Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Конвенция о правах ребенка и ее реализация в России. Олег Наумов, депутат Государственной Думы, член комитета по вопросам семьи, женщин и детей Елена Вторыгина и член Общественной палаты Александра Очирова в программе «Диалог» телеканала «Орен-ТВ».
опубликовано: 20-11-2010

 

Олег Наумов: 20 ноября 1989 года Генеральная Ассамблея Организации  Объединенных Наций  приняла Конвенцию о правах ребенка.  По ней все дети мира имеют право на жизнь в безопасной и здоровой среде, право на полное развитие своих способностей, право на защиту от всех видов дискриминации. Наша страна ратифицировала этот документ 20 лет назад. Но и сейчас мы не можем утверждать, что соблюдаем все статьи этого международного закона.

Для России проблема защиты детства остается чрезвычайно острой. Ежегодно 2000 детей в России погибают от насилия в семье, по той же причине 2700 детей кончают жизнь самоубийством. Ежедневно в нашей стране появляется 314 сирот, из них 138 - по причине лишения родительских прав. С двадцатилетием подписания Конвенции о правах ребенка совпало оглашение приговора по нашумевшему делу семьи Агеевых. Приемную мать Глеба Агеева обвинили в жестоком обращении с сыном и приговорили к исправительным работам. А в скольких семьях продолжают истязать детей: и родных, и приемных? Сколько детей в России не имеют возможности посещать детский сад, не ходят в школу, живут впроголодь? Сколько детей вовлечено в преступные группировки, по вине взрослых страдают наркоманией, алкоголизмом, ВИЧ – инфицированы? Итак, конвенция о правах ребенка ратифицирована Россией 20лет назад. Как она, на ваш взгляд, выполняется?

 

Александра Очирова: Все больше обращается внимания на эту проблему, в связи с демографической ситуацией, которая сложилась в стране, в связи с тем, что очень многие проблемы зашкаливают: по части социально сиротства, насилия и всего, что не должно присутствовать в пространстве детства. Выполнение очень многих прав ребенка упирается в социальную сферу и в законодательство, поэтому я думаю, это должно быть гарантировано государством на федеральном уровне. Сейчас очень многие функции отданы в регионы. И, на мой взгляд, это неправильно. Я думаю, что должны быть приняты минимальные социальные стандарты качества жизни, в которых было бы обозначено право детей на социальную безопасность на федеральном уровне.

 

Галина Пикалова, заместитель министра социального развития Оренбургской области: В Оренбургской области проживает более 400 тысяч детей, это практически пятая часть населения области. Опекаемых детей, которые содержатся в опекунских семьях и в приемных у нас более 9 тысяч. 70% из них непосредственно проживают в семьях. Проблемы детства, которые существуют у нас в регионе, это практически те же проблемы, которые существуют по всей России.  Прежде всего, я хотела бы назвать – это социальное сиротство. Когда при живых родителях,  дети остаются без внимания, без заботы. И у нас таких детей около 6 тысяч. Для этих детей, конечно, принимаются различные меры поддержки на региональном уровне.

 

Олег Наумов: В России насчитывается более 30 миллионов несовершеннолетних граждан. Среди современных опасностей взрослые отмечают наркотики, насилие, компьютерные игры, влияние улицы и болезни. Сами же дети расценивают опасности так: около трети опрошенных опасаются насилия со стороны родителей и других взрослых. 30% главной проблемой считают наркоманию; 17% - вредное влияние улицы; 12% - алкоголизм. А в чем на ваш взгляд, состоят главные проблемы детства в России?

 

Александра Очирова: Я бы самым большим приоритетом обозначила духовно-нравственную компоненту отношения общества к этой теме. Это, во-первых. Во-вторых, необходимость проведения эффективной семейной политики, ее законодательное обеспечение, с прописанной ответственностью родителей за развитие своих детей. Во-вторых, это социальные сироты. Дети при живых родителях. Потому что, когда умирают родители, это понятно, это случается везде. Но, у нас социальных сирот более 700 тысяч это говорит об определенном состоянии общества, которое недостойно нашей страны. Говоря о социальной политике и о политики в отношении поддержки детей, мы должны сказать, что в нашей стране присутствует очень серьезная дифференциация. Это дифференциация между отдельными слоями населения, между самыми богатыми и самыми бедными. Это дифференциация между регионами, которые имеют разные возможности реализации прав детей. И внутри регионов. И территориальное и социальное расслоение – это не самые лучшие условия, в которых можно было бы обеспечить одинаковость исполнение прав ребенка.

 

Олег Наумов: Вы упомянули Семейный кодекс. Надо ли вносить туда поправки?

 

Александра Очирова: Я упоминала как раз отсутствие семейной политики на уровне законодательства. Потому что одного Семейного кодекса мало, хотелось бы, чтобы у нас был еще и социальный кодекс как в Европе: кодекс социального обеспечения. Такой документ, который привел бы в порядок наше законодательство, убрал все противоречия, которые есть, чтобы семья, ее определение, как субъекта права появилась в нашем законодательстве.

