Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Как отразятся проблемы Евросоюза на российской экономике? Олег Наумов и депутат Государственной Думы Валерий Зубов в программе «Диалог» телеканала «Орен-ТВ».
опубликовано: 30-05-2010

Олег Наумов: Помните, около года назад наши министры пугали всех второй волной кризиса? Можно встречать, вот она. Мировую экономику снова лихорадит. 18 мая зафиксирован четырехлетний минимум евро по отношению к доллару, а дефицит бюджета в странах Евросоюза вырос до 6,3% . Сейчас в ЕС принимаются экстренные меры. Например, Греция \"замораживает\" на три года рост зарплат и отменяет премии. Урезают зарплаты бюджетников Португалия и Испания. Но хуже всего ситуация в Румынии. Там зарплаты срежут на четверть, пенсии сократят на 15 процентов, до 2011 года собираются уволить 70 тысяч бюджетников и закрыть 150 больниц. Какой высоты достигнет вторая волна, кого она накроет, а кто благополучно выплывет? Российские экономисты внимательно следят за событиями в Европе, ведь Европа для нас крупнейший торговый партнер, и поэтому каждый чих на лондонской бирже отзывается у нас насморком и простудой. Итак, Европейский Союз лихорадит. Кризис в Греции,  проблемы в Испании, Португалии…

 

Валерий Зубов: И далее весь список…без исключения.

Олег Наумов:  Как вы считаете, в чем причина?

 

Валерий Зубов: Вторая волна кризиса. Она предполагалась, она была ожидаема, то, что это началось в Греции, я не знал, но то, что это начнется, для меня, например, не было секретом. Причина простая. В 2008 году был неправильно поставлен диагноз кризису. Общемировая точка зрения, что это финансовый кризис, что это финансисты наблудили, со сложными производными всех задурили, вот мы один банк разорили, другим помогли и тут постепенно начнет налаживаться. Это принципиально ошибочная точка зрения. Проблема заключается в том, что в Америке, в Канаде, в Европе,

дорожает государственное медицинское страхование, растет объем различных пособий. А рабочие места с хорошим доходом, которые позволяли бы зарабатывать деньги, стали перемещаться в юго-восточную Азию. То есть вот эта причина: зарабатывать стали меньше, а обязательства сохранились, налогов стало не хватать. Вот этот диагноз не был поставлен. И поэтому когда из бюджета стали помогать реальному сектору, то есть фактически возвращать налоги, мне например, было абсолютно понятным, что следующим будет бюджетный кризис.

 

Олег Наумов: Меры, предпринимаемые Евросоюзом, в чем их суть и насколько они могут быть эффективными?

 

Валерий Зубов: Две основных меры, которые сейчас применяются в Европе: первое – это политическое давление на ряд стран с целью, чтобы они сократили расходы, и они вынуждены будут сократить. Это правильная мера. Любая семья так живет: если не хватает дохода, она в чем-то начинает себе отказывать. И поэтому то, что сокращаются расходы в греческом, португальском, будут и в испанском, во всех странах будут – это неизбежная мера, и она даст эффект. А вот то, что центральный банк стал выкупать государственные обязательства, в частности, в Греции – неверно. Это теперь обратная перекачка – сначала из бюджета дали финансовому сектору, а теперь финансовый сектор дает деньги бюджету. Но это топтание на месте. Создание стабилизационного фонда в 750 миллиардов евро, я думаю, сработает ненадолго. Радикально надо делать две вещи: приводить в порядок социальные обязательства и создавать новые, более производительные рабочие места. В конечном счете, выход из кризиса для каждой страны будет определен ее конкурентоспособностью, ее способностью зарабатывать и внутри, и на мировых рынках, а это можно сделать только с помощью повышения производительности труда.

 

Олег Наумов: В 2009 году дефицит бюджета государств Евросоюза к ВВП составил 6,3%, а еще в 2007 году его практически не было. На сегодняшний день госдолг стран Евросоюза 7 триллионов евро, это 78,7% от ВВП. Проблемы в европейской экономике наших граждан мало волнуют, но за курсом евро следят многие, ведь от него зависит цена на товары, которые прибыли из Европы и куплены за евро. В этих условиях, что будет с евро?

 

Валерий Зубов: Будет барахтаться, но выживет.

 

Олег Наумов: Как отразятся падение евро и европейские проблемы на России?

 

Валерий Зубов: Падение евро скажется на некоторых товарах, которые мы импортируем, например, на автомобильном рынке. Если немецкие машины, номинированные в евро, станут дешевле, французские станут дешевле, итальянские станут дешевле, понятно, что это дополнительная конкуренция скажется на Автовазе, даже при тех заградительных таможенных пошлинах, которые мы сделали. Положение АвтоВАЗа в этой ситуации ухудшится. Во всех остальных вопросах я пока не могу нащупать, где нас сильно коснется. Просто, может быть, не вижу. У кризисов есть такая особенность, не сразу видно, откуда шарахнет. Нет, я не вижу сильно больших последствий для России с проблемами в Европе. Скорее, для нас шансы некоторые появляются. В этой ситуации, когда где-то проблемы, вы можете усилить свою экономику.

 

Олег Наумов: Дефицит бюджета, одна из проблем Греции, существует и у нас. Сейчас предполагается  сократить этот дефицит до 3% к 2012 году и до 0% к 2015 году. Как вы считаете, насколько это реально?

