Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


О причинах экономического кризиса, антикризисных мерах российских властей и опасности огосударствления экономики страны. Олег Наумов и бывший министр экономики Российской Федерации Андрей Нечаев в программе «Диалог» телеканала «Орен-ТВ».
опубликовано: 18-01-2009

Олег Наумов: В конце прошлого года о мировом финансовом и экономическом кризисе не говорил только ленивый. На время новогодних праздников об этой теме вроде бы забыли. Но наступили будни, и выяснилось, что кризис не только никуда не делся, но и продолжает набирать обороты.  Какая-то часть россиян уже ощутили кризис либо на положении своей семьи, либо на положении своих родственников и знакомых. Это ослабление курса рубля, рост цен, бедственное положение с возвратом ипотечных кредитов, сокращения рабочих мест. Наличие экономического кризиса в стране наконец-то признали и российские власти. И не только признали, но и предприняли ряд энергичных мер для его преодоления.

Андрей Алексеевич, власти страны долго не признавали наличие кризиса, теперь говорят, что кризис есть, но пришел к нам из США. На ваш взгляд, в чем причины кризиса в России?

 

Андрей Нечаев: Действительно, одно время эксплуатировалась такая, теперь кажущаяся смешной формула кризиса: у нас есть временные финансовые трудности на фоне глубокого экономического кризиса на Западе. Формально да, там снизились цены, там кризис ликвидности. Но если посмотреть немного глубже, как же получилось, что за семь лет благополучия, золотого дождя нефтедолларов, бюджетного профицита, золотовалютных резервов, всего, чем мы вполне справедливо гордились в последнее время, мы не провели насущные, я бы даже сказал перезревшие реформы. По-прежнему сидим на кончике нефтяной иглы, причем, еще в большей степени, чем мы сидели на ней 7 – 8 лет назад, после кризиса 98-го года. Поэтому, то что некоторые реформы не проведены - это вина нынешних властей, и в этом смысле истоки кризиса надо, конечно, искать и в себе самих.

 

Олег Наумов: Большинству россиян причины кризиса непонятны, и  поэтому многие по-прежнему не осознают всей глубины перемен, происходящих в мире. По результатам соцопросов, большинство сограждан отказывается верить в возможность снижения зарплаты. На себе это испытали всего 3% опрошенных, 5% ожидают подобного \"сюрприза\" буквально со дня на день и 25% не исключают такого развития событий. Остальные, судя по всему, рассчитывают, что даже в нынешних неблагоприятных экономических условиях деньги они будут получать в привычном объеме и своевременно. Более того, несмотря на кризис,  8% респондентов отважились попросить у начальства прибавки к зарплате. Между тем, власти уже потратили на поддержку экономики во время кризиса 3,7 триллиона рублей и 27 миллиардов долларов. Как вы оцениваете эффективности этих антикризисных мер?

 

Андрей Нечаев: Действительно, антикризисная программа пухнет, как на дрожжах. Первый вариант был 3,5 трлн., второй – 5,4, третий – 5,9 трлн. К сожалению, эффективность этих мер крайне низка. А главная причина, на мой взгляд, в том, что абсолютно неадекватна система раздачи этих денег. Понятно, что власть в первую очередь дала деньги тому, кто ей близок. Госбанки, госкомпании, другие структуры, которые, так или иначе, находятся в поле зрения властей. Но дальше эти госбанки предпочитали полученные от государства деньги переводить в долларовые активы, что с их точки зрения абсолютно понятно. Это же не благотворительные организации, а коммерческие институты, хотя они и государственные, у них в уставе записана основная цель деятельности: получение прибыли. И  они ее стараются получать. В результате, до малых и средних банков деньги не дошли, а ведь малые и средние банки, особенно в регионах, несут на себе основную ношу кредитования малого и среднего бизнеса.

 

Олег Наумов: Критически оценивает деятельность властей и наш эксперт, редактор журнала \"Финансово-экономический бюллетень\" Денис Минаков:

«Государство выбрало четкую стратегию на защиту крупного бизнеса, о малом бизнесе, а тем более о населении, решено если не позабыть, то, по крайней мере, отодвинуть этот вопрос на второй план. Расширение валютного коридора и рост курса доллара и евро к рублю – это все говорит о том, что государство взялось за защиту интересов экспортно-ориентированных предприятий. То есть их рублевая выручка увеличивается, соответственно, наверно, увеличиваются налоги, и с точки зрения государства тут все в порядке. Но, к сожалению, половина товаров, которые реализуются на территории России – это импортные товары. И население вынуждено покупать их сегодня по очень высоким ценам».

Промышленное производство в конце 2008 года падает. Что надо сделать, чтобы предотвратить падение промышленного производство, и насколько эффективны в этом смысле меры правительства?

