Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Сегодня только в негосударственной школе действительно возможен индивидуальный подход в обучении, который так важен для гармоничного развития личности. Что сделано и что предстоит сделать для обеспечения равноправия частных школ с государственными? Олег Наумов и директор частной школы «Карьера» Карина Чернякова в программе «Диалог» телеканала «ОРЕН-ТВ».
опубликовано: 21-02-2010

 

Олег Наумов: В своем последнем послании Федеральному Собранию президент Дмитрий Медведев в рамках программы «Наша новая школа» говорил о необходимости равноправия частных и государственных школ. Такой законопроект недавно был внесен на рассмотрение Государственной Думы и будет принят уже в этом году. Уравнивать в правах частные и государственные школы будут, прежде всего, в вопросе получения бюджетных средств. Подход к распределению бюджетных средств по принципу - деньги следуют за учеником – предполагает, что общеобразовательные учреждения всех форм собственности могут реально претендовать на бюджетное финансирование. Ведь по Конституции у нас каждый имеет право на получение образования. И для этого государство выделяет деньги. А если гражданин России получает образование в частной школе?  Это значит, что деньги, выделяемые на образование данного гражданина, должны последовать за ним, то есть в частную школу.  Давайте посмотрим, из-за чего весь сыр-бор. В России сегодня насчитывается 547 негосударственных школ, в них обучается 55 тыс. детей. Вроде бы совсем немного, всего  0,4% от общего числа учащихся. Но за их образование родители ежегодно платят более 8 млрд. рублей, в среднем 150 тыс. рублей за одного ребенка.

Так в чем состоит неравенство государственных и частных школ, которое призывает устранить президент России Дмитрий Медведев?

 

Карина Чернякова, директор частной школы «Карьера»: На сегодняшний день практически во всем. Потому что негосударственная школа целиком и полностью содержит себя сама. То есть, по-другому говоря, живет на финансовой самостоятельности и самоокупаемости. И все деньги, которые мы получаем от родителей, мы просто как дома рачительная хозяйка раскладываем по кучкам: эта кучка на аренду, эта на зарплату, эта на развитие и т.д. Государственная школа лишена таких проблем, потому что государственная школа не платит арендную плату. Деньги на оплату педагогов так же даются школе, то есть по сути дела государство полностью датирует государственную школу. А негосударственная школа содержит себя сама. Это наверно не совсем справедливо, поскольку существует конституционное право российских граждан на выбор любого образовательного учреждения, а стоимость, которую вынуждена обозначать негосударственная школа, она целиком и полностью зависит от затрат.

 

Александр Кодрянский, генеральный директор лингвистического центра: Школа - это не бензоколонка. Школа не может зарабатывать столько, сколько продает топливная компания, зарабатывая на бензине. Она не может равняться и конкурировать с коммерческими структурами. А посмотрите: налоги – платим по полной, льгот нет, трудовые нормы - по полной, требования пожарной безопасности - по полной программе. То есть, мы абсолютно уравняли образовательные учреждения с торговыми учреждениями. А их рентабельность - на порядок ниже.

 

Олег Наумов: За последние два года в России закрылась четверть негосударственных школ. Почему это происходит? Дело в том, что принятые в 2005 году поправки в закон «Об образовании» лишили частные школы налоговых льгот. Другой закон, принятый в 2008 году, обязал негосударственные учебные заведения арендовать помещения только на открытых аукционах наравне с коммерческими фирмами. В результате, частные школы тратят на оплату аренды до 40% своего бюджета. По закону, частные школы имеют право на бюджетные субсидии. В реальности эти субсидии достаются далеко не всем, местные власти всячески препятствуют выплатам, ссылаясь на отсутствие механизма выделения этих средств.

Ольга Озерова, заместитель министра образования Оренбургской области: В нашей области 9 негосударственных образовательных учреждений, 73 класса-комплекта, и в них обучается 560 учащихся. Никакой государственной помощи они не получают, и в отношении их нарушается положение Конституция  о бесплатном общем образовании. Наверно, это неправильно. От министерства образования неоднократно просили предложений по этому поводу, и мы считаем, что необходимо внесение изменений в федеральный закон №184 об общих принципах организации законодательных, представительных и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ именно в части обеспечения государственной гарантии прав граждан на получение основного образования.

