Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Председатель правительства заявил, «что в России больше нет пенсионеров, живущих за официальной чертой бедности». Куда же они делись? Олег Наумов и депутат Государственной Думы, заместитель руководителя фракции «Справедливая Россия» Олег Шеин в программе «Диалог» телеканала «ОРЕН-ТВ».
опубликовано: 25-04-2010

Олег Наумов: Каждый май в России – это, прежде всего, праздник победы. А этот – особенный: День победы мы отмечаем уже в 65-й раз. Готовиться к празднику 65-летия Победы начали заранее. В городах развесили плакаты и фотографии ветеранов, в Москве начались репетиции военного парада. Многие политики используют этот действительно всенародный праздник в своих целях: для того, чтобы на военно-патриотической тематике лишний раз пропиариться, засветиться, отметиться. И здесь мерилом искренности может быть лишь забота о ветеранах войны, причем, не на словах, а на деле. Сделано уже немало: фронтовикам предоставляются различные льготы, выплаты к празднику, обеспечивают их квартирами. А те, кто не воевали,  а трудились в тылу: строили самолеты и танки, делали снаряды, выращивали хлеб, шили шинели и рукавицы. Разве они своим трудом не приближали победу?

И все же начнем с того, что намечено сделать в преддверии праздника для ветеранов фронтовиков, и как эта программа выполняется?

 

Олег Шеин: Самое главное, это конечно указ президента Медведева об обеспечении жильем участников войны. Конечно, прошло 65 лет, и очень обидно, что государство не сделало этого раньше. Наша фракция предлагала такие решения принять в предшествующее время, но, тем не менее, очень важно, что сегодня квартиры получают не только те ветераны, которые встали на очередь до 2005 года, но и те фронтовики и вдовы фронтовиков, кто встает на очередь в эти дни. Увеличен и сам размер государственного финансирования. Если  размер жилищного сертификата раньше рассчитывался исходя из площади в 22 кв. метра, то теперь 36. Это очень важно, потому что на эти деньги можно приобрести хотя бы однокомнатную, но квартиру. И снят ряд административных препятствий на местах, которые мешали людям стать на очередь по улучшению жилищных условий. Кроме того, существует как федеральные, так и в регионах, отдельные программы помощи. Где-то это одни деньги, где-то другие, но средства, выделяемые на фронтовиков, на вдов участников войны в преддверии Дня победы значительны.

 


Олег Наумов:
А как все же эта программа выполняется на федеральном уровне?

 

Олег Шеин: Она выполняется абсолютно полно с точки зрения финансов. Вместе с тем есть, как это обычно у нас бывает, есть всякого рода бюрократические сбои. Поэтому очень важно, чтобы местные органы власти, депутатский корпус внимательно отслеживали любые жалобы, которые поступают от людей. Министр регионального развития Басаргин лично отслеживает ситуацию по регионам. Есть четкая совершенно позиция президента Медведева, что там, где региональные или местные власти будут относиться черство, решения будут приниматься вплоть до их отстранения.

 

Ольга Бородина, начальник отдела по делам ветеранов Минздравсоцразвития Оренбургской области: Все мероприятия, которые посвящены 65-й годовщине победы были утверждены еще в прошлом году указом губернатора, мероприятий очень много, но самое актуальное – это, прежде всего здоровье ветеранов, поэтому сегодня все ветераны прошли углубленную диспансеризацию, кого надо подлечили в госпитале ветеранов войны. Актуальными вопросами у нас сегодня остаются улучшение жилищных условий – это и обеспечение жильем, и ремонт тех жилых помещений, в которых проживают сегодня ветераны, это и телефонизация тех квартир, которые уже были получены по президентской программе.

 

Владимир Фролов, депутат законодательного Собрания Оренбургской области: Сегодня на территории области те, кто находился в очереди до 1 марта 2005 года ветераны и инвалиды уже обеспечены жильем, к сожалению, много людей, которые встали после 1 марта и в этой ситуации количество участников войны все время возрастает, и уже это количество дошло до 500 человек. Буквально за несколько месяцев. Конечно, появляются все новые и новые люди, кто-то говорит о том, что идет разделение семей, для того, чтобы выделить участников войны и чтобы они получили за счет государства жилье. В этом нет ничего криминального, я считаю, что они заслужили жить в хороших отдельных квартирах.

