Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


О Егоре Гайдаре - смелом политике, талантливом ученом, порядочном и честном человеке. Олег Наумов и сопредседатель партии «Правое дело» Леонид Гозман в эфире программы «Диалог» телеканала «ОРЕН-ТВ».
опубликовано: 21-03-2010

Олег Наумов: 19 марта Егору Гайдару исполнилось бы всего 54 года. Он не дожил до этого несколько месяцев. Отказало сердце. Наверное, жизнь его оказалась такой короткой потому, что слишком тяжелая ноша досталась этому человеку: спасать страну от голода и развала. Гайдар выполнил эту тяжелую работу. Для него ответственность перед народом и служение ему всегда были на первом месте. «Чтобы сохранить государство, мы обязаны его радикально преобразовать, собрать всю политическую волю для решения этой задачи» - так он считал и так реально действовал. Гайдар не нажил палат каменных и вышел из власти с чистыми руками. Он ушел в правительство с поста директора Института экономики переходного периода и туда же вернулся после отставки. Ни его имени, ни имен его родственников нет в списке русского «Форбс». Остается пожелать такой же честности будущим поколениям российских политиков, поскольку большинству нынешних  желать этого уже поздно.

Гайдар был и ученым-теоретиком, и экономистом-практиком, и политиком. А что он сам считал главным в своей жизни?

 

Леонид Гозман: Мне кажется, он считал самым главным своим достижением то, что ему удалось предотвратить голод и гражданскую войну, тогда, в начале 90-х. Ну и соответственно, реформы – главным делом, которое он сделал. При этом, конечно, это в каком-то смысле было случайным. Если бы не события конца 80-х начала 90-х, то я думаю, что Егор остался бы на всю жизнь экономистом, великим ученым, вполне способным претендовать на Нобелевскую премию.

 

Андрей Нечаев: Только очень мужественный человек с высочайшей ответственностью за страну мог взяться за ту задачу, за которую взялся Гайдар. Получить на руки абсолютно разваленную экономику, которую нужно было вытаскивать действительно из пропасти, часто очень тяжелыми мерами, и для населения, и для того, кто принимал эти решения. Гайдар был мудрым человеком,  идя на это, он понимал, что не заслужит благодарности у современников. И что многими он будет ненавидим и проклят, но он шел на это сознательно, таким образом, понимая свой долг перед страной. В каком-то смысле, зачеркивая свое личное будущее, не просто как политического деятеля, но даже как академического ученого. Он делал это ответственно ради долга и перед страной. 

 

Олег Наумов: Данные социологических опросов подтверждают предвидение Гайдара. Имя его остается связанным с тяжелым переходным периодом, а оценка его реформ до сих пор раскалывает российское общество. Только 18% его современников понимают, что реформы начала 90-х были болезненны, но необходимы, и оправдывают избранный Гайдаром путь. Относительное большинство опрошенных - 40% - признают необходимость рыночных реформ, но считают, что их надо было проводить постепенно. Еще 24% респондентов считают курс на создание рыночной экономики ошибочным в принципе: по их мнению, все преобразования следовало делать в рамках социализма. А ты как считаешь?  Можно ли было  проводить рыночные реформы более мягко, и постепенно?

 

Леонид Гозман: Я думаю, что проводить мягче, чем проводил Егор, было нельзя. Просто невозможно. Когда говорят: как же он не понимал… Он все понимал, только у нас золотовалютные резервы были 12 миллионов долларов. На всю великую страну 12 миллионов долларов, хлеба на 3 дня, мяса на 2 дня и т.д. Мы же стояли перед реальной угрозой голода, гражданской войны и распада страны. И разумеется Егору и всем его товарищам по правительству надо было латать дыры, спасать страну. И они ее спасали. Другое дело, что, к сожалению, с апреля 1992 года, когда противники опомнились, пришли в себя и сгруппировались вокруг тогдашнего Верховного совета и начали максимально активно вставлять палки в колеса, тогда темпы реформ резко замедлились, и я думаю, что мы до сих пор платим за это замедление. Если сравнить нас с другими постсоветскими странами, насколько легче и быстрее  Польша, Венгрия, Эстония и многие другие страны прошли реформы. Почему? Потому что они были там последовательны.

