Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Оренбургскому областному театру кукол исполнилось 75 лет. О проблемах и успехах театра, об артистах и их куклах в программе «Диалог» беседуют Олег Наумов и директор театра Александр Паин.
опубликовано: 07-11-2010

 

Олег Наумов:  В этом году оренбургскому областному театру кукол исполнилось 75 лет. Похоже, для театра это возраст зрелости, потому что в новый 76-й сезон театр выходит с богатым репертуаром, в котором есть и премьеры, и обновленные спектакли прошлых сезонов, полюбившиеся зрителям.

Первый спектакль кукольного театра состоялся в 1935 году, когда по сути никакого театра еще не было. На летней эстраде детского парка имени Кирова стояла бархатная темно-зеленая ширма, над которой с помощью простых тряпичных кукол  был показан первый спектакль «Ивашка-батрачонок». Позднее появился у театра свой дом, сложнее и интереснее стали куклы. Разные времена пережил театр: и военные, и застойные, и перестроечные. Пережил и период безвременья: десять лет в театре не было режиссера. Новый этап в жизни театра начался, когда  в 2006 году сюда пришел новый  директор, а в 2007-ом - молодой режиссер.  За последние три года в Оренбургском театре появились такие яркие спектакли, как «Снежная королева», «Женитьба Бальзаминова», «38 попугаев», «Королевство кривых зеркал», «Доктор Айболит». А какие события  вы считаете наиболее важными как для артистов театра, так и для их зрителей?

 

Александр Паин: Я считаю то, что мы именно сейчас празднуем 75-летие, для нашего театра, для нашего города это величайшее событие. Почему? Потому что, посмотрите язык только остался тот же, но страна то уже совсем другая, поколение уже другое, а театр как играл «Гадкого утенка», как ставил «Красную шапочку», как люди ходили смотреть на «Машеньку и медведя», так и ходят на эти спектакли. И я считаю, что это величайшее достижение нашего коллектива, и более того, мы ставим сказки в новой редакции, а интерес зрительский не угасает, а наоборот, все больше и больше.

 

 

Олег Наумов: Принято считать, что кукольный театр – это для детей. И каждый уважающий себя родитель время от времени покупает билет и ведет свое чадо на спектакль. И если уж он придет сюда со своим ребенком, то обязательно увидит, что для детей играют здесь так же, как и для взрослых, только лучше. А ходят ли к вам взрослые, что вы ставите для них?

 

Александр Паин: Давайте мы все-таки начнем с детских спектаклей, потому что понятно, что театр кукол – это, прежде всего, театр для детей. Люди должны знать, что если театр для маленького человека после трех лет выпал из его развития, то такой человек вообще потерян для театра. Более того, я как профессиональный педагог, не могу не сказать, что родители со своими маленькими детьми общаются в сутки 15 минут. Остальное время они ухаживают за ними. Мы как раз и восполняем этот пробел в семейной педагогике, когда мы помогаем родителям найти возможность пообщаться со своими детьми. Но это мы говорим о детях. Теперь о взрослых. К большому сожалению, театр кукол не считается взрослым театром. Это глубочайшее заблуждение. И, слава Богу, что наш театр, как только образовался и после определенного периода, когда почувствовал в себе силы, стал ставить спектакли для взрослых. Сейчас, когда пришел к нам новый главный режиссер, Вадим Смирнов, мы решили восстановить эту изумительную традицию и ставим спектакли для взрослых, и они очень востребованы. Это, прежде всего, «Женитьба Бальзаминова», «Тень» Евгения Шварца, остросоциальный спектакль, который и сегодня актуален, 10 ноября состоится премьера спектакля  «Генералы в юбках». Это классический взрослый спектакль.

 

Олег Наумов: Артист кукольного театра – отличается ли он от обыкновенного артиста любого другого театра? В чем специфика, особенности работы?

 

Александр Паин: Хоть они и взрослые, им далеко за сорок, но даже в пенсионном возрасте это все равно дети. Они так же обижаются, как дети, они так же чувствительны к хорошему слову, как маленькие дети. Они очень тонкие натуры, очень чувствительны к похвале и очень тонко замечают несправедливость. Это особенность не только наших актеров, а актеров театра кукол вообще. Актеры нашего театра, они не играют, они живут на сцене. И, более того, мастерство режиссера как раз в том и состоит, чтобы при распределении ролей учесть психологические особенности каждого актера, а уж потом только его мастерство как актера и когда эти две составляющие сходятся, зритель понимает, что театр – это не игра, а это жизнь.

