Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


В обществе накапливается критическая масса недовольства, возмущения от вседозволенности и циничности по отношению к мнению народа. Власти дан четкий сигнал: так жить больше нельзя. Услышит ли власть этот сигнал? Олег Наумов и первый заместитель председателя фракции «Справедливая Россия» Государственной Думы Оксана Дмитриева в программе «Диалог» телеканала «Орен-ТВ».
опубликовано: 26-10-2009

Олег Наумов: Очередной единый день выборов, итоги которого были подведены на прошлой неделе, закончились политическим скандалом, какого не было уже много лет. Парламентские фракции системных партий КПРФ, ЛДПР, «Справедливой России» демонстративно ушли из зала заседаний, требуя расследования итогов выборов и встречи с президентом. Региональные выборы 11 октября принесли предсказуемую победу «Единой России». По мнению острых критиков из радикальной оппозиции, «начальники всех уровней доказали, что в будущем для достижения нужного результата они могут обойтись вообще без избирателей». То, что радикалы по любому поводу не прочь боднуть власть – это понятно. Но тут случилось невероятное: взбунтовались даже те партии, которые, несмотря на декларируемую оппозиционность, до этого проявляли определенную лояльность к власти. Единороссы, конечно, назвали эти действия дешевым пиаром политиков, которые просто «не умеют достойно проигрывать».

Так о чем можно говорить по итогам выборов о единичных нарушениях или о сложившейся системе искажения результатов волеизъявления граждан?

 

Оксана Дмитриева: Я думаю, что наиболее массовым нарушением на этих выборах, которые привели к полному изменению их результатов было манипулирование с явкой, потому что явка на самом деле была гораздо ниже, чем объявлено по целому ряду регионов. Голосование было за тех , кто не пришел на выборы, причем в пользу списка «Единой России» или кандидатов от «Единой России». Это было повсеместно, доказывать это достаточно сложно, потому что если вы требуете пересчета голосов, то в урне абсолютно одинаковое количество, но, тем не менее, по некоторым участкам это доказать можно. Есть свидетели, есть люди, которые готовы доказывать, что они не приходили на избирательные участки, при этом они числятся проголосовавшими. Наиболее вопиющие примеры – это голосование по Москве на тех участках, где голосовали первые лица государства. Там все время стояли видеокамеры, поэтому там невозможно было осуществить вброс, и поэтому там результаты близки к реальности. И вот результаты по этим участкам очень сильно отличаются от результатов голосования по Москве. Такого в принципе быть не может. По теории вероятности и по всем социологическим данным. Различается, конечно, голосование по участкам, но не так сильно.

 

Олег Наумов: Выборы и раньше не отличались соблюдением законности. Почему именно теперь случился такой демарш всех оппозиционных фракций?

 

Оксана Дмитриева: Степень нарушений такова, что они полностью видоизменяют результаты. Нарушения с каждым годом нарастают, их становится все больше и больше. Самое опасное – даже не административный ресурс, не давление. Потому что его преодолеть можно. Не закрытие СМИ и т.д. самое опасное – это прямые вбросы и фальсификации при подсчете голосов. Если вы популярный политик и отвечаете интересам избирателей, в вашей деятельности вы верны своим предвыборным обещаниям, то за вас могут голосовать 50-60% избирателей. Как правило, такой большой разрыв нарушениями, которые имели место ранее, преодолеть было невозможно. Но если за вас проголосуют все пришедшие на выборы, но потом бюллетеней вбросят больше, чем пришло голосовавших, то даже если все проголосовали за вас, но вбросили больше, чем пришло, то при таких обстоятельствах вы  никогда не победите. Этим и вызван массовый протест оппозиции. Нарушения, как и раньше, были повсеместно, не пускали наблюдателей, наблюдателей выгоняли с участков, не отдавали протоколы, но к этому прибавились прямые вбросы.

 

Олег Наумов: Кто, на ваш взгляд, виноват в том, что выборы не являются свободными: законодательство, его применение,  исполнительная власть или партия власти?

 

Оксана Дмитриева: Я думаю, что это, прежде всего, партия власти и в данной ситуации, именно в этих выборах я считаю, что основная вина на региональных начальниках, потому что они непосредственно давали указания. Это были их выборы, была прямая их заинтересованность в том или ином исходе. Я бы сказала так: это сговор партии власти и региональной бюрократии.

 

Владимир Новиков, депутат Законодательного собрания Оренбургской области, фракция КПРФ:  Это вина исполнительной власти, которая организует выборы. Нарушения идут начиная с паровозов, и заканчивая организацией и подготовкой избирательных комиссий, когда в них включают больше половины представителей власти. Это и шантаж административный, подкуп, угрозы увольнением и т. д. Но сегодня вопрос уже не только в административном шантаже. Вопрос встал об откровенной фальсификации. Сегодня все СМИ в один голос заявляют, что это циничные выборы без выборов. И если уже так заявляют СМИ, которые нельзя обвинить в какой-то коммунистичности, то это кризис выборной системы и ее надо радикально менять.