 

Олег Наумов: Ветераны труда, которые на равных с армией вели страну к Победе, труженики тыла, сегодня не имеют статуса федеральных льготников. Это значит, что где-то на их поддержку деньги находят, а в каких-то регионах – нет. Планируются ли изменения в этом положении?

 

Олег Шеин: Когда принимался закон о монетизации льгот в 2004 году, лично я был докладчиком от нашей фракции против монетизации льгот. Именно 122 федеральным законом у нас разделили льготников на две категории, на два сорта: федеральные и региональные. И естественно, поскольку региональные бюджеты разные, получается, что человек по своим льготам имеет те или иные преимущества в зависимости от того, бедная территория или богатая. Вывели налоги из нее или не вывели, дурной губернатор или грамотный специалист и профессионал. К сожалению, сегодня вопрос о том, чтобы тружеников тыла вывести на федеральный уровень не рассматривается, но мы считаем это нашей программной задачей, наша фракция «Справедливая Россия», бесспорно, будет на этом настаивать. Я полагаю, что такое решение рано или поздно будет принято.

 

Ольга Бородина, начальник отдела по делам ветеранов Минздравсоцразвития Оренбургской области: Вообще у нас многочисленная армия ветеранов – это труженики тыла, которые действительно работали в тылу, и как раз статус их определен на федеральном уровне. В соответствии с законом о ветеранах они наравне с другими ветеранами являются ветеранами войны, а вот расходные обязательства по предоставлению им мер социальной поддержки отнесены сегодня к расходным обязательствам субъектов. То есть каждый субъект в зависимости от своих финансовых возможностей определяет им меры социальной поддержки. Например, в нашем регионе, когда мы принимали закон о мерах социальной поддержки, мы сохранили для этой категории все те льготы, которые были предусмотрены им на федеральном уровне.

 

Олег Наумов: Отдельная многочисленная категория – дети войны. На Украине для них установлены определенные льготы. А у нас?

 

Олег Шеин: Трижды Дума рассматривала поправки к закону о ветеранах с тем, чтобы установить льготы по детям войны. Последний раз такое предложение на заседание парламента выносил лично я, это было летом прошлого года, трижды парламентское большинство отклоняло такого рода предложения. В настоящее время в Думе рассматривается уже четвертый законопроект, о том, что пусть небольшие, 500-700 рублей, но ежемесячные выплаты по детям войны осуществлять. Логика понятна абсолютно: если человек потерял родителей, которые погибли на фронте во время войны, соответственно, не мог получить нормального образования, не мог получить нормальной квалификации, и всю жизнь работал на не совсем хорошо оплачиваемой работе. Поэтому и пенсия у него тоже нищая. Пока правительство такой законопроект не одобряет, но у нас нет и решения на отклонение его, и по детям войны было бы очень важно, если бы нас поддержали региональные парламенты, региональные власти с соответствующими инициативами обратились бы на федеральный уровень.

 

Олег Наумов: Пенсии – основной, а подчас единственный источник доходов у пожилых людей. В последнее время они регулярно индексируются, Путин пообещал индексацию в 2010 году на 45%. Хватит ли денег у Пенсионного фонда при нынешнем дефиците его бюджета?

 

Олег Шеин: Хватит ли средств не у Пенсионного фонда, а у страны, начнем с этого. У страны средств хватит. У нас не самая бедная в мире страна, и у нас помимо людей, хороших и талантливых, есть еще и природные ресурсы. Если у нас за полтора года кризиса вдвое увеличилось количество долларовых миллиардеров, абсолютно очевидно, что какие-то средства в России есть. Вопрос, как они распределяются. Есть такое понятие, децильный кооффициент. Берется 10% наиболее бедных и 10% наиболее богатых. И сравниваются их доходы. Если 5 лет назад разница по доходам между бедными и богатыми была 1 к 13, то сегодня 1 к 15. то есть этот барьер, разрыв только возрастает. Больше того, на фоне того, как у нас вдвое увеличилось количество долларовых миллиардеров, безработица выросла. В прошлом году в январе было 6,2 миллиона безработных, сегодня порядка 6,8 миллиона безработных. И опять-таки мы говорим с вами о распределении национального богатства.