 

Вадим Смирнов, главный режиссер театра: Кукла – у живого человека она в руках, она перед ним, она над ним. И все внимание в спектакле и в работе актера отдается этой кукле. То, как она живет, как она дышит. И уже нас как зрителей интересует не мысли и переживания актера, ни его работа мышц, красота его тела, а красота тела и думы вот этой неживой материи, которая в руках актера. И главная задача, чтобы зритель влюбился, не просто поверил, а влюбился в того или иного персонажа, которого перед нами исполняет вот эта кукла. Кукла, через которую, живет актер.

 

Олег Наумов: Существует ли у вас проблема кадров,  как вы ее решаете?

 

Александр Паин: Здесь я должен сказать доброе слово в сторону моих учредителей. Когда пять лет назад встал вопрос о  том, что в театре труппа возрастная и мы должна влить сюда свежую кровь, то мои руководители подсказали: давай открывать какой-то профессиональный курс. Подумав хорошенько и взвесив все за и против, мы решили обратиться к тогдашнему директору колледжа культуры и искусства Виктору Мячину и на его базе мы решили создать профессиональный курс актера-кукольника. И вот сейчас мы их уже выпускаем, и на наших подмостках уже идут спектакли студентов, начинающих актеров, которые через полгода получат официальный диплом, большая часть этих молодых людей вольются к нам в труппу.

 

Олег Наумов: Главные артисты в вашем театре все же куклы. Где вы их берете? Чем куклы 1935 года, когда театр только начал работать, отличаются от нынешних?

 

Александр Паин: Можно посмотреть на художественную стилистику этих кукол, которые были в 60-е годы, и совершенно недавних. Один из воссозданных спектаклей называется «Королевство кривых зеркал». И посмотрите, герои остались теми же, и техника та же, но изменился материал, потому что раньше они были больше деревянные. Мы стараемся использовать современные ткани, потому что сейчас тканей огромное количество. А принцип остался тот же: сначала делаем эскизы, потом отливки, делаем механизм куклы, в зависимости от того, какой выбрал режиссер, а потом их одеваем и расписываем и вот они становятся живыми существами.

 

Олег Наумов: Театры по решению правительства должны стать автономными учреждениями. Но даже руководители театров имеют к этому различное отношение. К примеру, Олег Табаков, еще пару лет назад, выступал за самоокупаемость театрального дела. А руководитель Архангельского молодежного театра Виктор Панов, уверен, что «культура на самоокупаемости - все равно, что картошка на самоокучивании». А вы как считаете, возможно ли, чтобы театр перешел на самоокупаемость?

 

Александр Паин: Нам, театру российской провинции, наверно нет смысла принимать участие в этих дебатах, потому что все ясно и понятно и так. Этот вопрос у нас дискуссии никакой не вызывает, потому что наше министерство очень четко решает в пользу государственной поддержки театров, и мы, как детский театр, не ощущаем никаких недостатков в поддержке, и мы с ними работаем, как с равноправными социальными партнерами. Они четко ставят задачи, мы четко их выполняем, и в этом плане разногласий нет.

 

Олег Наумов: Хорошо, государство – главный спонсор. А есть ли у вас частные спонсоры, помощники, готовые вкладывать свои силы и средства в развитие театра? Что ими движет?

 

