Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Станет ли упрощение регистрации шагом к отмене института прописки и внутренних паспортов. О том, как технический прогресс, меняет наши представления о привычных вещах в программе «Диалог» телеканала «Орен-ТВ» говорят Олег Наумов и известный юрист и политик Борис Надеждин.
опубликовано: 11-12-2010

Олег Наумов:12 декабря - день Конституции Российской Федерации. В своей обыденной жизни мы редко вспоминаем о ней, и даже сам этот день давно перестал быть праздничным. А ведь  Конституция провозгласила основные права и свободы граждан, в том числе право гражданина на свободу передвижений. Однако с выполнением этого права, как и многих других, дело обстоит неважно. Весь советский период граждане страны не имели права на свободу передвижений, потому что были прикреплены пропиской к конкретному месту жительства. В 1993 году прописка формально была отменена. Вместо нее ввели два вида регистрации – по месту жительства и по месту пребывания. Но, по сути, мало что изменилось. Недаром народ по-прежнему называет ее пропиской. И вот, наконец, с 1 января 2011 года в России вводятся новые правила регистрации граждан. Следующими шагами, по мнению экспертов, будет реформирование института прописки и отмена внутренних паспортов. Итак,  временная регистрация упрощается. Кто-то даже назвал это глотком свободы. В чем смысл этих новых правил?

 

Борис Надеждин: На самом деле, регистрация де-факто, как средство доступа к каким-то особо благоприятным условиям жизни уже большого значения не имеет. Пожалуй, единственное, что осталось – это пресловутая московская прописка, и этот вопрос касается в первую очередь пенсионеров и бюджетников. Просто то, что получают пенсионеры и бюджетники в Москве намного выше, чем во всей остальной стране. Хотя в Москве и цены выше. Этот процесс и сама процедура регистрации стал достаточно бессмысленным хотя бы потому, что очень трудоемкий. Это огромное количество людей, которые в паспортных столах держат 140 миллионов карточек, в которых пишут, кто где прописан, и все это давно уже не соответствует реалиям рыночной экономики  и общества, в котором мы живем, и вполне логично, что эта процедура постепенно сходит на нет.

 

Александр Соколов, член Общественной палаты: Сам принцип закрепления людей  по какому-то месту жительства является противоречащим духу Конституции, где зафиксировано, что любой гражданин РФ имеет право свободного выбора места жительства. У нас же тот институт, который сейчас есть, несмотря на то, что он официально не называется пропиской, а называется постоянной и временной регистрацией, дает возможность для многих органов власти, прежде всего правоохранительных органов, ущемлять права россиян, просто подталкивает к коррупции. Я знаю, что у многих московских милиционеров это основная статья личного дохода: проверять людей на улице и брать с них деньги при отсутствии регистрации. Но самое главное, это унижает людей.

 

Олег Наумов: Нынешняя система регистрации, как и любая бюрократическая процедура, очень сильно мешает гражданам России. По данным ВЦИОМ, почти половина из оформлявших постоянную или временную регистрацию граждан, стояли в длительных очередях. 26 % столкнулись с неудобным графиком работы, 23 % – с грубостью сотрудников паспортных столов, 12 % получателей этой госуслуги встретились с требованием дополнительных, не предусмотренных законом документов и вымогательством взяток, 10 % – с отказом в регистрации. Необходимость стоять в очереди  - не единственная проблема. Чтобы зарегистрироваться у родственников или друзей, необходимо получить согласие всех прописанных в квартире жильцов, которые должны одновременно прийти в паспортный стол. Зачастую организовать это бывает крайне сложно и занимает много времени. Новая упрощенная система регистрации значительно облегчит жизнь граждан. Хотя бы потому, что меньше нужно будет сталкиваться с чиновниками, меньше времени тратить на саму процедуру оформления регистрации.

 

Александр Соколов, член Общественной палаты: В чем принципиальная разница ситуации после 1 января и сегодняшней:  не надо будет никуда ездить, и не надо будет добиваться разрешения от органов государственной власти. Вы просто об этом уведомляете. Вот номер договора об аренде жилья, вот владелец жилья, ФИО, паспортные данные, если государство хочет проверить – оно это проверит. Если оно доверяет своим гражданам, то на этом процедура заканчивается.

 

Владимир Груздев, депутат Государственной Думы: Более того, эта процедура предполагает, что вы в электронном виде будете получать временную регистрацию, для этого вам необходимо будет в электронном виде опять же сослаться на договор найма, который вы можете приложить или условия перечислить, и все отсюда вытекающие права и обязанности у вас возникают.  То есть сразу снимаются все вопросы передвижения граждан. Сейчас, когда они приезжают из Владимирской в Ленинградскую область, и когда они заболевают, им услуги медицинские не предоставляются, потому что говорят: извините, вы не житель Ленинградской области. Все эти проблемы будут сняты, и это даст возможность нашим гражданам совершенно спокойно передвигаться по стране и получать все социальные услуги, которые гарантированы государством.

