Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


При нынешних темпах строительства Россия достигнет сегодняшнего «шведского» уровня обеспеченности жильем только через 50 лет. О жилищных проблемах современной России в программе «Диалог» телеканала «Орен-ТВ» говорят Олег Наумов и депутат Государственной Думы Галина Хованская.
опубликовано: 26-09-2010

Олег Наумов: Те, кто имеют семьи, знают, что поговорка «с милым рай и в шалаше» работает недолго, максимум до появления детей. По данным опросов, причиной более 40%  всех разводов в стране является отсутствие качественного жилья. Плохие жилищные условия приводят к отказу от рождения детей, многочисленным конфликтам и бытовым преступлениям. Таким образом, удручающее состояние жилищного фонда стало одной из главных причин падения рождаемости и демографического кризиса в России. Возможно, жилищная проблема не была бы такой острой, если бы не огромное расслоение населения на богатых и бедных. Доходы большинства жителей России не позволяют накопить денег на покупку даже одной квартиры за всю жизнь. Впрочем, ситуация была бы еще более катастрофичной, если бы не бесплатная приватизация, в результате которой и бедные, и богатые семьи получили в собственность жилье. А пять лет назад для решения жилищной проблемы был принят национальный проект «Доступное и комфортное жилье». Но в последнее время о нем как-то стали забывать.

 

Олег Наумов: Весной этого года на рассмотрение в Госдуме было представлено четыре проекта поправок к Жилищному кодексу. В чем суть поправок, предлагаемых вами?

 

Галина Хованская: Я вносила поправки, и не только в Жилищный кодекс, но и в закон «О фонде содействия реформированию ЖКХ». Оренбургской области выделяются деньги на капитальный ремонт и на снос аварийного жилья и на расселение граждан. Но условия предоставления этой помощи из фонда, такие, что, честно говоря, их выполнить нельзя.  То есть практически они провоцируют местные органы власти на подлог. Приведу простой пример: определенный процент ТСЖ на определенной площади нужно создать, иначе денег не получишь. К чему это приводит? К массовому созданию липовых ТСЖ, которые являются юридическими лицами, зарегистрированы, но не функционируют. А есть просто конфликтные ситуации, когда люди не хотят ТСЖ, они хотят выбрать непосредственное управление, которое не предполагает выделение денег из фонда. Почему дискриминирована одна из форм, которая вполне годится для маленьких домов? К великому сожалению, вот эта норма, процентовка ТСЖ,  приводит к фальсификации протоколов общих собраний, заталкиванию жителей в эти ТСЖ. Я предлагала это требование исключить, потому что создание товариществ дело исключительно добровольное. Еще одно условие, которое совершенно не устраивает в этом законе, Нужно нищему собственнику заплатить 5% , иначе денег не дадут.  Чем хуже дом, тем выше цена вопроса капитального ремонта. Что происходит? Вы не можете заплатить 5%, вы пенсионерка, вы получаете субсидию, а так вас тут много таких в доме, хорошо мы пойдем тогда в другой дом. Там более обеспеченные люди, хотя, может быть, дом меньше нуждается в капремонте. Но собственники в этом доме могут заплатить эти 5% за капремонт. Я тоже пыталась исключить эту норму. Все согласны, но «Единая Россия» у которой большинство в Госдуме просто не голосует.

 

Олег Наумов: Опыт владения собственной недвижимостью у россиян небольшой, ведь еще недавно все жилье принадлежало государству. Поэтому 39% опрошенных  выражают готовность вступить в товарищество собственников жилья или выбрать частную управляющую компанию вместо ЖЭКа, 28% наших сограждан не готовы принять такое решение. 33% затруднились ответить. Получается, что большинство жильцов либо не знают о жилищной реформе, либо не желают брать на себя ответственность. Оценивая  ТСЖ, видишь, что многие из них являются настоящими  зачатки гражданского общества, потому что там люди действительно решают свои вопросы. Но в большинстве случаев у нас пока само общество не готово к такой гражданственности. И поэтому получается, что многие ТСЖ существуют как профанация.

 

Галина Хованская: Я могу сказать, что реальные ТСЖ – это дома бывших ЖСК. Вот они, преобразуясь в ТСЖ, уже с самого начала, хорошо работают. Психология и менталитет другие. Понимаете, человек купил квартиру за свои деньги, он ее не приватизировал бесплатно, а купил за свои деньги. И он привык, что он должен за эту собственность отвечать. 

 

Олег Наумов:  Реальная ситуация такова, что большинство управляющих компаний – это какие-то  старые муниципальные структуры, а вот частный бизнес идет пока в эту отрасль очень туго. Как создать здесь конкуренцию?

