Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Как остановить рост безработицы в стране? Поможет ли в этом опыт других стран? Насколько эффективно работают службы занятости и как расходуются при этом бюджетные деньги? Олег Наумов и доктор экономических наук, член Комитета по экономической политике и предпринимательству Государственной Думы Валерий Зубов в программе «Диалог» телеканала «Орен-ТВ».
опубликовано: 22-02-2009

Олег Наумов: Президент России Дмитрий Медведев демонстрирует новые формы общения власти с народом. Постоянно действующий форум в Интернете, регулярные интервью – все это дает возможность держать россиян в курсе, разъяснять необходимость и целесообразность того или иного властного решения. В минувшее воскресенье президент опробовал новый формат общения с гражданами – телевизионное интервью программе «Вести недели». Он рассказал об антикризисных действиях власти, похвалил правительство и Центральный банк за стабилизацию курса рубля и пригрозил губернаторам, которые в своих регионах не справляются с растущей безработицей. Действительно, рост безработицы становится угрожающим. На борьбу с ней выделяется больше четырех десятков миллиардов рублей, но пока ситуация только ухудшается.

Согласно прогнозу Минздравсоцразвития, к концу 2009 года без работы останутся семь миллионов человек. При этом прогноз по официальной безработице составляет 2,2 миллиона человек. Что значит такое расхождение  в цифрах?

 

Валерий Зубов: По разному считают. Одни люди любят худший прогноз, но получить лучшую ситуацию, а другие наоборот, стараются успокоить, что ничего страшного не будет. Цифры считают люди, со своими пристрастиями, со своими оценками. Трудно сказать. Я бы готовился к худшему. И не столько бы искал точность в цифрах, сколько в механизмах: а что делать с людьми, лишившимися работы? Какая разница, два миллиона или семь? Все равно для них надо что-то делать. Какие механизмы для этого существуют? Пока их нет.

 

Олег Наумов: Правительство увеличило размер максимального пособия по безработице с 3400 до 4900 рублей. При этом минимальное «безработное» пособие осталось на том же уровне - 850 рублей. Как жить на эти деньги?

 

Валерий Зубов: Я не знаю. Даже максимальное пособие – это менее одной трети зарплаты. Если человек имел хотя бы среднюю зарплату, его доход уменьшается в три раза. Коммунальные платежи, обязательства по кредитам, все расходы остались прежними, пока он не найдет работу. Я думаю, что это самый минимальный уровень, на который может существовать человек, но с другой стороны, пособие по безработице не может быть выше средней зарплаты, иначе человек просто не будет искать работу.

 

Олег Наумов: Как найти работу? этот вопрос рано или поздно встает перед теми, кто ее потерял. Всероссийский центр изучения общественного мнения выяснил, какие способы поиска работы наиболее популярны среди россиян. Самым популярным вариантом трудоустройства оказался поиск вакантного места через знакомых или родственников. Так искали работу 29% опрошенных. 17% россиян предпочитают напрямую обращаться в организацию, в которой хотели бы работать. Поиск работы через службы занятости - третий по популярности способ. Каждый десятый ищет работу через СМИ, 7% - через Интернет. Реже всего россияне обращаются в кадровые агентства или посещают ярмарку вакансий.

И, вместе с тем, службам занятости для поддержки безработных планируется выделить десятки миллиардов рублей. Насколько эффективно, на ваш взгляд, они работают?

 

Валерий Зубов: Я думаю, что выделяемые государством деньги расходуются очень неэффективно. Причины здесь следующие: во-первых, мы доигрались с парламентом страны, он перестал быть эффективным инструментом контроля за расходованием огромных сумм общественных денег.  И поэтому как они расходуются, с каким эффектом,  это в парламенте не обсуждается. Все, что вносит правительство почти автоматически проходит, за исключением косметических поправок, но контроля нет. У нас огромное количество госкорпораций, которые полностью выпали из-под контроля. Их Счетная палата проверить не может, но они не являются акционерными обществами, поэтому нет аудита, у них нет акционеров. То есть мы их пустили в свободное плавание. Если кому-то можно неэффективно тратить деньги справа, то почему же нельзя неэффективно тратить службам занятости? К сожалению, я думаю, что по тому, как работает наша государственная система управления сегодня, деньги тратятся неэффективно.

 

Олег Наумов: Из бюджета РФ на борьбу с безработицей будет выделено 43 млрд. рублей. Согласно документу, федерация дает регионам до 95% от общего объема средств, необходимых на финансирование программы занятости населения, и лишь 5% - должны выделить сами субъекты. В Правительство уже поступили планы из большинства регионов. Министр труда и занятости правительства Оренбургской области г-н Кузьмин рассказывает о ситуации в регионе: «31 декабря было принято постановление правительства РФ №1089, где нам предложили быстро разработать программу. Ну быстро ее нельзя сделать, только с третьего раза мы ее сдали. Недавно Законодательное Собрание принято решение о выделении из областного бюджета 21, 4 миллиона рублей в соответствии с постановлением №1089, где наших 5%, а Федерация нам дает 428 миллиона рублей. Это очень большая сумма, она поможет нам смягчить ситуацию на рынке труда».

