Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Где взять деньги на пенсии? Сейчас эту проблему решают просто: компенсация за счет бюджета и повышение налогов. А что делать завтра? Олег Наумов, президент Центра стратегических разработок Михаил Дмитриев, заместитель председателя Комитета по труду и социальной политике Государственной Думы Олег Шеин в программе «Диалог» телеканала «Орен-ТВ».
опубликовано: 06-12-2009

Олег Наумов: Сможем ли мы прыгнуть выше головы? Глава правительства Владимир Путин уверен: чтобы обеспечить нашим пенсионерам достойную жизнь,  должны и сможем. Министр здравоохранения и соцразвития  Татьяна Голикова заявила о начале нового этапа пенсионной реформы.  Суть этой реформы заключается в постепенном повышении благосостояния пожилых людей. Тех, кто все последние годы входил в категорию самых малообеспеченных  граждан нашей страны. Для этого с 1 декабря базовая часть трудовой пенсии увеличилась почти на треть, а с 1 января 2010 года она будет объединена со страховой частью. В будущем единая страховая часть будет индексироваться в соответствии с уровнем роста доходов Пенсионного фонда. 1 января 2010 года будет проведена валоризация - переоценка денежной стоимости пенсионных прав, которые граждане приобрели до проведения пенсионной реформы в 2002 году. В результате всех индексаций к концу следующего года средний размер трудовой пенсии составит 7 тыс. 902 рубля.

В целом получается самое крупное повышение пенсий за последние годы. Причем проходит оно в условиях экономического кризиса. Сможет ли государство выполнить обещания? Президент Центра стратегических разработок Михаил Дмитриев сомневается, что государство справится со своей задачей.

 

Михаил Дмитриев, президент Центра стратегических разработок: Дело в том, что повышение пенсий, которое не имеет аналогов в истории современной России, требует беспрецедентного расходования бюджетных средств. Собственных денег пенсионного фонда для этого недостаточно, и мало того, что дефицит пенсионного фонда в результате повышения этих пенсий достигнет впервые за всю историю России 5% ВВП, это больше, чем собственно доходы пенсионного фонда за счет страховых взносов и иных поступлений страхового и налогового характера. Мы получаем ситуацию, когда после 2010 года, если ничего не будет изменено в нашей действующей пенсионной системе, то правительство окажется перед выбором двух или трех очень плохих и неприятных решений. Дело в том, что мы резко повысили пенсии в период очень быстрого старения  населения страны, быстрого снижения численности трудоспособного населения и увеличения продолжительности жизни.

 

Олег Наумов:  А депутат Госдумы Олег Шеин уверен, что грядущее повышение пенсий, в конечном счете, ляжет на плечи работающих, и прежде всего, представителей наиболее уязвимой бюджетной сферы.

 

Олег Шеин, заместитель  председателя Комитета по труду и социальной политике Государственной Думы: Если у нас не будет развито национальное производство и национальная экономика, то уже к концу 2010 года все резервы будут съедены, и в 11 году возникнут большие проблемы. Они кстати уже в этом году очевидны. В этом году впервые принято беспрецедентное решение не индексировать зарплаты работникам бюджетной сферы: врачам, учителям. То есть с 1 января никакой индексации не будет. Такого не было никогда.

 

Олег Наумов: Между тем, россияне, не надеясь на государство, рассчитывают в основном на собственные силы. По данным соцопроса, каждый третий россиянин планирует продолжать трудовую деятельность после достижения пенсионного возраста. За последние несколько лет продолжительность жизни выросла на 4 года и приблизилась к 69 годам.  При этом численность трудоспособного населения ежегодно снижается. Для того, чтобы поддерживать достигнутый уровень пенсий в этих условиях, правительству придется изыскать еще примерно 20% от существующего бюджета пенсионного фонда.  Где взять столько денег? Естественным образом возникает идея о необходимости повышения пенсионного возраста, тем более, что во многих развитых странах Европы возраст выхода на пенсию уже составляет в среднем 65 лет. Однако, подавляющее большинство россиян по-прежнему не видит необходимости в увеличении возраста выхода на пенсию в нашей стране. Люди планируют работать как можно дольше, однако не хотят, чтобы государство повысило  пенсионный возраст законодательно.  Парадокс?

