чтобы они были толерантны.

 

Олег Наумов: Вы считаете, у нас сейчас сложилась система воспитания толерантности в подрастающем поколении, или еще необходимо очень много?

 

Владимир Зорин:  Есть такой детский поэт, если я не ошибаюсь, Даниил Хармс, он сказал: «Можно сорок тысяч раз уронить железный таз, но фарфоровую вазу уронить нельзя ни разу». Вот и межэтнические отношения, межнациональный мир, это такая вещь, которая требует очень бережного отношения. Предстоит сделать очень много, начиная от детского сада, от семьи и кончая высшим образованием и трудовыми коллективами. Система у нас только складывается. Я сейчас не говорю о традициях, у нас есть замечательные традиции. Ведь сам народ вырабатывал эти механизмы веками, начиная от смешанных браков, билингвизма, обмена традициями и ритуалами, участия в общих праздниках. Т.е. народ имеет эту практику. Важно ее поддерживать, лелеять. И конечно система нуждается  в развитии и совершенствовании. Россия, россияне, общероссийская гражданская идентичность – это не пустой звук, это реальность. Если у нас не будет российской идентичности, то у нас будет какая-то другая. Как говорил Наполеон, или вы свою армию содержите, или вы кормите чужую армию. Так и здесь у нас нет альтернативы, и я думаю, что мегатренд движения нашего общества, основное направление – это не Манежная площадь, а толерантность.

 

Олег Наумов: Россия всегда была многонациональным государством. В летописи «Повесть временных лет» говорится, что еще 11 веков назад на  территории образовавшегося Русского государства насчитывалось 17 языков и 29 этнических групп. Прошедшая в прошлом году перепись показала, что сегодня в России  более 230 языков, наречий и диалектов, и около 190 народов. Это и есть наше главное богатство. Это и есть наш главный ресурс, с которым мы будем и  модернизацию экономики проводить, и будущую жизнь строить.  Несмотря на всю заметность и резонансность декабрьских событий в Москве, мне думается, что это нельзя назвать трендом развития нашего общества. Но эти эпизоды наглядно показывают необходимость повышенного внимания к межнациональным проблемам, каждодневной работы по воспитанию терпимости и толерантности в подрастающем поколении. Нельзя допустить, чтобы в двадцать первом веке человек жил в страхе за свою жизнь только потому, что он другой национальности, или другой веры. Или просто другой.

 

«Орен-ТВ»

15 января 2011 г.