По оценкам Института региональной политики, в стране насчитывается сотни населенных пунктов, в которые одно градообразующее предприятие.

Наверное, для этих городов должна быть какая-то отдельная программа?

 

Валерий Зубов: С этой проблемой я столкнулся в начале 90-х годов. В Красноярском крае был знаменитый порт Игарка. Через него сплавлялось большое количество круглого леса за рубеж. И потом вдруг этот канал стал неэффективен. Стал дорог ледокольный флот и масса других причин. И город, в котором жило 60 тысяч человек, зависевший от одного предприятия, деградировал, на сегодняшний момент там почти нет жителей. Тогда срочно принимали программу отселения людей оттуда. А что сделать могли? Это север, это полярный круг. Что можно, если нет работы? Поэтому конечно для моногородов ситуация достаточно жесткая, тяжелая. Давайте подумаем, а что можно сделать для них? Выделять какую-то сумму денег из бюджета? На какое время? На месяц, на год, на два года. А потом все равно надо будет что-то менять. Мне кажется, что совершенно упущен вопрос миграции рабочей силы и даже не обсуждается на сегодняшний момент вопрос, без которого мы не обойдемся: обеспечение жильем тех, кто переезжает.

На Руси существовало такое понятие, как доходные дома. Это возможность арендовать квартиру. Не можешь купить, пока арендуй. Сейчас производственники стали говорить о технологическом жилье. Это значит, что предприятие, где все благополучно, которое будет расширяться, у них должна быть возможность привлечь дополнительную рабочую силу. Это нормально. Но надо иметь жилье. Поэтому я думаю, что это порочный путь, когда государство заявило, что мы выкупаем жилье у строителей. Подождите, а кому вы его предоставлять будете? Ответа на этот вопрос нет. Я бы эти деньги направил на строительство доходных домов, чтобы люди, которые переезжают из моногородов, могли бы получить работу и жилье. Хотя бы на условиях аренды.

 

Олег Наумов: Деньги выделяются не только банкам, но и крупным корпорациям, но людям, работающим на них, легче не становится. Движение «Деловая Россия» предложило не взимать налоги в течение нескольких месяцев с предприятий малого и среднего бизнеса в обмен на то, что эти предприятия не будут сокращать рабочие места и уменьшать зарплату. В ответ – молчание.

 

Валерий Зубов: Вы знаете, я вообще-то не сторонник того, чтобы так массово уменьшать налоги. Хотя в первой части я бы согласился с тем, что не крупные предприятия, а именно малый бизнес нас выведет из кризиса. На эту идеологию надо настраивать господдержку. Что толку, что они там сохраняют зарплату, сохраняют рабочие места. Это не собес. Это бизнес. Они наоборот, должны развиваться, платить большую зарплату, больше нанимать рабочих, больше производить продукции. Такие малые предприятия нам нужны, а не те, что закрылись, и если вы им дадите денег, то они еще год продержатся. Поэтому, посыл верный, именно через малые предприятия будет осуществляться выход из кризиса. Но здесь есть более эффективные меры. Я назову две: это то, что касается тарифов на услуги естественных монополий. Тарифы на тепло, на свет, цена на бензин завышены. Вот здесь нужны реальные сокращения. Это первое. И второе – это реальная защита со стороны государства бизнесов. Для малого бизнеса не так страшна величина налога, как то, что у него уводят бизнес. Государственный рэкет, неопределенность его будущей судьбы, причем, пока он самый маленький – его не трогают, как только он чуть начинает расти и видеть перспективу, так сразу приходят сотни проверок, и под видом проверок меняется собственник. Государство должно проявить волю и именно сейчас особенно тщательно отслеживать случаи рейдерства на самом низком уровне. Там где малый бизнес готов стать средним и вырасти в крупный.

 

Олег Наумов: Какую политику в условиях кризиса надо вести по отношению к иностранной рабочей силе?

 

Валерий Зубов: Парадокс заключается в том, что у нас процент иностранной рабочей силы высококвалифицированного уровня, в которых мы нуждаемся в определенных сферах деятельности, минимален. Мы ее уже сильно отпугнули. Поэтому на значительный приток высокопрофессиональной рабочей силы нам не следует рассчитывать. Мы многое сами испортили здесь. А вот низкоквалифицированная работа – в ней наши сограждане не хотели бы участвовать. Ведь почему из Таджикистана приезжают и делают массу работы в Москве. Потому что москвичи не согласны на эту работу. Они предпочтут не делать никакой работы, но эту не будут делать. Поэтому мы не обойдемся без иностранной рабочей силы и пока она низкоквалифицированная, малооплачиваемая, создающая определенные криминальные проблемы, но обойтись без этой рабочей силы мы не сможем.

 

Олег Наумов: Сейчас в российской армии проводится реформа. Планируется большие сокращения личного состава. Не опасно ли это в условиях кризиса и роста безработицы?