 

Наталья Калиман, директор диаконического центра \"Прикосновение\":

Мое личное мнение - у ребенка должен быть сертификат обучения. Когда мама идет с этим сертификатом в учебное заведение, и эти государственные деньги идут за ребенком. Если эти дети обучаются в негосударственной школе, государство на них должно выделять деньги, потому что  у нас есть закон об образовании и есть Конституция, которая гарантирует права всем на доступное образование. А где эти деньги, которые идут за ребенком?

Олег Наумов: Если частные школы уравняют в правах с государственными, что от этого получат ваши ученики и их родители?

 

Александр Кодрянский: Если мы сегодня школам дадим льготы по налогам, льготы по аренде, (я не говорю уже о финансировании, это мечта, которая неосуществима) хотя бы льготы. То мы сразу получим больше школ, выше качество услуг, выше качество педагогического состава.

 

Карина Чернякова: Я думаю, что это в первую очередь отразится на стоимости образовательных услуг, которые предоставляются в негосударственной школе. Ведь по сути дела, я могу сказать о Москве, на сегодняшний день 90% наших школ – это школы полного дня. То есть дети у нас проводят весь день, начиная с 8 – 8.30, и заканчивая 18-19, а иногда и 20 часами. За это время они успевают и 4-5 раз покушать в школе, и позаниматься в кружках и секциях разных, и выполнить домашние задания. Собственно говоря, это входит в тот пакет услуг, который предоставляет негосударственная школа родителям.

 

Олег Наумов: Для многих работающих родителей такие условия обучения их детей просто необходимы. В те группы продленного дня, которые создаются в государственных школах, соглашаются ходить разве что первоклашки, а дети постарше всю вторую половину дня предоставлены сами себе. Отсюда и отставания в учебе, и детские правонарушения.

Граждане России имеют право получить бесплатное образование в государственной школе. И все-таки платят частным.

 

Карина Чернякова: Платят, потому что не получают в государственной школе то качество, которое надеются получить в частной. Я, например, когда беру ребенка, переходящего из государственной школы, стараюсь уходить от выслушивания претензий в адрес коллег, а задаю немножечко хитрый вопрос: я спрашиваю родителей об их ожиданиях от нашей школы, от перевода ребенка в нашу школу. И тут они как раз высказывают то, из-за чего они сюда переходят. Первое, что говорят родители, что они хотят качественного образования, и чтобы ребенок был небезразличен учителям, которые его учат. Чтобы, если ребенку что-то непонятно, ему объяснили, и объяснили столько раз, сколько нужно. Чтобы к ребенку относились с уважением, чтобы видели в нем личность. Чтобы не растаптывали его человеческое достоинство и не унижали его. Чтобы ребенок в силу родительской загруженности мог получить в этом образовательном учреждении не только услуги, связанные с обучением, но и чтобы происходило его развитие, чтобы он имел возможность здесь заниматься спортом, посещать кружки, реализовывать свои потребности, проявлять свои таланты. То есть, чтобы он мог гармонично развиваться. И еще питание. Чтобы дети могли питаться нормально, ведь очень много детей приходит с хроническими гастритами  даже совсем в юном возрасте.

 

Александр Кодрянский: В каждой цивилизованной стране есть частные учебные заведения, и предназначены они для разных слоев населения, и для детей, и для взрослых. У каждой школы есть свое преимущество. Свои слабые и сильные стороны, и человек выбирает.  Такой же выбор должен быть и в нашей школе. Например, в Оренбурге есть несколько гимназий, где обучение языков поставлено на очень хороший уровень. А остальные 150 школ? К сожалению, в плачевном состоянии. Есть наш лингвистический центр, который занимается этим предметом, но этого недостаточно, потому что языки нужны всем. Поэтому мне кажется, что задача государства - предоставить населению больший выбор.