 

Олег Наумов: Новые правила регистрации, несомненно, упрощают жизнь гражданам. Но необходимо учесть и все негативные последствия, к которым может привести нововведение. Например, иностранная миграция в Россию. Не окажется ли она в результате нововведений бесконтрольной?

 

Борис Надеждин: Дело в том, что иностранцы у нас регистрируются особым образом. Каждый, кто въезжает в страну, заполняет миграционную карту, и если человек останавливается на несколько месяцев, или хочет получить вид на жительство, он должен показать, где он собирается жить. В большинстве случаев это либо родственники или знакомые, или та компания, которая пригласила его на работу.  Должно быть так. Никаких прав на это помещение такая регистрация не дает. Сейчас гораздо важнее права собственности. Вот если вы собственник, если вы купили квартиру, дом или офис, тут другая история. А сама по себе регистрация никаких особых прав не дает, и иностранец только благодаря регистрации, никаких особых прав не получает.

 

Валерий Хомяков, генеральный директор Совета по национальной стратегии: Я вот живу здесь в Сокольниках, кто-то узнал мой адрес, мою фамилию, может быть паспортные данные, потом узнаю, что у меня по этому адресу живет уже сто человек. Есть такая опасность? Конечно, и зачем мне это нужно, так же, как и другому человеку, живущему в Оренбурге, Орске, Бузулуке. Поэтому я думаю, что конечно нововведение надо начинать, но  действовать очень аккуратно. Действительно, будут непонятные миграционные потоки, пойди, посмотри, кто и откуда приехал, кто и где на самом деле живет.

 

Александр Соколов, член Общественной палаты: На самом деле, можно делать и сейчас то же самое. Если посмотреть случаи, которые сейчас происходят в городе Москве, то очень часто люди, пробивая по Интернету жителей своей квартиры, вдруг обнаруживают, что в ней прописано еще 15 человек, кроме него. Потому что, это все покупается.

 

Светлана Шевченко, начальник отдела обеспечения паспортной и регистрационной работы УФМС: Да, действительно, порядок сейчас предусматривает, что, зарегистрировавшись на едином государственном портале госуслуги.ру, гражданин заполняет необходимые документы. И в частности в заявлении о регистрации по месту пребывания он, в том числе указывает лицо, которое регистрирует его у себя, и указывает основания, по которым он его у себя регистрирует.

 

Олег Наумов: Такими основаниями может быть договор найма жилья, если квартира сдается, либо заявление собственника о  регистрации данного гражданина. То есть в любом случае без согласия собственника по закону зарегистрироваться вряд ли будет возможно.

 

Светлана Шевченко, начальник отдела обеспечения паспортной и регистрационной работы УФМС: Зарегистрировав гражданина, обратившегося за оказанием данной услуги, мы направляем в его адрес уведомление о том, что он зарегистрирован, впоследствии направляется по адресу свидетельство о регистрации по месту пребывания, а собственнику одновременно направляется уведомление о том, что по его адресу зарегистрирован такой-то гражданин. И вот если собственник на самом деле такого согласия на регистрацию не давал, то он вправе обратиться к нам с заявлением об аннулировании данной регистрации.

 

Олег Наумов: Вслед за упрощением процедуры регистрации, по мнению экспертов, властям придется реформировать институт прописки. Граждане опасаются, что возникнет масса проблем, ведь на место  прописки завязаны и пенсии, и страховки, и медицина. Как с этим быть?

 

Борис Надеждин: Дело в том, что хотя регистрация будет отменяться, но все муниципалитеты как сейчас ведут свои собственные, отдельно от федеральных, реестры нуждающихся в жилье, реестры тех, кто имеет право на бесплатную медицинскую помощь. Более того, во многих городах построено социальное жилье, которое предоставляют нуждающимся. Этот вопрос перестает быть общегосударственным, фиксироваться в паспорте, как штамп, но все учеты, естественно, остаются. И каждый из нас, кроме того, что он в паспортном столе записан, и в паспорте штамп стоит, каждый из нас записан в большом количестве реестров. У кого есть квартира – записан в регистрационной палате, все мы записаны в списках избирателей, хочешь, не хочешь, все автоматически записывается. Мы все записаны во всевозможных медицинских страховых компаниях, как держатели полисов, приписанные к какой-то больнице. Я даже больше скажу: во многих продвинутых городах можно встать на очередь, на квартиру и в детский сад не традиционным старым способом: прийти в контору, написать заявление, приложить кучу справок, а просто по Интернету. Есть федеральный закон об открытости органов власти, об информационных базах. В рамках его все это постепенно будет делаться именно так.