 

Валерий Зубов: Во-первых, надо признать, что у нас нет современной армии. И мы стоим перед выбором. Либо несовременная армия, которая не может защитить страну, либо она должна быть современной, такой, как была в 1942-43 годах. Просто наблюдать за этим уже невозможно – это неразумная трата денег, нужно проводить серьезные реформы, как бы это слово не нравилось, там надо делать операцию. Но, если вы будете проводить операцию тяп-ляп, тогда пациент загнется, и тогда сплошные социальные проблемы. Офицеры и прапорщики, которые будут увольняться, попадут в сложнейшую ситуацию. Из бюджета на армию идут огромные деньги и есть шанс провести реформу продуманно и осторожно и сделать армию современной.  Кризисы – это единственная ситуация, когда проводятся реформы.

 

Олег Наумов: По плану президента США Барака Обамы на борьбу с кризисом выделяется более 700 миллиардов долларов, и значительная часть этих средств – на открытие новых рабочих мест. Чем отличается борьба с безработицей у нас и в Америке, и не могли бы мы взять что-то из их опыта?

 

Валерий Зубов: У них есть принципы. Я не знаю, какими принципами руководствуемся мы, когда тратим государственные деньги, а у них принципы есть. Их легко перечислить. Первое: быстро ли сработают эти меры, второе: создает ли это долговременные стимулы для развития экономики, и третье: не накладывает ли на государство слишком долговременные обязательства. Это разовая помощь или на всю оставшуюся жизнь. Я затрудняюсь сказать, что нам надо взять на вооружение от американцев. Скорее всего, мы в другой ситуации находимся. У американцев дефицитный бюджет, дефицитный внешнеторговый баланс, и очень диверсифицированная экономика. У нас пока был профицитный бюджет, положительный внешнеторговый баланс, но монополизированная в сырьевом направлении экономика. Мы разные. И поэтому то, что гоже там, не совсем подходит нам. Я был бы очень осторожен. Более того, уже точно сложилась модель выхода из кризиса, и она не будет одной. Каждая страна будет выбираться из кризиса по-своему. Только когда мы увидим в Америке реальный результат: рост производства, прибавку рабочих мест, тогда давайте что-то скопируем у них. А пока трудно сказать, действительно ли эффективны те меры, которые принимаются в Америке.

 

Олег Наумов: Где нужны рабочие руки и как найти новое место работы, если прежний работодатель указал на дверь? Министерством здравоохранения и социального развития создан специальный интернет-портал, который отражает свободные вакансии по всей России, от Дальнего Востока до Калининграда. Уже сейчас россияне могут найти работу, воспользовавшись сайтом www.trudvsem.ru. Тем, кто отважился переехать - билеты до нового места работы покупают на бюджетные деньги, платят суточные, частично компенсируют аренду квартиры в течение трех месяцев.
На уровне регионов по-разному борются с безработицей. Например, мэр Москвы Юрий Лужков дал поручение префектурам открыть в каждом столичном округе так называемые блошиные рынки. Это объясняется желанием увеличить число рабочих мест. Как вы относитесь таким новациям?

 

Валерий Зубов: Давайте мы договоримся с вами принципиально: какой бы мы захотели увидеть страну после кризиса? Все кризисы когда-то заканчиваются. Только одни страны после кризиса исчезают из экономического пространства, а другие, наоборот, становятся очень сильными. Вторая мировая война – уж какой тяжелый кризис, правда, мы сегодня в основном говорим про кризис 1929 года, а вторая мировая война – это самый тяжелый кризис. После этого кризиса такие страны, как Япония, Германия, стали высокотехнологичными лидерами мирового уровня. Какой бы мы хотели видеть Россию после кризиса? Ту, которая ходит на блошиные рынки, или которая ходит в современные магазины и покупает современные продукты? Давайте определимся с профилем: на что мы работаем? На то, чтобы у нас лучшие технологии развивались сейчас, будем поддерживать тех, кто эти технологии производит или просто будем стараться продержаться какое-то время? Мы хотим себя увидеть второстепенной страной, население которой способно спасаться, кормясь с блошиных рынков, или все-таки более современной страной? Дело не только в том, чтобы продержаться это время, нужно выйти достойно, уверенно, более богатыми, более сильными.

 

Олег Наумов: Конечно, все мы хотим выйти из кризиса более богатыми и сильными, и желательно побыстрее. Но пока без работы остается более 7% трудоспособного населения страны. Кроме того, более тысячи предприятий заявили о переводе части работников на режим неполного рабочего дня, предоставлении вынужденных отпусков, простое. Если предотвратить безработицу невозможно, то можно и нужно ее минимизировать. Федеральные и региональные программы обеспечения занятости, в которые вкладываются миллиарды рублей, способны смягчить ситуацию. Здесь речь идет и о профессиональной переподготовке увольняемых работников, и о создании новых рабочих мест в сфере малого бизнеса, и о поддержке граждан, переезжающих для работы в другую местность. И еще. Мы вправе ждать от правительства страны и региональных властей не только эффективной борьбы с безработицей, но и открытого, честного диалога с обществом о масштабах экономического кризиса и о том, как из него выходить.

 

«Орен-ТВ»

22 февраля 2009 г.