Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Итоги «газового конфликта», кто проиграл и кто выиграл. Олег Наумов и директор Института политического и военного анализа Александр Шаравин в программе «Диалог» телеканала «Орен-ТВ».
опубликовано: 25-01-2009

Олег Наумов: На этой неделе вся Европа вздохнула с облегчением: российский газ по украинским трубопроводам вновь в полном объеме стал поступать в дома европейцев. Это стало возможным только после того, как в результате многочисленных и трудных переговоров длиною почти в месяц был подписан контракт на поставку газа в Украину и транзиту его в Европу.

Газотранспортная система, по которой российский газ поступает в Европу, была построена более сорока лет назад. Тогда европейские потребители получали газ на границе Советского Союза. Но с распадом Союза трубопроводы стали собственностью независимых государств Украины и Белоруссии, которые стали использовать транзит в целях выторговывания для себя более низких цен на газ. Это не раз приводило к конфликтам и с Украиной, и с Белоруссией. Но в этот раз противостояние дошло до абсурда: две недели европейцы не получали уже оплаченное ими топливо. В результате конфликта и Россия, и Украина растеряли  свой статус надежных экономических партнеров.

Означает ли подписание контракта на поставку газа в 2009-2019 гг. и возобновление транзита газа в Европу, что с газовый конфликт исчерпан?

 

Александр Шаравин: На ближайшую перспективу он исчерпан, но договор мы еще не видели. Я слежу за прессой и вижу, что заявлено, что обо всем договорились, но эту договоренность украинская и российская сторона уже трактуют по-разному. Давайте дождемся не только подписания всех документов, но и чтобы они вступили в законную силу. Дождемся результатов. Если вся система поставок газа заработает, если цены будут зафиксированы и платежи будут регулярны – вот тогда можно сказать, что конфликт исчерпан. В принципе сама по себе договоренность играет важную роль.

 

Олег Наумов: Модест Колеров, председатель союза общественных объединений «Свободная Россия» по итогам российско-украинских договоренностей настроен крайне пессимистично: «Нет никаких гарантий, что подписанные соглашения будут Украиной соблюдаться. Все впереди, конфликты впереди, ничего не решено. Мы проиграли, как минимум, проиграли в политическом качестве. Нас впереди ждет дальнейший обвал экономической состоятельности Украины, и дальнейшее ожесточение политического конфликта между Россией и Украиной».  Константин Симонов, директор Фонда «Национальной энергобезопасности» выражает недоумение тем, что не прописана ответственность сторон при нарушении условий договоренностей: «Если Украина опять накопит долг или откажется выполнять десятилетние условия по цене, пусть и привязанной к Роттердаму, что будет дальше? И здесь тема управления газотранспортной системы, и собственности на нее, возникнет все равно. Да, сейчас тема снята, но она возникнет завтра, и об этом мы не должны забывать».

Кто же, по мнению россиян, виноват в газовом конфликте?  По данным социологов, почти две трети опрошенных уверены, что главную ответственность за «Газовый кризис» несет украинская сторона. 17% высказывают мнения, что Украина и Россия ответственны в равной степени. 5% полагают, что виновата российская сторона, еще 5% - обвиняют США, и 1% опрошенных возлагает ответственность за конфликт на Евросоюз.

Как вы считаете, подоплека газового конфликта имеет политическую окраску или это чисто экономический спор?

 

Александр Шаравин: Много говорилось о том, что это спор двух хозяйствующих субъектов, но мы понимаем, что это не так. Сама острота конфликта и вовлеченность крупных политических фигур говорит, что здесь корни не только экономические, наверное, и политические. Мы знаем, что не за горами президентские выборы в Украине. Там сейчас идет ожесточенная политическая борьба в Верховной Раде и между политическими партиями могут сложиться какие-то новые конфигурации политических союзов. И, безусловно, на все это нужны деньги. И каждая из противоборствующих сторон хочет получить контроль над газовыми деньгами. А это огромные деньги.

 

Олег Наумов: Если Россия ставит своей целью перейти на рыночные отношения со своими соседями, то почему до сих пор не перешли на торговлю газом по европейским ценам с Белоруссией, Арменией?  

 

Александр Шаравин: Думаю, что здесь тоже есть, прежде всего, политические причины. С Арменией сохраняются льготные условия по поставкам газа, потому что это по сути единственный военно-политический союзник в Закавказье. Россия заинтересована сохранять эту страну в поле своего влияния. Там расположены наши военные базы. Что касается Белоруссии, то здесь немного сложнее, хотя, казалось бы, мы живем в одном союзном государстве. Политику, которую проводит нынешний президент Белоруссии не всегда даже можно назвать дружественной. Иногда он осуществляет противоречивую политику, которая соответствует интересам белорусского государства, но не отвечает интересам ни союзного государства, ни России. Но в данном случае России нельзя было по всем направлениям объявлять сразу газовую войну. Беларусь получила льготные цены, а с Украиной разбирались. Теперь, когда газовый конфликт с Украиной подходит к концу, думаю, в следующий раз можно будет решать принципиально и вопрос с Белоруссией.