 

Валерий Хомяков, генеральный директор Совета по национальной стратегии: Я бы не торопился с этим вопросом. На самом деле, я действительно считаю, что паспорт – анахронизм, который у нас существует. Действительно, Европа живет без паспортов, Америка тоже. У американцев есть паспорт, но они получают его, когда выезжают за границу. Внутри страны он не требуется, они вообще не знают, что это такое. Но, между прочим, Европа шла к отмене паспортов достаточно долго, это не в один день случилось. Учитывая ту ситуацию, в которой мы находимся, я думаю, что сейчас если сделать это очень быстро, резко и повсеместно, то наверно это может привести к весьма неприятным вещам. В том числе и в социальной сфере.

 

Олег Наумов: Каждый субъект Федерации имеет свое законодательство, в том числе социальное. В Питере, например, да и в Москве тоже, львиную долю бюджета пенсионера составляют региональные доплаты и пособия. Если получить регистрацию станет очень просто, то где гарантии, что пенсионеры не хлынут в те регионы, где очень высока степень социальной защиты? Можно ли этого избежать?

 

Борис Надеждин: Для того, чтобы попасть в московскую базу пенсионеров вы должны предъявить какое-то жилье в Москве. Если раньше это было связано с пропиской, то сейчас это в основном связано с правом собственности. Проще говоря, если вы такой странный пенсионер, что хотите получать лишние, как их раньше называли «лужковские» 3-4 тысячи рублей пенсии и ради этого купите квартиру в Москве, которая стоит миллионы рублей, то это будет довольно странное решение. В этом смысле люди из Оренбурга не смогут так легко поселиться в Москве. В любом случае, еще раз говорю, общефедеральной прописки со штампом в паспорте может быть и не будет, но каждый, кто захочет получать московскую пенсию, устроить ребенка в московскую школу, должен будет предъявить муниципальному органу какое-то жилье где он живет: то ли свидетельство о собственности, то ли договор аренды. Как еще?

 

Олег Наумов: Глава Сбербанка Герман Греф предложил создать единую электронную карту россиянина. В ней могут содержаться паспортные, пенсионные, налоговые и банковские данные. Что это даст?

 

Борис Надеждин: Расскажу такую историю: недавно я был в гостях у одного уважаемого человека, который показал мне, как собственно выглядел паспорт Российской империи. Это паспорт какого-то его предка. Это огромная бумага, на которой написаны следующие слова: глаза серые, нос горбатый, волосы светлые и т.д. В конце какие-то печали. Фотографии нет. Тогда наблюдалось отсутствие технологической возможности их делать. Мы сейчас привыкли, и сейчас паспорт в нашем понимании это бумага  с печатью на бланке и с фотографией. Но жизнь идет вперед, понимаете. Постепенно средства идентификации личности могут быть вполне компьютерными. Если раньше мы пятачок в метро кидали и проходили, сейчас никого не удивляет что вы ходите к какой-то картонкой, прислоняете и проходите. Так будет и здесь. Вполне возможно существование системы идентификации личности в виде некоей пластиковой карты, которую вы можете засовывать куда угодно: в турникет автобуса, метро, в сбербанк, даже в избирательную комиссию, сейчас и выборы автоматизируются. И мы к этому неизбежно идем. Идентификация личности сейчас все больше и больше осуществляется таким путем.

 

Валерий Хомяков, генеральный директор Совета по национальной стратегии: Я тут усматриваю несколько другое. Не хочу никого ни в чем обвинять, но думаю, мы сдаем паспорта, получаем карточки, наверно, мы должны опять какие-то деньги заплатить. Нет ли здесь финансовой какой-то подоплеки. Связан ли этот проект с тем, что мы хотим Европе показать, что мы тоже без паспортов, или это просто обычный финансовый проект. Карточку надо покупать. Платить деньги. Если 100 миллионов поменяют паспорт на карточку – то это выльется в достаточно солидную сумму.

 

Олег Наумов: ФМС настроена еще более радикально, предлагая вообще отказаться от внутренних паспортов и ввести единый документ, являющегося внутренним и заграничным паспортом. Сейчас Россия – одна из немногих стран, где сохранена архаичная система разделения паспортов на внутренние и заграничные. На ваш взгляд, когда это станет возможным?

 

Борис Надеждин: Дело в том, что это тоже веление времени. В советское время паспорт был основным документом, в котором все про человека было написано.