 

Олег Шеин: Это не парадокс. Это очевидная разница между готовностью человека принять добровольное решение и его нежелание оказаться в положении принудиловки. Кто хочет работать после достижения пенсионного возраста, сегодня имеет такое право. Он может об этом сегодня не думает, он может, надеется на то, что сможет спокойно, достойно доработать до возраста 55-60 лет и потом жить на пенсию. У него есть надежда, что жизнь будет складываться так, что не придется вкалывать дополнительно. Но он такое решение может принять потом.  И совсем другое дело, когда человеку говорят: ты никакого отдыха не получишь, иди-ка, поработай еще лет пять. В этих условиях люди занимают позицию, которая соответствует их интересам. То есть это добровольное право, но не обязанность.

 

Михаил Дмитриев: На самом деле даже такого выбора уже не стоит, существующие заявки о повышении пенсий в сочетании с существующим достигнутым ростом продолжительности жизни и резким сокращением численности трудоспособного населения правительство выбора не оставит. Пенсионный возраст придется повышать, вопрос в том, как это делать. Либо путем более активного стимулирования добровольного более позднего выхода на пенсию, либо просто директивного повышения пенсионного возраста, но это придется делать. Правительство не хочет говорить об этом. Оно преподнесло людям приятную часть пенсионной политики, но почему-то забывает сказать  о неприятной. О той, которая неизбежна при таком росте финансирования пенсий.

 

Александра Очирова, председатель Комиссии Общественной палаты по вопросам социального развития: Вообще, все социальные реформы должны проводиться с учетом мнения населения. К сожалению, неуспех наших социальных реформ связан именно с тем, что они осуществлялись в обход населения. Сейчас даже об этом немодно говорить. Я боюсь, что то же самое может произойти с пенсионной реформой.

Олег Наумов: Сегодня пенсия складывается из нескольких частей, одна из них накопительная.  В существующем виде она оказалась не востребована обществом: очень мало людей проявляют интерес к финансированию пенсий накопительным путем. Порядка 90% застрахованных предпочитают оставаться со своими накоплениями в государственном пенсионном фонде. Почему люди не относятся к этому серьезно? Не интересуются, сколько денег накоплено на их счете и насколько рационально они вкладываются?

 

Олег Шеин: В 2001 году разорили нынешних пенсионеров, потому что часть денег из пенсионного фонда взяли  и вывели на так называемые накопительные счета будущих пенсионеров, людей моего возраста, чуть моложе, чуть старше меня, но при этом эти накопления съедаются инфляцией. И съедаются они как в государственном фонде, так и в частных пенсионных фондах. Ни в одном пенсионном фонде за прошедшие 8 лет размер набежавших процентов не возместил даже инфляцию. Надо возвращаться к солидарной пенсионной системе. А накопительную сделать добровольной. Работаешь ты на высокооплачиваемой работе, имеешь и такую возможность, решил ты ввязаться в эту авантюру – не вопрос, пожалуйста, накапливай. И государство должно тебе помочь софинансированием.

 

Михаил Дмитриев: С накопительным элементом проблема самая сложная. Отменять его нельзя, но все понимают, что в нынешнем виде он никому не нужен. Это значит, что здесь предстоит решить очень сложную задачу. Не просто что-то изменить по чиновничьи какие-то галочки поставить в закон об этом накопительном элементе, придется провести настоящую огромную маркетинговую работу, работу, которая должна носить по настоящему демократический характер. Чтобы найти такие формы развития накопительной системы, которые востребованы. Удобны населению и практичны для него. Эффективны для бизнеса, чтобы бизнес был заинтересован софинансировать будущие пенсии своим работникам в гораздо больших объемах, чем сегодня. Приемлемы для финансовых рынков, поскольку позволяют вкладывать эти средства в проекты, дающие высокую отдачу, но позволяющие в определенных случаях минимизировать риски. И, наконец, востребованы и поддержаны региональными властями. Пока этого не произошло, накопительная система в тупике.

 

Олег Наумов: Почти год назад была запущена программа государственного  софинансирования пенсий.  Государство готово помочь вам увеличить будущую пенсию, и на каждую отложенную вами тысячу добавит еще одну, но не более 12. Это значит, что если вы за год смогли отложить 12 тысяч, то в будущем получите 24. Казалось бы,  выгода очевидна. Но сейчас в ней участвуют меньше 2 миллионов человек из 80 миллионов работающих. Почему так туго идет дело?