 

Галина Хованская: Действительно, к сожалению, я наблюдаю во многих регионах и Оренбургская область не исключение, когда особенно в маленьких городах людям навязывают свой родной бывший МУП. Какую-то муниципальную управляющую компанию, которая сейчас стукнулась о землю и обернулась обществом с ограниченной ответственностью с очень маленькой ответственностью. 10 тысяч рублей ответственность за многоквартирный дом, который стоит сотни миллионов рублей. Это конечно не дело, и, к сожалению, я часто сталкиваюсь с ситуацией, когда местные князьки не пускают на этот рынок частные предприятия, которые предоставляет иногда очень качественные услуги. Частный бизнес заинтересован прийти и оказать вам качественные услуги. Я этим занимаюсь очень серьезно, и даже создала ассоциацию, которая называется «Жилищная стратегия», которая занимается объединением частных управляющих компаний, чтобы не одна маленькая управляющая компания, представитель малого бизнеса, а их сообщество, саморегулирующаяся организация уже общалась с властью. Тогда с ними будут разговаривать на вы. И более того, для нас, граждан, очень важно создание этой саморегулирующейся организации, объединения управляющих компаний, потому что они будут не только морально отвечать перед нами, как общественная организация. Они будут отвечать компенсационным фондом, который создают, и в который каждый должен положить очень приличную сумму. И если кто-то из этой организации проштрафился, то все остальные платят. Поэтому невыгодно принимать в наше объединение недобросовестного или непрофессионального управляющего. Это пока новое, это сложно понять, но поверьте, что так живет вся Европа, и этот институт работает.

 

Олег Наумов: Закон о приватизация жилья, принятый в далеком 1991 году, позволил гражданам открыто и свободно распоряжаться своей недвижимостью. Канули в лету притворные сделки «обмена с доплатой». Легальная приватизация жилья дала возможность людям не только улучшать свои жилищные условия на законных основаниях, но и защищать права в суде. Но и через 18 лет после появления этого закона не все граждане успели воспользоваться правом бесплатной приватизации, поэтому государство вынуждено продлевать сроки оформления жилья в собственность. Но есть и такие, кому эта собственность становится просто не по карману.

 

Галина Хованская: Нам с трудом удалось добиться продления приватизации. Но продлили не только приватизацию, но и деприватизацию, и вот об этом не надо забывать. В свое время я предложила эту норму, когда можно вернуться в статус социального нанимателя, если ты понимаешь, что бремя собственности тебе не под силу. Что ты не можешь заплатить за будущий капитальный ремонт, ты не можешь оплатить страховку за свою квартиру, ты не знаешь каким будет налог, а то, что он будет существенно больше, чем сейчас – это очевидно. Узнаем мы об этом не раньше конца 12-го года. Ну и приватизация будет заканчиваться. То есть человек сейчас не может принять решение с открытыми глазами.

 

Олег Наумов: Россияне живут в крайне стесненных по цивилизованным меркам условиях. В России на одного человека приходится только 22 кв. м жилья. В развитых странах в два-три раза больше. Например, в Швеции обеспеченность жильем составляет 45 кв. м на человека, в США – 65 кв. м. При этом у нас огромные проблемы с существующим жильем. Очень тяжелый вопрос сейчас – это предоставление жилья взамен ветхого, снесенного.

 

Галина Хованская: Раньше, в старом Жилищном кодексе, если ты наниматель и тебе предоставляют в связи со сносом новое жилье, его предоставляли по нормам. Что происходит сейчас? Вот вы жили в коммуналке, у вас там было 15 метров на троих или на четверых,  вам предоставляют 15 метров. И ни метром больше не оплатит вам фонд. Местная власть должна искать деньги, если они предоставляют жилье большего размера. А в этот год кризисный в местных бюджетах денег нет. Многие регионы стали дотационными. Оренбургская область – не исключение. Поэтому денег для того, чтобы дать лишний метр даже многолетним очередникам

 

Олег Наумов: Реализация закона о дачной амнистии привела к многочисленным скандалам. Почему это происходит? Как добиться, чтобы люди законно  оформили, полученную ранее собственность?

 

Галина Хованская: Вы абсолютно правы, законы работают действительно очень плохо. И причина здесь простая. Да, стали признавать многие документы, которые раньше не признавались, как правоустанавливающие, подтверждающие ваше право на определенный объект или земельный участок. Но дело в том, что цена вопроса не уменьшилась, то есть для того, чтобы оформить земельный участок, нужно провести межевание и поставить этот участок на государственный кадастровый учет. Цена вопроса межевания останавливает многих пенсионеров. Они когда узнают, какова цена вопроса, они говорят, ну мы и так поживем, авось никто нас не сгонит с этого участка. Вот в чем причина, вот где собака-то зарыта.

