Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Выдержала ли властная вертикаль испытание огнем и дымом? Олег Наумов и заместитель председателя комитета по безопасности Государственной Думы Геннадий Гудков в программе «Диалог» телеканала «Орен-ТВ».
опубликовано: 05-09-2010

Олег Наумов: Закончилось лето, и мы начинаем новый телевизионный сезон. Наступление осени в этом году жители многих городов и сел ждали как никогда. Июль и август  измучили россиян аномальной жарой, лесными пожарами гарью и дымом. В огне пожарищ погибли люди, сгорели тысячи домов, сотни тысяч гектаров леса. Впервые за многие годы сразу в нескольких субъектах Российской Федерации был объявлен режим чрезвычайной ситуации. Затяжные пожары обострили чувство народного недовольства. И нет ничего удивительного, что оно в первую очередь обрушивается на власть. Её упущения очевидны. И на местах, и в центре проглядели и недооценили опасность. Тушить начинали вяло, с надеждой то ли на дождь, то ли на «авось». Спохватились лишь тогда, когда огонь подступил к стратегическим объектам, а Москву заволокло дымом. Сейчас, когда пошли дожди, и дым развеялся, продолжаются дискуссии о том, почему это все случилось. Одни говорят о глобальном потеплении, другие о приближающемся конце света и божьем наказании за грехи.

 

Олег Наумов: Нынешнее лето с аномальной жарой, пожарами и задымлением огромных территорий страны заставило объявить режим чрезвычайной ситуации в нескольких субъектах Российской Федерации. Выдержала ли власть испытание огнем и дымом?

 

Геннадий Гудков: Не выдержала. Потому что дыма и огня было столько, что это нанесло непоправимый ущерб не только экологии и лесному хозяйству, а и вообще угробило огромную массу людей в прямом смысле этого слова. И это еще не закончилось, еще последствия для здоровья людей будут сказываться. А то, что власть провалила совершенно те действия, которые обязана была предпринять для того, чтобы защитить население от этих безобразий очевидно.

 

Олег Наумов: Какие дефекты и изъяны вертикали власти выявило это лето?

 

Геннадий Гудков: Это полное неумение управлять страной в ситуации, далекой от благополучной. Это абсолютный развал лесного хозяйства. Даже когда пошла засуха, и Гидрометцентр предупредил, что она будет затяжной, две недели никто вообще ничего не делал. Не было элементарных действий. Ведь с огнем не борются водой, с огнем борются подготовкой защитных барьеров. Их нет. Лесные массивы неухожены, лесхоз развален, водоемы заросли. Техники нет: нет бульдозеров и тракторов, которые должны пропахать, создать заградительные барьеры. Я уж не говорю про торфоразработки, там нарушены все технологии, которые могли быть нарушены.

 

Олег Наумов: Казалось бы, простая вещь, почему армия, тяжелая техника  были привлечены к тушению пожаров с таким опозданием?

 

Геннадий Гудков: Потому что ни армии уже нет эффективной, ни тяжелой техники. Все это непонятно где, теперь они ни собрать, ни организовать не могут. Деревню, в которой я живу, опахали только после моего заявления. Вина не муниципалитетов. Это функция областной и федеральной власти. Федеральная и областная власти провалились полностью. Начали впопыхах, постфактум, когда уже все загорелось. Мы готовим сани зимой, а телегу летом. И это во всем. Сейчас не готова совершенно система энергоснабжения. Ну ладно, обошлось без ураганов, шквалов, а то мы бы остались без электричества. У нас ведь много объектов, которые имеют один источник энергии, а их положено два-три. А это те объекты, которые могут взорваться, например холодильники, которые хранят аммиак.  В случае выхода их из строя аммиак может быть выброшен, как перегретый пар выбрасывается из-под крышки чайника. Таких объектов куча. Я уж не говорю о чем-то большем. И конечно пожарники оказались не готовы, нет техники, машины старые, нет водоводов гибких, масса проблем, которые вскрылись.

 

Денис Минаков, эксперт, директор журнала \"ФЭБ\": Что касается претензий к власти, то наверно они могут здесь звучать в той доле, что не обеспечено должное финансирование для закрытия всех проблемных точек. Не работают гидранты, невозможно в оперативных условиях осуществлять эксплуатацию машин. Они ломаются, каких-то не хватает, может, зарплаты пожарных, но это все вопросы, не относящиеся собственно к пожару. Это вопросы организации. И любой другой пожар такую же проблему крупную мог выявить. Мне кажется, это вопрос взаимодействия органов МЧС и властей.