 

Елена Вторыгина: В любом случае, ребенок сам по себе не может быть. Все проблемы семьи – проблемы этого ребенка. Это и бедность, 52% живет россиян за чертой бедности. Это и проблема дошкольного образования. Ни одну женщину не заставит государство рожать никакими законами. Только уверенность в сегодняшнем и завтрашнем дне своего ребенка. Когда я буду уверена, что государство позаботится обо мне и о моем ребенке. Пока же у нас мизерные пособия, которые исполнительная власть не увеличивает, ссылаясь то на слабость бюджета, то на недосуг. Как мы женщину заставим рожать? Если она заранее знает, она еще ребенка не родила, она уже в очередь на детское учреждение должна встать, чтобы он попал в этот детский сад. Это ненормально.

 

Олег Наумов: Детям нужен уход и воспитание с самого раннего возраста. Первые пять лет жизни - это лучшее время для развития ребенка, для подготовки его к учебе в школе. Однако тысячи родителей по всей России не могут устроить своих чад в детские сады. Нет мест. В итоге многие семьи вынуждены, дожидаясь своей очереди, держать детей дома или прибегать к недешевым услугам нянечек.

 

Елена Вторыгина: Детские сады – отдельная тема для наших детей. Во всех городах России и в Оренбурге тоже мне задавали те же самые вопросы: тысячи очередников на детские учреждения. Нам предлагает правительство: возвращайте те детские сады, которые в 90-е разбазарили, отдали и т.д. Кто их разбазарил то? Их не сегодняшние дети и родители разбазарили. Это же государство все делало. Поэтому мы сегодня говорим, что нужна целевая федеральная программа по строительству дошкольных учреждений. Субъектам Федерации этого не вытянуть, потому что основная масса их дотационные. У них такие скудные бюджеты, что иногда можно губернаторов и пожалеть. Особенно стоит пожалеть глав муниципальных образований, которые с глазу на глаз со своим населением каждый день. И не знает он, куда ему сегодня деньги девать: дороги чистить, ремонтировать и строить, жилые дома возводить, либо детские учреждения восстанавливать. Никогда они с этой проблемой не справятся. Это только должна быть федеральная целевая программа.

 

Олег Наумов: А пока нет никакой целевой федеральной программы, пока не хватает детских садов и денег на увеличение пособий, детей в стране становится все меньше. Не спасает даже введение материнского капитала: 20 лет назад в школу пошли 22 млн. детей, в 2010 году – около 13 миллионов.

 

Александра Очирова: Демографические проблемы мы можем решить, когда рождаемость в семье будет не менее трех детей. Это тот стандарт, основа, из которой мы должны исходить, и поэтому мы должны поддерживать рождаемость именно эффективными механизмами проведения семейной политики, начиная с того, что сделать обязательным дошкольное образование, что влечет за собой создание новых детских садов, дошкольных учреждений. С ответственностью, которая должна быть прописана на всех уровнях восхождения ребенка во взрослого человека.

 

Галина Пикалова, заместитель министра социального развития Оренбургской области:  Как правило, мы действуем по факту. А наша задача сейчас стоит, чтобы мы на ранних стадиях неблагополучия в семье могли помочь этой семье, могли оказать какую-то конкретную помощь, чтобы не допустить перехода этой семьи в статус неблагополучной. Еще бы одна проблема - неполные семьи. Это очень незащищенные семьи, которые не имеют никаких льгот, кроме федеральных мер поддержки, в виде пособия детям до полутора лет. Но у нас приходит много писем: одиноким мамочкам после полутора лет сложно, практически невозможно, содержать ребенка. И общая для всех проблема, и для неполных семей, и для семей с детьми – инвалидами, и для многодетных  семей –  работодатели не желают принимать мамочек, которые растят детей, на работу.

 

Олег Наумов:  Законодательство по детям. Сегодня есть серьезные претензии к законодательным органам. По некоторым вопросам охраны детства необходимо срочное принятие закона, а Госдума почему-то медлит. Помните закон об увеличении срока полномочий президента и депутатов? Тогда парламентское большинство было куда расторопнее.

 

Елена Вторыгина: У нас в Госдуме закон о защите детей от информации в СМИ в первом чтении с трудом прошел, а во втором – и не знаем, когда будем рассматривать. С экрана телевизора льется кровь, убийства, насилия, безнравственные всякие действия, и ребенок это смотрит с утра до ночи, потому что не все родители имеют возможность своего ребеночка оградить от телевизора. Для большинства наших детей основной досуг – смотреть телевизор. Законопроект, в котором рассматривается уголовная ответственность за сексуальное надругательство над несовершеннолетними, не может найти своего места в Госдуме. Третий год он не может пройти ни одно чтение. Нам его возвращают и возвращают на доработку. В последнем варианте уже все были за нас: и правительство, и следственный комитет, и прокуратура. Но комитет по законодательству его отклонил снова без объяснения причин. У нас не проходит законопроект о детях-инвалидах, где мы просим часть материнского капитала дать детям-инвалидам с рождения. Им иногда приходится делать операцию в первые полгода жизни. Потом уже будет поздно, просто они гибнут. Но мы этого добиться не можем. Законопроект не проходит, и никогда, наверное, не пройдет, потому что у правительства один ответ: недостаточно средств. Но у правительства хватает средств на все, кроме детства.