Там было, где вы родились, как вас зовут, национальность была указана, паспорт фиксировал семейное положение, воинскую обязанность, все на свете. Но поскольку сейчас все эти реестры давно компьютеризованны, и факт вашей прописки уже не столь важен, у вас может быть несколько квартир в собственности в разных городах страны, и это все в паспорте не отразить никак, в то же время эти данные есть в соответствующих базах Росрегистрации. Дальше. Что касается вашего семейного положения, кроме этого есть регистрация в ЗАГСе, рождения, брака и т.д, и в любой точке страны работник ЗАГСа нажимает кнопку, если вы пришли регистрировать брак или ребенка, и проверяет, не состоите ли вы в другом браке и т.д. Мы вступаем в новую эпоху, когда выяснить личность человека и его статус можно не путем того, что он предъявил паспорт или какой-то другой документ, а просто набрав его в компьютере. Мы к этому идем, и это, я считаю, правильно.

 

Олег Наумов: Экономисты утверждают, что чем активнее трудоспособное население перемещается внутри страны в поисках работы, тем лучше для развития экономики. Но наши граждане переезжать в другой район или город не хотят. Если житель США в среднем меняет место жительства 13 раз, Великобритании - 7 раз, то гражданин России - 1,5 раза за всю жизнь. Главная причина такой инерции наших граждан - недоступность жилья в России.

 

Олег Наумов: Насколько упрощение регистрации, отмена паспортов будут способствовать экономическому развитию страны?

 

Борис Надеждин: В советское время миграцию людей, их возможность проникнуть в Москву сдерживал институт прописки, я уж не говорю о том, что до 60-х годов большинство крестьянского населения вообще паспортов не имели. В этом смысле не могли покинуть свою деревню, потому что в городе к нему подошел бы милиционер и тут же его бы отправили обратно, то сейчас ситуация другая. Сейчас другие механизмы сдерживают людей от возможности сменить место жительства – в первую очередь экономические механизмы. Все может быть были бы рады жить в Москве, но у кого есть деньги купить там жилье. Вот в чем вопрос. Мы вступаем в такой период, когда административные, милицейские и прочие способы прикрепления людей по месту жительства теряют всякий смысл.

 

Александр Соколов, член Общественной палаты: Дело в том, что сам факт разрешительной регистрации не изменит картину передвижения людей кардинально. Он изменит самое главное – у людей не будет повода сомневаться в чувстве собственного достоинства, которое постоянно унижается административными органами, заставляющими делать те или другие вещи.

У нас есть регионы с переизбытком населения, есть регионы, в которых не хватает людей, и в районах с переизбытком населения очень многих держит факт прописки, факт этой постоянной регистрации, от того, чтобы покинуть регион, где нет работы и ехать в регион, где есть работа.

 

Олег Наумов: Типичная ситуация в крупных городах, особенно в Москве, когда милиционеры останавливают людей, явно видя, что они иногородние, и начинают требовать паспорт, смотрят, когда он приехал и когда собирается уезжать, а по сути, вымогать деньги.

 

Борис Надеждин: Способность у наших милиционеров вымогать деньги столь многообразна, что лишение их этого счастья – это позитивно. Но есть нюанс. А чего это вас остановили и вдруг требуют паспорт? Формально милиционер прав: «для выяснения личности» поэтому всем рекомендуется ходить по Москве с паспортами. Потому что если у вас вдруг паспорта нет или вы стесняетесь его показать по каким-то причинам, то милиционер действительно имеет право вас задержать на три часа для выяснения вашей личности. И другое дело, когда вы показываете милиционеру паспорт жителя Оренбургской области, например, и милиционер говорит: а что это вы в Москве делаете и так далее. Мой совет простой: гнать его в шею и ничего не объяснять, потому что никаких легальных оснований запрещать гражданину России гулять по Москве не существует. Есть ли у вас билет на поезд, где вы живете – это ваше глубоко частное дело. Другая ситуация с иностранцами. Тут есть нюансы. Можно попросить вид на жительство или справку о регистрации по месту временного пребывания – это другой вопрос. Но гражданин России в силу Конституции свободен в своем передвижении по стране. Ну, за исключением закрытых объектов: нельзя ходить по атомным станциям, зонам для заключенных – там нельзя свободно гулять. А вот по Москве можно.

 

Олег Наумов: Новации по упрощению регистрации, безусловно, упростят весь миграционный процесс, будут способствовать конкуренции за трудовые ресурсы и тем самым двинут экономику вперед. Кроме того, отпадает необходимость личного общения россиян с органами регистрационного учета. Такая процедура становится более комфортной, позволяет людям сэкономить время. Не за горами и полная отмена института регистрации и внутренних паспортов. Специалисты уверены: все разговоры о том, что возникнут проблемы с социальными льготами, медицинским обслуживанием, налогами и прочим - полная чушь. Идентификационные номера и развитие информационных технологий позволяет решать все эти проблемы. Да, для больших городов это верно, но Москва и города-миллионники - это еще не вся Россия. Нужно помнить об этом. И прежде чем отменять паспорта и институт регистрации, не стоит ли сначала обеспечить повсеместное внедрение этих новых технологий?

 

«Орен-ТВ»

11 декабря 2010 года.