 

Олег Наумов: Жара и засушливая погода стали основной причиной пожаров, охвативших Россию. От этой природной стихии не застрахован никто, и в каждой стране с огнем борются по-разному. Почему же у нас пожарища охватили такую огромную территорию? Кто виноват в том, что в результате этой природной стихии выгорели целые села, и пострадали сотни людей?  Половина опрошенных  россиян склонны считать, что основную ответственность за масштабное распространение природных пожаров на территории нашей страны несут федеральные власти в лице МЧС и других ведомств.  40% считают, что виноваты сами люди, которые беспечно и безответственно относятся к лесу.  Реже россияне винят местные власти, и лишь немногие считают, что это стихийное бедствие, которое невозможно спрогнозировать, поэтому, виноватых, нет. Пожарные службы в свое время были переданы в МЧС. Теперь мы смотрим страну картинку: Шойгу приезжает в регионы и распекает местных начальников муниципалитетов за то, что они не принимают меры. Но у них же нет ни средств, ни техники.

 

Геннадий Гудков: Это функция области и федерации. Дело не в Шойгу, дело в том, что сама власть не сработала. Ни губернаторы, ни министры, ни руководители департаментов и главков. Муниципалитеты в какой-то части виноваты, но в небольшой, потому что муниципалитеты в результате муниципальной реформы имеют бюджет из 8% от всех налогов, а 92% идет в область и в федерацию. Вот там должны работать, там должны организовывать. А там ничего не делают. Там делят финансовые потоки и ведут аппаратные войны. Делят откаты и взятки, осваивают бюджеты. Вот чем занимается власть. А потом все горит. Сгорает имущество. Выделяют потом огромные деньги, чтобы построить, потому что очень стыдно и неприлично в 21 веке, когда уже весь мир научился спасать жилье и тушить пожары, и не такие, а более мощные, а мы позволяем, чтобы все дома сгорали, как свечки. Мне позвонили из одного района и сказали: от нас дыма больше не будет, пожара тоже. У нас сгорело все, что могло сгореть, поэтому спите спокойно, от нас угрозы никакой нет. Я понимаю, что ребята с горькой иронией об этом сказали, но эта шутка близка к действительности и я правильно сделал заявление, что пока не пойдет дождь, пожары будут гореть. Ну, зачем нам рассказывать, что раньше горело бесконтрольно, а теперь правительство все взяло под контроль? Чтобы теперь еще две недели все горело под контролем правительства? Но нам до того, под контролем правительства горит, или без контроля.

 

Олег Наумов:  Сгорели сотни тысяч гектаров лесов.

 

Геннадий Гудков: И никто не ответит. Обратите внимание.

 

Олег Наумов: А почему лес оказался без защиты?

 

Геннадий Гудков: А потому что наше федеральное правительство до сих пор не разберется с лесами, кто за них отвечает, чья это собственность, кто у нас ведет, такие леса, сякие леса… да некогда им, они ж там квотами руководят на вырубку, на вывоз. Вот это стало основным содержанием. Будут они заниматься какими-то там противопожарными мероприятиями. Раз денег не дают, значит там и делить нечего. Мы будем делить то, что дает доход. А это не дает дохода. Чего ждали губернаторы, министры три недели засухи, пока не загорелись первые пожары. Чего ждали? Что вслед за засухой, которую объявили до конца лета, придет благодатный дождь? На Кирилла надеялись, на патриарха, что договорится как-то со Всевышним, и он пришлет дождь. Чего ждали?

 

Олег Наумов: В Москве и некоторых других городах центральной России несколько дней висел густой смог. Чиновники успокаивали, что ничего опасного для здоровья в этом дыме нет.  И только недавно Минздрав вынужден был признать, что число смертей в эти дни оказалось в два раза больше, чем обычно. Чем же опасны гарь и дым для здоровья человека? Медики утверждают, что в смог атакует сразу по нескольким фронтам: оседает на слизистой глаз, затрудняет дыхание, вызывает воспаление горла. Угарный газ блокирует гемоглобин и приводит к заболеваниям сердечно – сосудистой системы. Не скрывают ли от нас всей серьезности последствий?

 

Геннадий Гудков: Два часа всего была информация на сайте, что чернобыльские леса горят, потом закрыли. У нас то закрыли, а за рубежом это все обсуждается. Конечно, все последствия ретушируются. А происходит обострение всех видов болезней. Это же медленное отравление углекислым газом. Поэтому конечно огромный ущерб здоровью, для некоторых абсолютно невосполнимый.

 

Галина Мазалова, специалист ГУЗ \"Оренбургского областного центра медицинской профилактики\": Что такое гарь и дым? Это преимущественно содержание окислов азота, угарный газ, окислов металлов и других веществ, которые все потенциально опасны. В данной ситуации это было мощное пассивное курение всего населения. Больше всего страдали люди с сердечно-сосудистой патологией. У тех, у кого расширены сосуды для стимуляции потоотделения, они употребляют таблетки, возникает риск инсультов, гипертонических кризов, то есть идет нестабильность на фоне нестабильности сердечно-сосудистой системы идет еще дисбаланс, вызванный внешними факторами. Отдаленные нарушения как правило у легочных больных. Это бронхоэктазы, эмфизема легких, хронический бронхит. И тяжелее всего это переносят, конечно, люди, страдающие бронхиальной астмой. Особенно дети.