 

Олег Наумов: Но реальность состоит в том, что в Пенсионном фонде денег не хватает, они берутся только за счет энергоносителей – это понятно. Цена на энергоносители сейчас высокая, больше 85 долларов за баррель, завтра цена может оказаться ниже и на чем тогда будет основано это повышение пенсий? Тогда будет нечем платить людям пенсии?

 

Олег Шеин: Конечно, для этого необходимо по-другому работать с национальной экономикой. Необходимо снижать НДС, то есть тот налог, который как раз препятствует развитию производства. Необходимо было, когда начался кризис, объявлять налоговые каникулы малому бизнесу. От него налогов в казну идет немного. Зато малый бизнес способен генерировать большое количество рабочих мест, что мы наблюдали в 90-е годы. И конечно, необходимо развивать точки прорыва, то, что называется инновациями, это современные технологии, которые тянут за собой все остальное.

 

Олег Наумов: О модернизации и инновациях разговоров много, а пока суд да дело, нынешний пожилой люд на пенсию не торопится. Причин оставаться на работе можно назвать много. Это и  желание избежать одиночества, и интересная  работа, с которой не хочется расставаться. Но главная причина все-таки материальная: большинство опрошенных боятся, что на мизерное пенсионное пособие они просто не смогут прожить. В нашей конституции записано, что наше государство социальное. Но можно ли назвать наше государство «социальным», если большинство граждан не надеются на него, а рассчитывают только на собственные силы?

 

Олег Шеин: Понятно, что назвать его таковым нельзя, это было бы нелепо, и я полагаю, что ни один человек, кроме адептов существующей партии большинства, таких слов не произнесет. Мы помним выступление президента о том, что здесь надо очень основательно работать. Тем не менее, за последние два года определенные подвижки есть. В хорошем смысле этого слова. Я имею в виду валоризацию, то есть пересчет пенсии по советскому стажу – это хорошее решение. Я имею в виду право инвалидов на то, чтобы им пенсия начислялась исходя из роста потребительской корзины. Я имею в виду решение по военным пенсионерам, которые получили право на вторую гражданскую пенсию. Я имею в виду решение по женам офицеров: то время, когда они находились в военных городках включать в стаж. И этот список можно продолжать. То есть ряд очень важных действий, которые было необходимо предпринимать, государство осуществило. Другое дело, что это далеко не все, что мы хотим видеть, а подчас принимаются решения отталкивающие обратно в период разрушения социальных гарантий. И конечно в первую очередь вызывает тревогу закон о бюджетных учреждениям, по которому многие школы, поликлиники очень скоро могут отправиться в свободное рыночное плавание, самостоятельно зарабатывать себе деньги на жизнь, последствия мы все хорошо понимаем. Поэтому проблемы есть, есть разные точки зрения, не всегда социальная позиция побеждает, но есть и подвижки. Есть нормальные хорошие подвижки.

 

Олег Наумов: Сейчас у нас нагрузка на работающих по содержанию детей и пенсионеров на тысячу работающих 560 человек, а вот к 20-му году прогнозируется более 800 человек на тысячу работающих. В связи с этим активизировались разговоры о повышении пенсионного возраста. Как вы относитесь к предложению повысить пенсионный возраст в России?

 