 

Олег Наумов: Есть много способов проверить результаты голосования. Например, опросы граждан на выходе с избирательных участков. В странах развитой демократии эти данные не расходятся с официальными. На выборах в Москве по данным таких опросов в Мосгордуму проходит пять партий: Единая Россия, КПРФ, Яблоко, Справедливая Россия и ЛДПР. По официальным же итогам, барьер преодолен лишь двумя партиями: «Единой Россией» и КПРФ, а уровень поддержки «Единой России» оказался почти на треть выше.

Так называемые «цветные» революции происходили как раз в результате возмущения фальсификацией выборов. Неужели власть не понимает всю опасность манипулирования волеизъявлением граждан?

 

Оксана Дмитриева: У меня есть ощущение, что у администрации президента Российской Федерации, когда мы обсуждали с ними этот вопрос и она была стороной переговоров с оппозицией в этом политическом конфликте, есть определенное понимание. И у президента, и у администрации президента. Что касается «Единой России», конечно, никакого понимания нет. Это симбиоз и сговор бюрократии, которая любыми способами защищает свое место под солнцем. Оно у них есть, и они его отдавать не собираются. Здесь опасность, безусловно, существует, потому что отсутствие свободных выборов дает неправильный сигнал власти. Если выборы дают результат 66% «Единой России», значит все было правильно. А на самом деле народ то считает, что неправильно. Безработица есть, уровень жизни падает, промышленность, за исключением сырьевой лежит на дне, и вряд ли с этого дна поднимется. Поэтому, при таких выборах, власти дается неправильный сигнал, и она дальше повторяет ошибки не только в политической, но и в экономической и социальной областях.

 

Александр Шаравин, директор Института политического и военного анализа:

Когда решения принимаются одним человеком, двумя или узкой группой лиц, они как раз таят в себе опасность неучета каких-либо потенциальных угроз, потенциальных вызовов, потому что не может человек объять необъятное. Для этого в современной цивилизации и предусмотрены механизмы управления государством, где есть исполнительная власть, судебная, законодательная. Где есть независимая пресса, которая рентгеновскими лучами может просвечивать все эти решения и вскрывать ошибки на этапе принятия решений, а не после того, как все уже случилось. Вся беда в том, что сегодня создана такая система, когда ошибки не вскрываются даже после их совершения. Следовательно, происходит процесс накопления ошибок и результаты бывают совершенно катастрофическими.

 

Олег Наумов: Представители «Единой России» утверждают, что есть много нарушений против кандидатов и от их партии. Получается, что и они тем самым признают, что организация выборов была отвратительной?

 

Оксана Дмитриева: Фактически да. Мы говорим, что в Астрахани против нас было 100 фактов нарушений и мы будем требовать проведения расследования. Они утверждают, что у них 400. Извините, 400 у них, 100 у нас, тогда с выборами все ясно. Как может быть такое количество нарушений, и выборы признаются состоявшимися. Поэтому, они безусловно противоречат сами себе.

 

Николай Скрипаль, руководитель фракции \"Единая Россия\" в Законодательном собрании Оренбургской области: Избиратели сделали свой выбор. Избиратели отдали симпатии той партии, которой они симпатизируют. Если при этом были нарушены какие то законные права граждан или же нарушены законы, то у нас есть четкий вариант предъявления претензий через суд.

 

Олег Наумов: Президент Медведев предложил всем недовольным результатами выборов обращаться в суд. Возможно ли, в российских судах добиться отмены выборов?

 

Оксана Дмитриева: В суд, безусловно, нужно обращаться, но для этого нужна политическая воля. Потому что степень и масштаб тех расследований, которые будет осуществлять суд и прокуратура, все-таки зависят от политической воли. Очень легко доказать фальсификацию на выборах, допустим по избирательному участку. Вот у вас есть проголосовавшие. Осуществите проверку тех, кто числится проголосовавшими. Позвоните, либо пригласите и спросите: вы голосовали, приходили на избирательный участок? Официально зафиксируйте, что вам ответит человек, приходил он или нет. Но для этого нужна политическая воля, чтобы органы прокуратуры захотели провести такое расследование. Т.е. это должно быть такое же расследование прокуратуры, как они расследуют какие-то детали уголовные. Они же опрашивают свидетелей. Приходят и спрашивают: вы видели там машину с таким-то номером в 10 часов вечера у вас под окном. Или не видели. Вот так же нужно опросить приходили на выборы или не приходили.

 

Олег Наумов: Каких последствий вы ожидаете от демарша оппозиционных партий?