 

Олег Наумов: Люди в местах, где вспыхивали пожары, проявили огромные способности к самоорганизации, возникали народные дружины по тушению пожаров, помогали друг другу, как могли.

 

Геннадий Гудков: Сработал старый российский принцип: спасение утопающих – дело рук самих утопающих.

 

Олег Наумов: Может, хотя бы это покажет…

 

Геннадий Гудков: Да не покажет, мужество народа нивелируется жадностью чиновников. Они сейчас опять будут делить бюджетные бабки, которые выделяются на усиление противопожарных мер. И будут заниматься только этим. Ничему их не учат ни пожары, ни чужие смерти, ничему их это не учит, потому что у них другая мотивация. Им нужно карманы набить, им нужно должность сохранить, чтобы набивать карманы. Вороватость и жадность чиновников погубит страну. Коррупция уничтожит Россию, если мы ее не остановим.

 

Олег Наумов: Наверно пора уже вернуться к выбору губернаторов, к выбору депутатов по одномандатным округам, чтобы люди знали в лицо своего представителя?

 

Геннадий Гудков: Я считаю, что мы совершили очень большие политические ошибки, выстраивая вертикаль власти под предлогом борьбы с терроризмом. На самом деле это просто укрепление власти и ничего больше. Причем федеральной, центральной. Конечно, это огромная ошибка. Народ должен избирать глав регионов, народ должен избирать не только программу партии, но и личностей, которые способны эту программу реализовать. Программа хорошая, только как у Высоцкого настоящих буйных мало – вот и нету вожаков. Людей, способных реализовать эту программу – по пальцам пересчитать. Поэтому конечно необходимы прямые выборы. Весь мир отказывается от партийных списков, а мы их внедряем со страшной силой. О чем это говорит? Не нужны личности во власти, опирающиеся на поддержку народа. Не нужны яркие личности. Нужны согласные, статисты, которые будут нажимать кнопки, которые не будут никого критиковать. Если раньше губернатор старался что-то сделать для народа, то сейчас он старается для узкого круга ограниченных лиц, которые его назначают. Поэтому мы сейчас получаем не элиту, а усредненную массу, не способную ни модернизацию проводить, ни пожары тушить.

 

Олег Наумов: Что сейчас нужно срочно сделать, чтобы ситуация, подобная лету этого года не повторилась в нашей стране в будущем?

 

Геннадий Гудков: Я думаю, во-первых, разбор полетов провести, действительно наказать виновных, только не стрелочников, а министров и губернаторов. Менять надо людей во власти, да и саму власть, иначе мы так и будем жить в дыму и общаться друг с другом в противогазах. Поэтому серьезно надо подумать всем гражданам, для чего у нас власть. Для того, чтобы богатеть, бить рекорды Форбса, либо для того чтобы развивать страну и давать гражданам нормально жить. Очень хорошо надо подумать. И хватит отсиживаться. Каждый гражданин должен понимать, что от него зависит судьба страны. Если пожары и задымление помогли нашим гражданам немножко это осознать, я считаю, что это единственное положительное, что можно было извлечь из этой ситуации.

 

Олег Наумов: Что же граждане должны осознать, и какие выводы стоит извлечь из этой прямо скажем трагической для страны ситуации? Главный вывод, на мой взгляд, заключается в том, что в огне пожарищ сгорел миф об эффективности вертикали власти. Некоторые представители этой вертикали умудрялись контролировать ситуацию по телефону из-за границы, другие по селектору распекали местных руководителей, возлагая ответственность на тех, у кого в руках нет ни денег, ни техники. А в это время жители сел как могли, практически голыми руками спасали свои жилища и лес, активисты на собственных машинах ехали на помощь пожарным, горожане задыхались от смога и спасались от дыма совершенно бесполезными масками и мокрыми простынями. Нам все время говорят о том, что народ не дорос до того, чтобы выбирать губернаторов, не созрел для демократии и не может без «сильной руки».  Что же случилось в этот раз с рукой, или с двумя руками, на которые мы все так уповаем? Они не смогли отвести беду от страны или просто не захотели? Почему не был услышан голос экспертов, которые возражали против ликвидации лесхозов еще в 2007-м году? Почему власть не слышит голосов тех, кто выступает за возрождение в стране свободных выборов, за свободу слова и собраний?  Может, потому, что голоса эти еще слишком слабы и нужно крикнуть погромче?

 

«Орен-ТВ»

5 сентября 2010 г.