Александр Паин: Я хочу сказать, что здесь существует два типа людей. Есть меценаты, и неправда, что в России эта традиция утеряна, а есть спонсоры, это те люди, которые вкладывают в наш театр и хотят иметь рекламную выгоду. И это нормально. Для примера хочу сказать, что у нас есть гениальный менеджер, который Эдуард Берлин. Он выпускает всем известную «живую» воду. Так вот он пришел к нам и предложил сделать на его деньги спектакль по мотивам книги С. Хомутова и В. Моисеева «В поисках живой воды». Мы сделали пьесу по этой книге и поставили спектакль. Конечно, главный герой там был Водяной. Понятно, что рекламируя наш спектакль в виде Водяного, мы рекламировали и его продукцию, то есть воду. Это один тип людей. Есть другой тип людей. Например, А. Подонев, их бизнес абсолютно не нуждается в рекламе, они тянут линии электропередач. Нам нужно было издать книгу по истории театра. Он пришел со своим директором, положили не стол деньги и говорят: нас  даже не нужно в этой книге пропечатывать, просто мы любим детский театр и считаем, что должны ему помогать по совести, тем более, что наши дети сюда к вам ходят. Вот вам другой тип. Или возьмите областной совет женщин, который возглавляет О. Хромушина. Это человек, на которого нам нужно равняться. Они просто посмотрели со своим правлением наши спектакли и решили так:  областной профессиональный театр у нас один, а районов у нас много,  (муниципальный театр кукол, который у нас есть, не может выезжать в дальние районы). И они придумали программу, которую назвали «Путешествие в сказку». Они находят деньги, оплачивают нам поездки, и мы ездим в самые дальние районы нашей области. Я считаю, что это абсолютно государственный подход к решению и социальных, и демографических проблем, которые скапливаются в каждой области, в частности, в нашем регионе.

 

Олег Наумов: Перед поездкой в Китай президент страны Дмитрий Медведев обмолвился, что работу губернаторов будет оценивать по их отношению к театрам. Как у вас складываются отношения с областной властью?

 

Александр Паин: Нам дан зеленый свет, и мы ездим спокойно по всем городам и весям, и все прекрасно понимают, что это позиция губернатора. Нам наше министерство выделило специально деньги на транспорт. И когда мы ездили в Самару, самарские театралы позавидовали нам, когда увидели японский автобус с кондиционером, оборудованный всеми причиндалами для таких дальних путешествий. Я думаю, что это лучший показатель отношения власти.

 

Олег Наумов:  Чем ваш театр живет сегодня? Каким вы видите его завтрашний день?

Александр Паин: Во-первых, наш театр стал одной большой творческой семьей. Есть свои внуки, есть свои дети, свои мамы, папы, бабушки и дедушки. Это и в труппе, и в административном творческом коллективе. Я считаю, что именно такое возрастное соотношение цементирует коллектив. Говоря о бабушках и дедушках, я, прежде всего, имею в виду тех актеров, которые получили свою профессию из рук замечательнейшего кукольника народного артиста СССР Романа Борисовича Ренца. Это краеугольный камень нашей нынешней творческой составляющей. Дальше пришли люди, которые учились уже у других, в  учебных заведениях Новосибирска, Нижнего Новгорода. И сейчас заканчивает обучение курс на базе колледжа искусства и культуры. Когда такое соотношение, я считаю, что в творчестве это позволяет театру спокойно смотреть в будущее. А что такое будущее? Буквально вчера пришел руководитель одного из отделов нашего министерства и сказал: есть предложение сделать проект реконструкции театра. Что для директора может быть приятнее. И сейчас мы работаем над тем, чтобы сделать наш театр еще красивее, еще больше, напихать сюда как можно больше технических новинок. Чтобы мы могли на равных состязаться с новыми кинотеатрами с их суперэлектроникой, с 3Д- форматом, и чтобы дети по-прежнему ходили к нам смотреть «Красную шапочку» и «Снежную королеву». Вот это наше будущее.

 

Олег Наумов: В наш электронный век театрам выживать непросто. Многие считают, что театральное искусство устарело, и должно уступить дорогу новым форматам. Театрам ничего не остается, как шагать в ногу со временем, придумывая и изобретая что-то новое, удивительное и необыкновенное. И здесь оренбургский театр кукол на верном пути. Ставятся новые спектакли, обновляются куклы, планируется реконструкция здания театра. В 2007 году специально для больных детей начала работать программа \"Куклотерапия\". По этой программе слабо слышащие и плохо видящие дети, дети с церебральным параличом получили возможность прикоснуться к искусству театра. Врачи говорят о несомненности лечебного эффекта. Думаю, что куклотерапия вполне показана и любому здоровому ребенку, который задается вопросом: что такое хорошо и что такое плохо? Лучше, чем театр, на него вряд ли кто ответит.

 

7 ноября 2010г.

«Орен-ТВ»