 

Оксана Дмитриева: Первое. Уже последствия есть. Господин Чуров уже пришел на час правительства, где было подробное обсуждения и где были требования его отставки. До этого демарша они вообще не собирались отчитываться перед Госдумой по данному вопросу и говорили: «Если у вас есть какие-то вопросы, в суды идите, или к нам приходите, мы вам разъясним, что к чему». А когда фракции заявляли, что они недовольны результатами выборов, то Чуров вообще заявлял, что это призыв к свержению конституционного строя. Хотя фальсификация на выборах – это как раз свержение конституционного строя. На мой взгляд. Поэтому уже одно следствие есть. Второе следствие – это встреча с президентом, которая состоялась в субботу. Понятно, что и демарш оппозиции – это жест, и со стороны президента Российской Федерации, то, что он сдвинул встречу на три дня, с точки зрения сути, ничего не меняет, то ли 24-го, то ли 27-го. Но это жест, знак того, что президент понимает всю важность проведения честных и свободных выборов, как гарант конституции. Следующее изменение, которое тоже уже произошло в среду – это право оппозиции выступать с политическими заявлениями – это важный момент, потому что здесь мы можем поставить вопросы не только чисто законодательные, а как мы видели по выборам,  тут есть законодательная доля, но не очень значимая. Все остальное – правоприменительная практика и политическая воля.

 

Денис Минаков, редактор журнала \"ФЭБ\": Никаких кардинальных изменений не предполагается. Наверняка будут какие-то оргвыводы приняты, в том числе и в «Единой России», в том числе и в аппарате президента, но серьезных перестановок в политической организации страны, так и в отношении к выборам, подходе к предвыборным технологиям я не предполагаю. На мой взгляд, демарш оппозиции – это попытка заявить, что мы живы, и действительно являемся оппозицией, реальных последствий этого демарша не будет никаких.

 

Александр Шаравин, директор института политического и военного анализа:

Я считаю, что любое протестное действие, если оно получило огласку, оно уже не проходит бесследно, оно всегда заставляет власть более трезво оценивать свои действия. Потому что если нет никакой обратной реакции, то некоторым чиновникам кажется, что они всевластны, что они обладают монополией на все, что угодно, и вот эта вседозволенность – она как раз чревата тем, что власть абсолютно отрывается от граждан и уже их небольшие злоупотребления вырастают в преступления.

 

Олег Наумов: Что надо сделать в области законодательства, судопроизводства, контроля над исполнительной властью, чтобы выборы в 2011 году в Государственную Думу были свободными и демократичными?

 

Оксана Дмитриева: Что бы не говорили, но самое главное, это все-таки приходить на выборы. Потому что масштаб фальсификаций  таков, что чем ниже явка, тем больше возможностей фальсификации на выборах. Второй момент. Я считаю наиболее принципиальным вопросом публикации списков избирателей, проголосовавших на выборах в открытом доступе. Это может быть Интернет, любой открытый доступ. Тогда каждый может проверить, т.е. любой человек, который числится проголосовавшим, а по факту он не голосовал – это уже нарушение и фальсификация. Это принципиально важно, потому что, для того  чтобы выборы отменить мы должны доказать, что степень нарушений и фальсификации повлияла на результаты выборов. А когда вы хотите привлечь к ответственности конкретного председателя избирательной комиссии, либо членов избирательной комиссии, которые это осуществили, вам достаточно доказать один факт. Это уже фальсификация. Если это реально можно доказать, то это будет большая острастка для председателей территориальных и участковых комиссий. Потому что одно дело слушаться приказа, они конечно не по собственной инициативе все это делают. Слушаются устных, не формализованных, передаваемых через третьи лица приказов региональных начальников, а тут они будут нести уголовную ответственность. Извините, когда вам светит тюремное заключение, то у вас больше появляется гражданского мужества для того, чтобы противостоять этим злоупотреблениям. Еще, я считаю принципиальным важным запрещение удалять наблюдателей от партий под каким-либо предлогом. Если председатели избиркомов недовольны их поведением, пусть пишут рапорт, заявление, и потом разбираются. Но удалить наблюдателя они не имеют права, ни по каким основаниям. И последнее, что я бы считала необходимым. Это уже за рамками законодательства. Иногда у нас есть консультации между оппозиционными партиями, иногда каждая пытается воткнуть шпильку в тело другой партии, но мне представляется, есть один вопрос, по которому мы должны быть солидарны. Это контроль организации выборов. Должна быть обязательно координация и единая системы контроля организации и проведения выборов.

 

Олег Наумов: Задача сделать выборы свободными и демократичными, безусловно, вписывается в планы модернизации, изложенные президентом Дмитрием Медведевым в статье «Россия, вперед!». Но реально же говорить о модернизации очень трудно, особенно на фоне прошедших выборов. Они очень четко показали, что к проблеме неэффективности бюрократии добавилась проблема неэффективности политического управления, когда сама система продуцирует сбои. Сейчас демаршу оппозиции даются разные оценки: одни говорят, что представители трех фракций покинули зал заседаний Госдумы по согласованию с Кремлем, другие называют это жестом отчаянья. Мне же этот демарш представляется очень важным событием в политической жизни страны, даже если сейчас никаких конкретных мер за этим не последует. Власти дан  четкий сигнал: так жить больше нельзя. И этот сигнал говорит о том, что в обществе накапливается критическая масса недовольства, возмущения от вседозволенности и циничности по отношению к мнению народа. Услышит ли власть этот сигнал?

 

«Орен-ТВ»

25 октября 2009 г.