 

Олег Шеин: Первая причина – эта программа отсекла целиком работающих пенсионеров. То есть тот контингент людей, который больше всего склонен думать по поводу  своей пенсии. По этой программе, чтобы получать возможность государственного софинансирования и накоплений на пенсионный счет, работающий пенсионер должен отказаться от своей пенсии. А теперь, поскольку софинансирование государства идет 1000 на 1000, но не более 12000 в год, работающий пенсионер должен взять и отказаться от минимум 50000 годовой пенсии, чтобы от государства получить 12. кто ж это будет делать? Второе. Вторым ограничивающим моментом является вот этот потолок: не более 12000 рублей за год. Те, кто обладает более высокими зарплатами, рассматривают эти 12000, как ни на что не влияющую сумму, а те, кто бедный, им очень тяжело что-нибудь откладывать. Даже 1000 рублей в месяц, на какие - то непонятные будущие пенсионные накопления. Поэтому надо этот порог изменять и надо увеличивать предельный размер государственного софинансирования. И третий момент. Дело в то, что эта программа работает только для тех людей, которые готовы работать с негосударственными пенсионными фондами.

 

Олег Наумов: Российские пенсионеры по привычке не ждут от государства ничего хорошего, и поэтому вздрогнули от нового слова, запущенного в оборот властью. Это новое слово  – валоризация. На самом деле пугаться пока нечего, ведь это не что иное, как переоценка «советского» стажа.

 

Олег Шеин: С нового года у нас будет проведен пересчет пенсий по советскому стажу. Это особенно важное решение для тех людей, кто имел низкие заработки, для тех, кто относится к старшей возрастной категории, потому что эти люди, чтобы компенсировать малый заработок, пахали всю жизнь и таким образом оказались в положении, что они работали всю жизнь, а получают копейки. Поэтому по ним принято решение повысить пенсионный капитал на 10% за сам факт работы, и на 1% за каждый год работы в СССР.

 

 

Олег Наумов: В результате, средняя прибавка от валоризации для 50-60 летних составит 730 рублей, для 70- летних 1313 рублей, а для 80 – летних – более 1600 рублей. Не так велико увеличение в условиях нынешней инфляции. Но даже на него у государства средств может не хватить. Во время подготовки этой программы стало понятно, что  на вопрос, где возьмутся деньги на повышенные пенсий, у властей нет внятного ответа. Да, есть Резервный фонд, но он быстро может быть проеден. Да, можно поднять страховые выплаты работающих в Пенсионный фонд, но очевидно, что повышением налогов мы помешаем развиваться бизнесу и производству. А некоторые недальновидные чиновники, для которых «после меня хоть потоп», предлагают пустить накопительную часть пенсий в решение нынешних проблем Пенсионного фонда.

 

Михаил Дмитриев: С точки зрения пенсий будущего поколения пенсионеров 20-30-х годов, это настоящая катастрофа. Это означает сокращение пенсии на 30-40%. С точки зрения в целом развития России это еще большая катастрофа, потому что нельзя вводить накопительный элемент, долгоиграющий институт в обществе, который должен пользоваться высоким доверием, только для того, чтобы уничтожить его в течение 10 лет после введения. Это будет решение, которое спровоцирует кризис доверия к любым другим долгосрочным инициативам правительства. Это породит серьезные негативные ожидания в финансовом секторе развития экономики и помешает развитию других долгосрочных накоплений и инвестиций. В целом это будет означать кризис доверия к любым другим долгосрочным вложениям в российскую экономику. Вот к чему приведет такое, казалось бы, простое и легкое решение.

 

Олег Наумов: Да, простые и легкие решения не всегда оказываются самыми эффективными. И пенсионеры, и работающие люди, пенсионные накопления которых сейчас только формируются, ждут от реформы повышения качества жизни. И на первый взгляд здесь есть место для оптимизма: базовая часть пенсий растет, будет переоценен «советский» стаж. Коэффициент замещения т.е. отношение пенсии к зарплате, по словам Владимира Путина, к 2020 году достигнет 40%, вместо нынешних 23. Но где на все это взять деньги? Сейчас эту проблему решают просто. Предлагается всего два способа: компенсация за счет бюджета и повышение налогов. Первое долго продолжаться не может, а второе – подавляет экономическую активность.  А что делать завтра?

 

«Орен-ТВ»

6 декабря 2009 г.