 

Олег Наумов: Простым потребителям газа нелишне напомнить, что сложилась парадоксальная ситуация: украинцы платят за газ в своих домах примерно на треть меньше нашего. При этом, газ для россиян продолжает дорожать, оптовые цены на газ для потребителей в 2009 году будут повышать поквартально, в сумме за год их рост составит около 16%. Подорожает газ и в Оренбургской области. Владимир Горьков, директор департамента  по ценам и регулированию тарифов Оренбургской области по ценам на газ отмечает, что «цена на газ для потребителей области для населения, прежде всего, выросла на 6,7% в первом квартале 2009 года. Примерно на 6,5% газ вырастет во втором квартале, еще на 6,5% вырастет в третьем квартале, и около 5% цена на газ вырастет в четвертом  квартале текущего года».

Почему Украина раньше не соглашалась перейти на европейские цены по поставкам газа и по транзиту, а теперь согласилась?

 

Александр Шаравин: Я думаю, что Украине было сделано предложение, от которого уже невозможно было отказаться. И если бы все зависело только от Украины, то может быть, она и дальше бы сопротивлялась. Тем более у нее есть определенные запасы газа, которые, как заявляет украинское руководство, позволяет обходиться своими запасами до апреля, т.е. практически весь отопительный сезон. Но мы видим, что в этот конфликт были втянуты все европейские государства, и Украина уже не могла, как говорится, стоять насмерть, отстаивая свои конкретные интересы в данном споре. Я думаю, очень важно решение об устранении посредника – «Росукрэнерго», вокруг которого было множество споров. Украинская сторона всегда утверждала, что это порождение российской газовой группировки, мы говорили, что это украинские пожелания. Где здесь истина трудно разобраться, но сама компания непрозрачная и с определенным душком, тут сомнений нет. Если этот посредник будет устранен, думаю, это будет способствовать более прозрачным отношениям  в торговле газом.

 

Олег Наумов: Наши политики утверждают, что невнятная позиция Украины по газу, приведшая к конфликту, связана с внутриполитической борьбой в Украине и предстоящими президентскими выборами. Так ли это?

 

Александр Шаравин: Безусловно, вокруг газовой проблемы есть борьба внутри Украины. Есть такая же борьба и внутри России, потому что в том же «Газпроме» тоже происходят некие смещения. Одни персоналии получают большее влияние, а влияние других слабеет. Долгое время председателем совета директоров Газпрома являлся нынешний президент Дмитрий Медведев. Сейчас  председателем совета директоров является первый вице-премьер Зубков, а это несколько иные группировки в нашей политической элите. Я думаю, что это тоже накладывает отпечаток, на этот газовый конфликт. Просто на Украине это более выражено. У нас эти схватки происходят под ковром, но это не означает, что этих схваток нет. На самом деле вокруг газовых проблем происходят мощнейшие тектонические смещения   в сфере и политической и экономической и это не случайно, потому что на кону многие миллиарды долларов. Конечно, когда такие деньги ставятся на кон, то вокруг них всегда будет борьба.

 

Олег Наумов: Российские державники утверждают, что на самом деле противоборствующих сторон две – это Россия и США. И США через конфликт с Украиной хотят нас ослабить.

 

Александр Шаравин: Я не сторонник всяких таких конспиралогических построений. Всегда мы придаем чрезмерный вес заокеанским политикам. Они влияют, конечно, и если бы я сказал, что  США совсем не влияют на этот конфликт, то я был бы неправ. Сказать, что они играли определяющую роль – тем более неправда. Безусловно, были заявления, в том числе госсекретаря США Кондолизы Райс, о том, что влияние России на газовую проблему становится чрезмерным. А как оно может быть не чрезмерным, ведь Россия является одним из самых важных поставщиков газа. Поэтому принизить влияние России и Украины на этот конфликт будет совершенно неправильным. Безусловно, Россия и Украина, сегодня главные игроки в этой сфере, и еще, конечно, Евросоюз. Америка, в данном случае, мне кажется, на втором плане.

   

Олег Наумов: Дмитрий Орлов, генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций считает, что в этой ситуации как раз США в выигрыше. «От того, что между Россией и Украиной существуют конфликтные отношения, и от того, что Евросоюз имеет существенные претензии к обеим этим странам, выигрывают, безусловно, США. Все разговоры об Алжире, Турции и других альтернативных поставщиках, которые звучат сегодня,  означают, что, к сожалению, на данном этапе мы наблюдаем выбор модели диверсификации маршрутов без России. Во всяком случае, пока и в имиджевом пространстве. И это означает безусловный выигрыш США».

Александр Александрович, а на ваш взгляд, кто проиграл, и кто выиграл от этого почти месячного газового конфликта?