 

Олег Наумов: Многие муниципальные власти очень хотели бы помочь с решением жилищной проблемы. Но, к сожалению, у них нет ни денег, ни возможности сделать это.

 

Галина Хованская: У меня плач по поводу нищеты муниципальных образований. Плач по поводу их бюджетов. Потому что на них сваливают все больше обязанностей, а как-то с налогами-то не подумали. Что произошло? Произошло то, что денег реальных не дают, а собрать на месте эти налоги нет возможности. К чему это привело? А к тому, что увеличили нагрузку на семьи малоимущих, подняв их долю расходов, и только превышение этой доли дает право на адресную помощь. И если в Москве она остается на уровне 10%, то есть если больше 10% тратишь от совокупного семейного дохода, то тебе положена компенсация, субсидия на оплату за жилье. А во многих регионах подняли до 22% расхода семьи, и только потом вам будут помогать. То есть отдай практически четверть пенсии, потом можешь надеяться на помощь. 

 

Олег Наумов: Сейчас можно оформлять в собственность землю под своими многоквартирными домами. В чем смысл этой земли?

 

Галина Хованская: На самом деле, я всем рекомендую этим заняться. Но здесь вы можете столкнуться с сопротивлением властей, потому что у местных властей это последний ресурс, который вы вырываете у него из рук - право распоряжаться вашей землей. С момента, когда вы получили в собственность квартиру, вы получили и право на долю в этом общем имуществе, к которому относится не только подвал, чердак, инженерное оборудование, но и земельный участок вокруг вашего дома.

 

Олег Наумов: То есть не только под домом, но и вокруг дома?

 

Галина Хованская: И вокруг тоже. Но закавыка заключается в том, что пока вы не знаете границ своего земельного участка, или как сказано в законе, не сформировали земельный участок, он считается еще муниципальной собственностью. Но вы будущий собственник и в полном объеме пользователь этого земельного участка. Ситуация немного поменялась сейчас в связи с решениями Конституционного суда в нашу пользу. На сегодняшний день для того, чтобы запустить процесс оформления земельного участка и доводить его до конца, то есть получать кадастровый номер, встать на учет в государственном органе, нужно решение общего собрания собственников. И вот буквально не так давно Конституционный суд признал эту норму не соответствующей Конституции, нарушающей право других собственников. Поэтому теперь даже один собственник может проявить инициативу и запустить процесс формирования земельного участка. Вот об этом еще многие не знают, я прошу обратить внимание. Те, кто нас смотрят и слушают на этот момент.

 

Олег Наумов: Национальный проект «Доступное и комфортное жилье», какова его судьба?

 

Галина Хованская: С самого начала мне не нравилось то, что он был посвящен тем, кто может играть в увлекательную игру «ипотека» и дай бог, пусть они в нее играют. Хотя условия этой игры исключительно тяжелые и далеко не каждая семья, может в эту игру играть. Около 3% от тех, кто нуждается. Но у нас огромное количество очередников на жилье. Вот для них нужно было бы предложить не только социальное жилье для малоимущих, но и некоммерческое жилье.  Купля-продажа с рассрочкой платежа по себестоимости строительства – это власть может потянуть, и это тоже позволило бы уменьшить очередь на социальное жилье.  Это и субсидии на приобретение жилья, которые тоже может предоставлять власть. Этот национальный проект должен быть все-таки решать проблему в первую очередь, где есть обязательства государства перед гражданами. А они есть. Конституционный суд уже неоднократно сказал, что эти обязательства отменить нельзя. Их нужно выполнять, иначе к власти просто нет доверия.

 

Олег Наумов: Ради объективности следует отметить, что за двадцать  постсоветских лет устранены все препоны и преграды в строительстве жилья для обеспеченных людей. Но их небольшой процент по стране. Государственные жилищные программы должны иметь цель постепенного обеспечения жильем по социальным стандартам всего нуждающегося населения. Но как этого добиться, если даже в прошлые годы золотого нефтяного дождя сделано очень мало. И это неудивительно. Там, где нет контроля власти со стороны населения, нет сильного местного самоуправления, нет действенной политической конкуренции и прозрачной отчетности, хорошо получается только самообеспечение жильем бюрократии. Сегодня в год возводится 60 миллионов квадратных метров жилья. При таких темпах потребуется 50 лет, чтобы достичь «шведского» уровня обеспеченности жильем.  И это при условии, если старое жилье не будет рушиться, а новые люди не будут рождаться.

 

«Орен-ТВ»

26 сентября 2010 г.