Олег Шеин: Есть несколько вещей, которые надо понимать. Первое. Сто лет назад, в царской России на 10% горожан приходилось 90% селян. И конечно, сохранись у нас прежняя производительность труда, село было бы не в состоянии прокормить такое количество городского населения. Но цивилизация на месте не стоит, и мы отлично понимаем, что производительность труда через двадцать лет изменится, она должна быть выше. Если конечно мы видим вообще какое-то будущее у нашей страны. Поэтому меньшее количество работоспособных людей сможет обеспечить по деньгам достаточно достойно большее количество пенсионеров и детей. Второе. Автоматическое повышение пенсионного возраста влечет за собой только одно – это автоматическое увеличение количества безработных. Ведь ничто не мешает человеку, который находится в пенсионном возрасте взять и пойти работать. Просто труд его не нужен. В его труде у нас сегодня предприниматели не нуждаются и висят циничные объявления о том, что если тебе старше 45, ты можешь к нам не обращаться. Поэтому, единственное, к чему повлечет за собой повышение пенсионного возраста – это к сокращению госрасходов и расходов Пенсионного фонда. Мы считаем, что государство несет в первую очередь обязательства по обеспечению для людей нормальной возможности проживания, нормальным уровнем жизни, и если государство или власть неспособны это сделать, она наверно должна взять и уступить место тем людям, кто способен в нашей стране, в том числе и пенсионерам обеспечить нормальную жизнь, а не отправлять их перед выходом на пенсию на кладбище.

 

Олег Наумов: Деятельность Пенсионных фондов вызывает много нареканий среди населения. Может быть, их в нынешнем виде вообще отменить? Пусть молодые заботятся о пенсии сами, а нынешние пенсионеры получают пенсии из отчислений от социального налога?

 

Олег Шеин: Тема социального налога скоро будет вновь в центре внимания, потому что социальный налог по большому счету возвращается. Возвращаются прежние ставки налоговых отчислений, и это правильно, потому что когда у нас уменьшили размер социального налога в полтора раза. В 2004 году это автоматически означало банкротство Пенсионного фонда, Фонда социального страхования, и сегодня государство из бюджета туда вкачивает огромные деньги, а налоговые поступления начинают играть второстепенную роль. Тем не менее, и в том и в ином случае мы имеем дело с налогообложением на бизнес. Этот подход абсолютно верный, потому что бизнес должен платить, как в любой другой стране мира. Что касается молодежи, я скептически отношусь к накопительной системе, как собственно и сама молодежь, потому что предыдущие 10 лет показали, что накопить в сегодняшней ситуации в России какие-то пенсионные выплаты практически невозможно. Слишком часто меняются правила игры, не уверенно в коррумпированной модели чувствует себя предпринимательство, негосударственные пенсионные фонды не обеспечивают по большому счету доходности, которая бы покрывала инфляцию. Поэтому подавляющее большинство людей предпочитают хранить деньги там же, где и раньше, то есть в государственном Пенсионном фонде.

 

 

Олег Наумов: Что, на ваш взгляд, должно делать государство, чтобы его все оценивали, как социальное?

 

Олег Шеин: Я думаю, для этого необходимо сделать одно, чтобы у нас государство зависло от людей, чтобы государство и политики несли ответственность в ходе избирательной кампании и выборов. За те решения, которые они принимают. Чтобы у нас работала нормальным образом избирательная система, была смена команд, как это происходит в странах, по уровню которых мы хотели бы жить в нашей стране. Точно также с социальными гарантиями, с тем же отношением со стороны власти, как к достойному человеку, то есть для этого власть должна понимать, что перед ними не холопы и не рабы, и что сами они не цари, не бояре, а не более, чем наемные работники. И если они будут работать плохо, избиратели наймут себе других.

 

Олег Наумов: На этой неделе состоялся отчет правительства в Государственной Думе. Премьер-министр Владимир Путин докладывал об успехах исполнительной власти: «В итоге мы реально добились того, что доходы пожилых людей стали выше прожиточного минимума. Это означает, что в России больше нет пенсионеров, живущих за официальной чертой бедности\". В интернете на следующий же день наш остроумный народ  высказал много предположений о том, куда же подевались те бедные пенсионеры. А вот парламентское большинство поддержало правительство и дало высокую оценку его деятельности.

Сегодня, в преддверии дня Победы, мы говорили о тружениках тыла. К сожалению, признание трудового подвига тех, кто работал в тылу, сегодня поставлено в зависимость от небогатых региональных бюджетов, губернаторов вынудили выбирать, на что потратить средства – на ремонт дорог или поддержку тех, кто почти 70 лет назад своим трудом приближал Победу. Может, пора законодательно уравнять статус ветеранов боевых действий и тружеников тыла на федеральном уровне? По-моему, это будет справедливо.

 

«ОРЕН-ТВ»

25 апреля 2010 г.