 

Александр Шаравин: Я на самом деле не вижу выигравшей стороны, я думаю, что все проиграли. Проиграла Россия и экономически, и можно сказать политически. Проиграла еще больше Украина и экономически и политически. Проиграли и европейские государства, и потому что население в Европе просто банально замерзало, и потому что нанесен удар по экономике: целый ряд предприятий были вынуждены простаивать от недостатка топлива. Т.е. в принципе, выигравшей страны я в этом конфликте не вижу.

 

Олег Наумов: Мнения экспертов о победителях и програвших в газовом конфликте расходятся. Андрей Ермолаев, украинский политолог, считает, что проиграли две стратегии, избранные двумя странами в последние три года: «Российский энергетический монополизм показал свою неэффективность и неадекватность тем процессам, которые происходят и в мире и в Европе в контексте глобального кризиса. Именно поэтому потерян имидж и неудача по поводу новых проектов, а совсем не потому, что Европа не движется на восток. И проиграла украинская стратегия транзитного эгоизма. Все эти попытки создать картель транзитных государств поиграть на входе-выходе трубы, показали, что с такой страной, с такой бизнес - и политической элитой не будут работать ни производитель, ни потребитель, независимо от режима. Поэтому на самом деле, хотим мы этого или нет, Москве и Киеву предстоит пересмотр и экономических, и геоэкономических стратегий, для того, чтобы сохранить свою позицию в изменяющемся мире».

Председатель союза общественных объединений «Свободная Россия» Модест Колеров утверждает, что «Украина победила в этой войне, потому что у украинской власти было достаточно политической воли под тенью, под прикрытием разговоров о русском политическом газовом оружии успешно обкатать и реализовать свое транзитное оружие. В России недооценили политической воли и готовности Украины, не считаясь с потребностями своей промышленности, своего народа, с их настроениями, реализовать это политическое транзитное оружие, и Украина победила».

В чем сходится большинство западных аналитиков, так это в том, что Россия утратила статус надежного поставщика газа. Европейцы подумывают об альтернативных поставках. В какой степени они смогут обойтись без российского газа?

 

Александр Шаравин: Конечно, Европа будет стремиться найти альтернативные источники поступления газа. Одновременно они будут искать альтернативные источники энергии и на это уже отпускаются огромные деньги. Но отказаться от российского газа в обозримой перспективе Европа не сможет. Некое сокращение закупок газа может быть, но оно будет незначительным. Я думаю даже, что влияние России в сфере газовых поставок может возрасти. Если, конечно, будут построены новые газопроводы типа «Северного потока», а в перспективе может быть и «Южного потока», что менее вероятно. Я думаю, что влияние России, как поставщика энергоресурсов будет только расти.

 

Олег Наумов: Сегодня две трети российского газа поступает в Европу по украинской газотранспортной системе и одна треть по газопроводу Ямал-Европа через Белоруссию. В 2010 году вступит в строй газопровод «Северный поток», строящийся российскими и немецкими компаниями. Рассматривается возможность строительства Россией по дну Черного моря газопровода «Южный поток». У европейцев, независимо от России реализуется только один проект - «Набукко», среднеазиатский газ планируется пустить по нему только в 2013 году. Директор Фонда «Национальной энергобезопасности» Константин Симонов подтверждает, что проект «Набукко» не сможет повлиять на российские позиции в Европе:

«Проект Набукко, это объем всего в 30 миллиардов кубов газа, а только через территорию Украины идет 120 миллиардов кубов, уже законтрактованных».

Газовые проблемы важная часть, но только часть наших отношений с крупнейшим торговым партнером Украиной. Что делать, чтобы наши отношения с Украиной были добрососедскими и взаимовыгодными?

 

Александр Шаравин: Я думаю, что в интересах обеих сторон и России и Украины иметь добрососедские отношения. Конфронтация не принесет пользы ни нам, ни им. Причем в любой сфере: экономике, политике, военной сфере. Я думаю, что мы должны найти все возможные способы, чтобы минимизировать противоречия между нашими странами. Конечно, все противоречия никогда не исчерпать они будут, поскольку есть разное понимание национальных интересов. Но уж слишком много у нас связей и слишком много общего и в культуре и в экономике. Стоит ли их рвать, можем быть наоборот их развивать, и через эти связи оказывать политическое влияние. На самом деле разрыв отношений не в интересах России, и не в интересах Украины.

 

Олег Наумов: Нынешний газовый кризис завершен. Вышли мы из него, к сожалению, с большими потерями. По мнению европейцев, Россия утратила свой статус надежного поставщика газа. И можно сколько угодно говорить, что европейцам все равно без нашего газа не обойтись, этот кризис серьезно подорвет стабильность наших экономических отношений с Европой. Единственным положительным моментом выхода из кризиса, на мой взгляд, является переход на европейские цены на газ с Украиной. Если будут сделаны последующие шаги по переходу на прозрачные рыночные цены со всеми странами, и если Украина согласится на создание международного консорциума управляющего их газотранспортной системой – это будет гарантией, что подобных газовых конфликтов больше не будет. И тогда Россия сможет вернуть себе доверие со стороны европейских партнеров.

 

 

«Орен-ТВ»

25 января 2009 г.