 

Дамира, ученица 11 класса негосударственной школы \"Карьера\" г. Москвы: Мне было трудно на каких-то предметах учиться, получать знания, не всегда была возможность контакта с учителями. Поведение некоторых учеников тоже мешало сосредоточиться на учебе. Возникали трудности по каким-то предметам, не возникало контакта. А здесь, если какие-то проблемы, я могу подойти, узнать, все это легко. Уровень знаний у меня намного выше, чем был в государственной школе.

 

Олег Наумов: Для каких детей предназначены частные школы, для всех  или каких-то особенных?

 

Карина Чернякова: В моем понимании, я этих детей называю неудобными для массовой школы. Неудобными в каком плане? Это дети, которые не причесываются под одну гребенку. Дети с ершистым характером, иногда воспринимающие в штыки любое замечание педагога, дети с утерянной мотивацией, те, кого мы называем педагогически запущенными детьми. Они интеллектуально сохранны, но педагогически запущены, в силу разных причин. Безусловно, это и больные дети, и дети – инвалиды, которые просто не в состоянии нормально адаптироваться в среде массовой школы, где в классе 25-27, а иногда и более 30 учеников. Дети, которые в силу своих психологических особенностей чувствуют себя неуютно, если на них повышают голос, если учитель в течение урока не подойдет и не окажет психологическую поддержку: руку на плечо положит, спросит, получается или не получается, поможет. Вот такие дети.

 

Олег Наумов: Миф о том, что в частных школах учатся только дети богатых, верен лишь отчасти. По данным статистики, 35% учеников платных школ – это дети  представителей малого бизнеса,  41% — сотрудников частных фирм,  19% -дети работников здравоохранения, науки и творческой интеллигенции, и 5% — отпрыски сотрудников государственных и муниципальных учреждений. Среди учащихся частных школ больше половины детей с различными отклонениями в развитии: с логопедическими проблемами, задержкой речевого развития и заболеваниями неврологического характера. В большинстве случаев родители приводят детей в частные школы не потому, что у них много денег, а от безысходности. Ведь в  государственной школе такой ребенок развиваться просто не может.

 

Наталья Калиман: Я остановлюсь на своей школе, мы ее называем школа, хотя это центр дополнительного образования. Мы оказываем помощь детям с особенностями развития, детям, которые нуждаются в индивидуальном обучении, поддержке. Вопрос о том, как организовать такую поддержку в государственной образовательной системе оказался неразрешимым. Чтобы создать необходимые условия для наших детей, нужны особые способы организации. Практически каждый ребенок у нас находится с сопровождающим человеком, что невозможно сделать в государственной системе. Классы очень маленькие, до 4 человек. И только тогда можно осуществить в полном размере ту программу, которую мы здесь делаем, то есть обучение детей со сложными нарушениями развития и аутизма.


Олег Наумов: Противники частных школ утверждают, что родители потому платят деньги за частное образование, что там ставят хорошие оценки.  Что вы могли бы им ответить?

 

Карина Чернякова: Сейчас очень легко ответить на этот вопрос. У нас есть ЕГЭ. У нас есть малое ЕГЭ в 9-ом классе, и ЕГЭ в 11 – ом классе.

 

Олег Наумов: То есть независимая экспертиза…

 

Карина Чернякова: Абсолютно. И если бы наши родители были бы неудовлетворенны качеством нашего образования, то они как говорил мне один папа, сын которого уже закончил школу, проголосовали бы ногами, просто отсюда ушли. Поэтому я считаю, что для нас на сегодняшний день вопрос этот уже неактуален.

 

Александр Кодрянский: У нас договорные отношения. Человек заказывает нам услуги. И мы обязаны по договору давать качественные знания, давать результат. И как только частная школа не дает результат, клиенту это становится неинтересно. Если в общегосударственной школе могут работать без результата или с низким результатом, в этом недостаток государственной системы образования, и все равно население будет там учиться, то частные школы более сориентированы на результат. Ведь как только заказчик не получает результат, он перестает платить. Поэтому здесь речь не об оценках. Среди наших учащихся может быть 2% - кто заинтересован в оценках, и 98 - которые идут и получают знания, результат.