 

Олег Наумов: Многие отмечали огромные знания Егора Тимуровича в экономической теории,  трезвость мысли. А некоторые даже говорили о даре предвидения. Насколько эти качества оказались востребованы в переломный для России период?

 

Леонид Гозман: Наверное, без этого он не смог бы сделать столь убедительную картину, которая подвигнула президента Ельцина на такой смелый решительный шаг. Хочу еще одну вещь напомнить. Борис Ниович многим предлагал тогда пост премьер-министра. Очень многим. Он предлагал Явлинскому, который поставил, как всегда, семь условий, обеспечение пяти принципов и т.д. А хлеба нет. Страна перед катастрофой. Он еще многим предлагал. В правительство никто не хотел идти. А Егор пошел.

 

Олег Наумов: И политиком Гайдар тоже стал вынужденно. Каким он, на твой взгляд, был политиком? Что такое – эта знаменитая гайдаровская «мягкая твердость»? 

 

Леонид Гозман: Егор стал публичным политиком тогда, когда понял, что это необходимо для страны. Когда он понял, что реформы должны иметь некую политическую составляющую, политическое представительство. И тогда он стал делать партию «Демократический выбор России», в которой мы с тобой оба состояли. Многие его обвиняли в том, что он был плохой политик. Я так не считаю. Конечно, поставь Егора против Жириновского, он его переорет, это понятно. Но у Егора была своя харизма, она была не такая, как у Жириновского, не такая, как у Рогозина и прочих. Вообще политик должен играть две роли сразу. Он должен иметь команду людей, которые ему верят безгранично, которые готовы за ним в огонь и в воду, и он должен быть авторитетен для очень широкого круга людей. У Егора было и то, и то. Он был блестящим политиком, потому что он был честным. Он принимал поражения, но не опускал рук. Никогда. У него не было греха уныния. Никогда. Он понимал, что дело очень плохо, видел ситуацию реально и понимал, что шансов у нас очень мало, он никогда не опускал рук. И он был очень смелый человек. Что на самом деле очень важно. Когда он призвал людей идти к Моссовету в октябре 93-го, он понимал, что официальные власти, правоохранительные органы поджали хвост и спрятались в казармы. И никто не будет защищать конституционный строй. Никто.

 

Олег Наумов: Многие обвиняли Гайдара в антипатриотизме. Сам же он писал, что считает себя и своих единомышленников государственниками и патриотами. В чем видел Гайдар свой патриотизм?

 

Леонид Гозман:, Он был великим патриотом, действительно. Таким же, как Витте, Столыпин, Александр Второй. Во-первых, он хотел отвести от своей страны разнообразные несчастья. И он их отводил очень эффективно. Причем, многие сферы его деятельности вообще публике неизвестны. В последние годы своей жизни он занимался международной политикой. Очень много. И в частности, предотвращением размещения американских ПРО в Европе. В Чехии и в Польше. Он очень много сделал для того, чтобы, в конце концов, новым президентом США Бараком Обамой было принято решение не размещать ПРО в Европе. Он считал это опасностью для нашей страны. Во-вторых, он хотел, чтобы это была хорошая страна. Он хотел, чтобы в России люди жили свободно, достойно, и сам много для этого сделал.

 

Андрей Нечаев: Гайдар был настоящим патриотом. Не те ура-патриоты, которые на каждом углу кричат о своем патриотизме, о великодержавности и т.д. Он был патриотом действия. И тогда, когда спасал российскую экономику, а фактически и российское государство в 91-92-м годах, и в последующие годы. Будучи во многих областях несогласным с той политикой, которую проводил путинский режим, тем не менее, он помогал в решении конкретных вопросов своими советами, своими консультациями, к нему очень часто обращались и правительство, и Центральный банк.

 

Олег Наумов: Когда у Гайдара спрашивали, почему он помогает правительству, с политикой которого несогласен, он в шутку отвечал: «моя профессия экономиста в чем-то схожа с профессией хирурга: если ему на операционный стол попадает человек, не очень ему симпатичный, что ж теперь, зарезать его, что ли?»

