Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


В случае ухода Саакашвили у России и Грузии появляются шансы на диалог. Председатель Комиссии по международным связям партии «Правое дело» Олег Наумов ответил на вопросы сайта «Правое дело» о ситуации в Грузии.
опубликовано: 10-04-2009

 Председатель Комиссии по международным связям партии «Правое дело» Олег Наумов ответил на вопросы сайта «Правое дело» о ситуации в Грузии:

 

- Требования оппозиции о смене власти вызваны реальными проблемами Грузии или являются лишь предлогом для смещения Саакашвили?

 

- Проблемы Грузии реальны, именно поэтому оппозиция получила столь серьезную поддержку среди населения. Проблемы заключаются в том, что в августе прошлого года произошел конфликт в Южной Осетии. Я сейчас не берусь судить, кто прав, кто виноват в том конфликте, понятно, что к действиям России могут быть претензии, но основная вина лежит на Грузии и режиме Саакашвили, который, как ныне признают даже американцы, готовил это выступление, и который провел его. Такая политика привела к тому, что Грузия окончательно потеряла Южную Осетию и Абхазию, к тому, что теперь даже США высказывают сомнения о необходимости вступления Грузии в НАТО и к окончательно испорченным отношениям с Россией. В условиях разразившегося мирового кризиса это привело и к экономическим проблемам, поскольку из-за подобных действий властей ситуация в Грузии обострилась еще сильнее.

 

- Возможен ли компромисс оппозиции и Саакашвили, или противоречия столь сильны, что исключают их совместное политическое сосуществование?

 

- Я думаю, что в оппозиции сейчас все те, кто в то или иное время состоял в команде Саакашвили, начиная с Бурджанадзе, которая была председателем парламента. Мне кажется, что компромисс между ними вполне реален. Возможен какой-то торг, со стороны Саакашвили могут последовать какие-то действия, но заключение соглашения реально лишь до тех пор, пока все действия происходят в демократическом русле, пока люди ходят на митинги протеста с конституционными требованиями и никто их не разгоняет. Как только со стороны Саакашвили последуют какие-то резкие действия, а он уже разгонял демонстрантов в 2007 году, ни о каком соглашении не может быть и речи. Последует неминуемая радикализация оппозиции, и после этого трудно будет прогнозировать дальнейшее развитие событий, поскольку Саакашвили пользуется поддержкой силовых структур и значительной части населения. Очевидно, что тогда оппозиции придется туго.

 

- Митинг оппозиции в 2007 году закончился массовыми столкновениями демонстрантов с полицией – насколько вероятен подобный исход сейчас?

 

- Мне кажется, что в настоящее время силовой вариант менее вероятен, поскольку соотношение сил власти и оппозиции изменилось – наблюдается примерное равенство. Сейчас Саакашвили вынужден задуматься – в отличие от предыдущего митинга, разогнанного полицией, в настоящее время в стране существуют реальные проблемы, возникшие по вине власти. Саакашвили уже не ощущает незыблемости своего положения, оттого решиться на какие-то кардинальные шаги ему будет труднее. Если же он все-таки соберется действовать силовым путем, то это станет серьезным препятствием для дальнейшего развития демократии в Грузии, поскольку популярность Саакашвили среди населения значительно снизилась.

 

- Кто Вам кажется наиболее вероятным преемником Саакашвили, если его вынудят уйти? Будет ли это кто-то из лидеров оппозиции или вероятен приход некой компромиссной фигуры?

 

- Не готов назвать какие-то персоналии из числа сторонников правящего режима, поскольку они мне не очень знакомы, оттого назвать возможного преемника тяжело. А среди оппозиции наиболее умеренный лидер известен – это Нино Бурджанадзе. Она возглавляла парламент и, в отличие от некоторых других лидеров оппозиции, не является сторонником радикальных изменений. Совершенно очевидно, что претензии оппозиции к власти связаны с тем, что режим Саакашвили пошел на ряд авантюр. Кроме того, и для России Бурджанадзе является более приемлемым партнером на переговорах.

 

- Режим Саакашвили открыто заявлял о своих симпатиях к США, демонстрируя враждебность к России. Возможны ли изменения во внешней политике Грузии в случае прихода к власти оппозиции?

 

- Я думаю, что возможны. Можно критиковать наш МИД, правительство или Президента, но так сложилось, что для них фигура Саакашвили является неприемлемой. С любым другим лидером они готовы разговаривать. В этом смысле внешняя политика любого другого лидера Грузии будет направлена на то, чтобы договориться с Россией. И, в случае ухода Саакашвили, такие возможности будут.

 

«Правое дело»

10 апреля 2009 г.