Олег Наумов: Легко ли открыть частную школу?

 

Карина Чернякова: Если у тебя есть деньги, то наверно юридически и организационно это несложно. Самое сложное – это контингент. Нужно каким-то образом найти учеников. Вот это тяжело.

 

Олег Наумов: А учителей?

 

Карина Чернякова: Учителей по-разному. Вообще очень много учителей, которые работают в государственных школах, а у нас просто не могут работать. Успешный в государственной школе учитель может оказаться абсолютно неуспешным в негосударственной школе. Совершенно разный подход. У нас не проходит аттракцион «говорящая голова». У нас дети уже избалованы и они привыкли к тому, что урок это всегда какое-то действо, в ходе которого ты учишься получать знания. И у нас учителя с мокрой спиной уходят с урока. В моей школе была такая ситуация с учителем биологии. Она раньше работала в государственной школе. Замечательная милейшая женщина, учитель высшей категории, которая в государственной школе пользовалась авторитетом. У нас проработала год и ушла. Не смогла так работать. Сказала, что так работала только в первый год после института, когда готовилась к каждому уроку. «Я так не привыкла».

 

Олег Наумов: Как правильно выбрать школу? На что нужно обращать внимание родителям, решившим отдать своего ребенка в частную школу?

 

Карина Чернякова: Я считаю, что здесь нужно всецело поддаться своим внутренним ощущениям. Во-первых, когда ты переходишь порог школ, ты это ощущаешь, сразу понимаешь, куда ты попал. Замечательно, если есть возможность пройти по школе. Пройти по школе во время перемены и посмотреть на детей, посмотреть, как они себя ведут, как реагируют на проходящих рядом взрослых, как реагируют на чужого человека. Это на уровне ощущений. Есть и объективные, на мой взгляд, вещи. Обязательно нужно поинтересоваться сколько детей учатся в школе вообще, и как учащиеся распределяются по всем ступеням обучения. Должно быть примерно в равных долях. Понятно, что доля учеников 10-11 класса всегда будет меньше, чем на 1 и 2 ступени. Тем не менее, в 10-11 классах должно быть не по два, три человека, и соотношение начальной и средней школы должно быть примерно одинаково. Обязательно нужно поинтересоваться по каким программам и учебникам работает школа. Я лично, когда мне родители задают такой вопрос: скажите, чем ваша школа лучше, я говорю, пойдемте и посмотрим по школе, зайдем в любой класс, и вы зададите этот вопрос ребятам. И вы послушаете, что скажут дети.

 

Олег Наумов: И сейчас, наверное, возможна такая объективная оценка, как выпускники сдавали ЕГЭ?

 

Карина Чернякова: Да, как выпускники сдавали ЕГЭ. Все эти данные у многих школ есть на сайтах. И сейчас требуют, чтобы у нас, как и у государственных школ были публичные доклады директоров в конце учебного года, где директор анализирует работу школы, говорит о перспективах работы и конечно про ЕГЭ.

 

Олег Наумов: На первый взгляд тема, которую мы обсуждали сегодня, касается только небольшой аудитории учащихся частных школ и их родителей. На самом деле она гораздо шире. Дело в том, что частные школы задают более высокую планку качеству образования. И если их станет больше, то государственные школы будут  вынуждены конкурировать  с частными и тоже поднимать качество обучения. Во-вторых. В частных школах учатся дети с различными отклонениями в развитии, за обучение которых государственная школа давно даже не берется. И, наконец, только в негосударственной школе возможен действительно индивидуальный подход в обучении, который так важен для гармоничного развития личности. Вот вам пример того, как решение одной такой, на первый взгляд, мелкой проблемы, как развитие негосударственных школ, может привести к решению  других, важных для всей страны. 

 

«ОРЕН-ТВ»

21 февраля 2010 г.