 

Олег Наумов: У нас законодательно закреплено равенство родителей, но на практике всегда преимущество отдается матери. И сейчас многие считают, что надо это закрепить и законодательно. Вы как считаете?

 

Александра Очирова: Родители должны нести равную ответственность за ребенка. Так положено по рождению, так всегда было. К сожалению, есть отклонения от этой нормы, потому что очень много разводов, очень много брошенных детей. Это все последствия безответственности родителей, может быть даже большей, чем государства. Я на стороне тех отцов, которые максимальным образом стараются выполнять свои обязанности, но когда речь идет о спорах, часто особенно в обеспеченных семьях возникают возможности изъять ребенка у матери, только потому, что ее экономическая устойчивость отличается от отцовской – я резко возражаю.

 

Олег Наумов: Сейчас во многих школах  изучают конвенцию о правах ребенка. И это правильно: дети должны знать свои права и уметь их защищать. Но иногда возникает ситуация, когда подросток начинает злоупотреблять своими правами. Как быть в такой ситуации взрослым?

 

Александра Очирова: Нужно восстановить нормальный климат, который есть в семье. Семья всегда была многопоколенной в России. Сейчас мы, наверное, можем говорить о другой семье, о разных ее видах, формах взаимодействия внутри семьи, но уважение к родителям – это всегда было коньком формирования детей в семье, воспитания в семье. Но это должно хорошо стыковаться с тем климатом, который существует у нас в обществе.

 

Ольга Хлуденева, учитель информатики и английского языка школы № 7 Оренбурга: Мы никогда не говорим на уроке только о правах ребенка. Урок всегда называется «Твои права и обязанности» и рассматриваются они не только с правами и обязанностями, но всегда в связи и неотделимости друг от друга. Нужно знакомить учащихся и с их ответственностью за нарушение каких-то положений. Это курение в школе, употребление нецензурных слов, потому что в любых уставных документах это прописано. И, конечно, надо говорить о таких серьезных вещах, как, например, распространение наркотиков, за которые предусматривается административная и уголовная ответственность.

 

Олег Наумов: На ваш взгляд, какие должны быть шаги со стороны государства и общества, чтобы улучшить положение детей в нашей стране?

 

Александра Очирова: Я думаю, что есть две категории, которые нужно осмыслить на и уровне закона, и на уровне исполнительной власти, и на уровне гражданского общества. Это ответственность за детей и безопасность наших детей во всех ситуациях, в которые наши дети попали. Этот приоритет права на социальную безопасность, должен не только быть прописан в законодательстве, он должен исполняться.

 

Елена Вторыгина: Я считаю, что нам нужен большой национальный проект по защите детей России. И там должно все просто абзацами: образовательные услуги, медицинские услуги, услуги досуга, как семью нам поддержать здоровую, а не только пьющую, гулящую. Здоровую семью, которая тоже требует внимания государства. Я считаю, что сегодня недостаточно женщин во власти. Мы просто по-другому мыслим. Мы принимаем решения через душу и сердце. Даже в своем семейном кошельке  мы определяем, что сегодня главное, и первым делом отдаем средства на наших детей. Потому что это наше будущее как родителей, я уж не говорю про всю Россию. Так если мы думаем о будущем России, давайте сегодня в каждой деревне,  в каждом субъекте Федерации подумаем о детях.

 

Олег Наумов: Заканчивается первое десятилетие двадцать первого века. Один из печальных его итогов для России  – провал в социальной сфере: большинство наших соотечественников бедны, нездоровы и не слишком образованны. Еще более печален тот факт, что все эти характеристики в полной мере относятся и к детям. У нас не хватает денег, чтобы сохранить их здоровье,  обеспечить детскими садами, чтобы дать им хорошее образование,  а порой и просто накормить. Добавьте к этому перечню насилие и жестокость в семьях, бездомность и беспризорность тысяч детей, сиротство при живых родителях. Каким же наше общество будет через 20 – 30 лет? Нормы Конвенции о правах ребенка используются в качестве критерия, по которому можно судить о прогрессе. Государства обязаны периодически представлять доклады о ситуации в области прав ребенка. Наша страна должна будет предоставить такой доклад в Организацию Объединенных Наций в 2011 году. Каким будет этот доклад? Как мы отчитаемся перед миром за своих детей?

 

«Орен-ТВ»

20 ноября 2010 г.