«Хвалу и клевету приемли равнодушно и не оспоривай глупца». Насколько Егор Гайдар следовал этому завещанию Пушкина?

 

Леонид Гозман: Сто процентов. Когда-то я читал, что Талейран уснул во время чтения памфлета против себя. И когда я это прочел, я думал, что это преувеличение. Не знаю, как с Талейраном, а Егор мог уснуть перед экраном, откуда на него грязь лили, настолько его это не волновало. Он был в диалоге с историей, с великими. Для него было важно мнение людей, конечно, но не всех. Не всех, абсолютно. Он настолько чувствовал историю страны, историю человечества, он все время видел нашу страну в движении, которое началось много веков назад и продлится еще много веков. А мы должны ее по, мере сил, как-то разворачивать туда, где будет хорошо, и где будет нормальная жизнь и величие, если хочешь, и слава. От нас зависит определять траекторию движения. Он это чувствовал всегда. И это чувствовалось всегда в разговоре с ним, и я думаю, поэтому из его кабинета люди выходили окрыленными.

 

Олег Наумов: Егор Гайдар, кроме всего прочего, писал блестящие книги…

 

Леонид Гозман: Егор действительно, когда работал за столом, читал, писал, разбирался в материалах, вот это были самые счастливые минуты его жизни. И конечно, если бы не все потрясения, которые пришлись на время его жизни, он был бы таким абсолютно счастливым человеком, создавал бы великие книги, научные для профессионалов, и публицистические, такие как «Гибель империи» например.

 

Олег Наумов: Фундаментальным трудам Егора Гайдара , таким как «Государство и эволюция», «Дни поражений и побед»,  «Долгое время», «Власть и собственность» еще предстоит стать классикой и учебниками для будущих политиков. Да и нынешние найдут в книгах Гайдара ответы на многие злободневные вопросы общественной жизни, развития экономики, политической и социальной сфер.

В Гайдаре-человеке меня привлекало такое качество, как ответственность. Ответственность как норма жизни. А какие человеческие качества Гайдара ты считаешь определяющими?

 

Леонид Гозман: Кроме этого был еще высочайший интеллект. Что меня поражало совершенно, когда его о чем-нибудь спрашиваешь, причем неожиданно, он на секунду задумается и говорит: мне кажется, здесь семь факторов. И начинает их говорить. Эти семь факторов. И когда он это говорит, это можно сразу записывать и публиковать, то есть это не требует правки. Во-вторых, их именно семь. То есть он как-то мгновенно, как на компьютере мгновенно все просчитывал и сразу говорил. Нормальный обычный человек так не может. У Егора было очень большое чувство собственного достоинства. И чувство чести. Для него потеря лица была чем-то невозможным. Вот клевету он воспринимал спокойно. Собака лает, караван идет. А вот потерять лицо он не мог. Это было совершенно невозможно для него.

 

Олег Наумов: Великие люди уходят, и мы внезапно понимаем, что были их современниками. А сам Гайдар насколько он понимал свою значимость, и значимость дела, которому он посвятил жизнь?

 

Леонид Гозман: Мне кажется, он полностью понимал и значимость дела, и свою значимость тоже. Он понимал, что очень многие вещи может сделать только он, и не сделает никто другой. Он понимал это прекрасно, и в этом была его мудрость, мне кажется.

 

Олег Наумов: Егор Гайдар действительно понимал, что очень многие вещи может сделать только он, и не сделает никто другой. Он хотел быть ученым, экономистом, но жизнь сложилась так, что пришлось стать воином и спасать свою страну от голода и распада. И он сделал это без колебаний. Так же, как во время войны, не задумываясь, не отсиживаясь за бронью, становились воинами и шли на передовую ученые, музыканты, писатели. Еще есть в нашем обществе демагоги, которые и теперь, после смерти Егора Гайдара, пытаются опорочить его имя.  Но их время прошло. Теперь уже всем становится очевидным, что гайдаровские реформы, создание рынка и института частной собственности спасли страну. И совсем скоро наступит время, когда новое мыслящее поколение России по достоинству оценит все, что сделано и сказано Гайдаром.

 

21 марта 2010 г.

«ОРЕН-ТВ»