 

Валерий Зубов: Я не господь Бог, цены на нефть не устанавливаю…

 

Олег Наумов: То есть все зависит только от этого…

 

Валерий Зубов: Абсолютно, к сожалению.  Хотел бы, чтобы вы обратили внимание на один нюанс, который имеет значение. Дефицит бюджета указывается постоянно в процентах от валового национального продукта. Я сомневаюсь, что кто-то из тех, кто смотрит нашу передачу, знают, что такое валовый национальный продукт. Как он рассчитывается, какие его размеры в стране. Вот эта привычка все считать в долях от ВНП зачастую позволяет сгладить проблему. А вот если назвать дефицит бюджета по отношению к доходам самого бюджета? Когда муж приходит с работы домой, его жена спрашивает сколько денег он принес. Ее не интересует объем производства предприятия, на котором работает ее муж, ее интересует, достаточно ли денег он принес для того, чтобы семейный бюджет сбалансировать, потому что задумали купить что-то, отремонтировать что-то, куда-то съездить. Так вот если бюджет страны рассчитывается к ВВП, то будет дефицит 6,5%. Не пугает цифра. А по  отношению к доходам бюджета? По отношению к доходам бюджета 44%. Это колоссальный дефицит. И сбалансировать его чисто фискальными или экономическими мерами, (фискальными предлагает Минфин, а экономическими – Минэкономики), в такой короткий срок до 2012 года невозможно.  Будем уповать на нефть и на газ, как мы это делаем все последние 15 лет.

 

Олег Наумов: Телезрители, конечно, мало понимают, что такое валовый продукт, что такое дефицит бюджета и т.д., но они прекрасно понимают, что если речь идет …

 

Валерий Зубов: Я сейчас скажу, что они точно понимают. Я не знаю, как в Оренбургской области, а в Красноярском крае уже дана установка всей администрации зарплату сократить на 15%. Очень понимаемые вещи.

 

Олег Наумов: Конечно. И предполагается, что как раз зарплаты, пенсии до 2015 года вообще расти не будут, а возможно, даже будут сокращаться. И это уже серьезное социальное последствие.

 

Валерий Зубов: Официальная позиция Минфина именно такова: до 12-го года все морозится, но и будет уменьшаться на процент инфляции.

 

Олег Наумов: Конечно, цены то растут…

 

Валерий Зубов: Про инфляцию у нас все понимают. Плюс на 30% сокращаются все другие расходы. На дороги, на ремонты, на новые строительства. Да, вот это более понятное и осязаемое, что такое дефицит бюджета.

 

Олег Наумов: У нас в стране взят курс на модернизацию. Почему бы не связывать выход на нулевой бюджет не с ценами на нефть и газ, а с эффективностью  нашей экономики, с выходом на инновации? А то получается так: по теории – модернизация, а на самом деле мы опять во всех расчетах имеем одно: цена на нефть и газ и больше ничего.

 

Валерий Зубов: Вы абсолютно правильно поставили вопрос. Бюджет, баланс, дефицит – это для специалистов. Людям все-таки хочется, чтобы цели, которые формулирует правительство, они были понятны и осязаемы. Просто осязаемы. Мы добьемся того, что у нас в стране самое лучшее образование в течение пяти лет. Вот эту цель я понимаю. Или: мы приведем пять тысяч километров дорог в порядок. Мне это понятно. Понятно, что под это деньги нужны. Но это другой вопрос. Цели должны быть осязаемые. И люди это поймут.

 

Олег Наумов: В Греции сейчас сокращение расходов приводит к массовым социальным волнениям. Естественно, что у нас, даже в том случае, если цена на  нефть останется на том же уровне, расходы придется сокращать. Так не приведет ли это и у нас к социальным волнениям?

 

Валерий Зубов: В Греции привело. А в Южной Корее в 1998 году не привело, более того, мобилизовало нацию,  до такой степени мобилизовало, что люди сдавали свои личные золотые вещи в центральный банк, для того, чтобы укрепить национальную валюту, и было легче вернуть долг, который имела Южная Корея. Почему? Потому что люди видели, как стремительно развивается страна. В 60-м году – уровень Сомали, в 97 – 98-м еще не могли себе позволить южнокорейцы цветной телевизор. Они производили Самсунг, но он производился только на экспорт, но они видели, что они уже его производят. А сегодня, в 2009 году лучшая модель  на российском рынке – это не тойота, не нисан, а хендай. Южнокорейская машина. Вот, когда люди видели, что страна вот так развивается, то они готовы были себе в чем-то отказать в момент кризиса, понимая, это пройдет. Если же у страны нет ни динамики развития, ни перспективы, и люди не ощущают себя причастными к чему-то большому, в Греции это наблюдается сейчас, к сожалению, и у нас это есть, то тогда беспорядки очень легко могут возникнуть. Поэтому вопрос стоит о том, чтобы на каких-то действительно высоких идеалах объединить нацию.

 

Олег Наумов: Бедные, но гордые греки оставили работу, и вышли на улицы. Не работали врачи, учителя, авиадиспетчеры. Они протестовали против сокращения расходов, предпринимаемых правительством. Помогут ли забастовки наладить экономику? Вряд ли. Думаю, что рано или поздно грекам придется искать другие пути выхода их кризиса. Мой собеседник экономист Валерий Зубов считает, что нужна высокая идея, объединяющая нацию. У нас есть амбициозная программа модернизации. Может ли она объединить страну? Наверное, да. Если только олигархи и крупные чиновники будут нести такие же тяготы во время кризиса, как и все рядовые граждане. Но пока финансовую поддержку получили избранные банки, количество миллиардеров удвоилось, а крупные чиновники не стесняются носить часы, по стоимости превышающие их зарплату за двадцать лет. Как ни крути, получается, что пока мы не переломим ситуацию с коррупцией, ни о модернизации, ни о каком другом развитии говорить не приходится. Так может борьбу с коррупцией и провозгласить нашей важнейшей и первостепенной задачей?

 

«Орен-ТВ»

30 мая 2010 г.