 

Андрей Нечаев: Я думаю, что ни у кого нет в кармане золотого ключика, который можно достать, щелкнуть пальцами, и сказать, что завтра производство начнет расти. Спад продолжается уже не один месяц, причем он резко углубляется. Отрасли, которые активно завязаны на экспорт и страдают от снижения экспортных цен, с ними кардинально ничего сделать нельзя, кроме как хотя бы частично оказать им содействие через наращивание внутреннего спроса. Но самое главное, это, конечно, преодолеть этот тромб, чтобы деньги дошли до реального сектора экономики, потому что под ударом оказались не только экспортные отрасли, но и отрасли, которые в силу специфики экономической деятельности сильно зависят от кредитных ресурсов. И если бы они эти ресурсы получили, все было бы относительно нормально. Надо сделать так, чтобы они их получили, учитывая, что государство вливает сейчас в экономику безумные деньги, сопоставимые с годовым объемом бюджета. Мне кажется, что любые акции, которые снижают налоговое бремя предприятий, эффективнее, чем деньги, которые вливает государство. Лучший способ решить кризис ликвидности и дать деньги экономике, это не брать их оттуда.

 

Олег Наумов: Наш эксперт, редактор журнала «Финансово-экономический бюллетень» Денис Минаков также считает, что «снижение налогового бремени – это тоже очень серьезный шаг и достаточно эффективный, но, во-первых, надо учитывать, что в этой стране еще достаточно популярна методика ухода от налогов всеми различными способами. То есть предприятия и так стараются минимизировать свое налоговое бремя. А во-вторых, пока во главе министерства финансов стоит Кудрин, который достаточно серьезный противник снижения налоговой нагрузки, мне кажется, этот путь мало реален для России».

При нынешних ценах на нефть бюджет 2009 года уже будет дефицитным.  Но этот дефицит возможно покрыть из резервных фондов. А что будем делать, если нефть будет стоить еще меньше?

 

Андрей Нечаев: Сейчас разговоры о дефиците бюджета носят скорее бухгалтерский характер. Потому что в принципе, с учетом накоплений резервного фонда, инвестиционного фонда, фонда благосостояния денег для финансирования текущих расходов достаточно. Другое дело, что власть в последнее время брала на себя все новые и новые обязательства. Шла дискуссия о том, можно ли поддерживать темпы экономического роста за счет нагнетания бюджетных расходов и эта точка зрения победила. Новые взятые обязательства сейчас, конечно находятся под угрозой. Если цены на нефть упадут до 20-30 долларов за баррель, власти должны будут пойти на секвестр бюджета, потому что в противном случае резервного фонда может хватить только на один год. Надо жить по средствам и не надо в тучные годы брать на себя те обязательства, которые ты в тощие годы выполнить не в состоянии.

 

Олег Наумов: Заместитель председателя Законодательного собрания Оренбургской области Виктор Доценко настроен более оптимистично и надеется, что «за счет работы, за счет изменяющейся конъюнктуры рынка, удастся покрыть дефицит бюджета.  Даже по первым дням этого года видно, какая существует динамика по Орску, по никелю, пошла цена вверх по производству, сегодня готовится к пуску несколько печей, которые были приостановлены из-за экономической ситуации и нехватки средств. А соответственно вслед за этим пойдет и заработная плата, пойдет и налоговая составляющая. Если мы не будем сидеть на месте, если мы не будем ждать,  пока что-то там решит Москва или манна упадет с небес, я думаю, что больших проблем не будет».

 

На поддержание курса рубля Госбанк потратил уже сотни миллиардов долларов. Теперь рубль постепенно слабеет. В чем плюсы и минусы ослабления рубля?

 

Андрей Нечаев: Минусы в том, что подрывается доверие к национальной валюте. А если мы хотим всерьез развивать инвестиции, то очень важно, чтобы у населения появилась склонность к сбережению. Во всем мире главный инвестор – домохозяйка. Это ее сбережения, неважно, где они в паевых, страховых, инвестиционных фондах. Если граждане перестают верить в национальную валюту, то их склонность к сбережениям, в доступной экономике форме, снижается. Второе, люди, которые держали деньги в рублях, а предполагали их в какой-то части тратить в валюте, они просто стали беднее, ровно настолько, насколько рубль стал дешевле по отношению к евро, или доллару. Многие ипотечные программы построены именно в долларовом исчислении. И сейчас та просрочка по возврату кредитов и бедственное положение у большого числа семей, которые с одной стороны потеряли источники доходов, а с другой стороны, должны платить больше – это результат, в том числе, ослабления рубля. И, наконец, техническое перевооружение российской промышленности в значительной степени базируется на импортном оборудовании. Если оно становится дороже от того, что рубль слабеет, значит, возможности для технического перевооружения снижаются. Но есть и плюсы. Главный из этих плюсов в том, что это хорошо для бюджета. Потому что формально растут доходы экспортеров, соответственно растут бюджетные доходы, соответственно возможности бюджета тратить. В том числе на социальные нужды. Во-вторых, автоматически укрепляется конкурентоспособность наших товаров по отношению к импорту.

 

Олег Наумов: Во время кризиса государство все больше возвращается в экономику, но, по словам помощника президента по экономике Аркадия Дворковича, у государства нет планов увеличить свою долю в экономике. Вы верите?

 

Андрей Нечаев: Я очень хочу, чтобы Аркадий Дворкович оказался прав и чтобы к его мнению прислушались, и государство если и пришло дополнительно в экономику, то не всерьез и не надолго. Но, к сожалению, подвергаю это большому сомнению, потому что вся экономическая политика последних лет фактически была направлена на усиление роли государства в экономике. Причем, что концептуально важно подчеркнуть, не государства как регулятора, что абсолютно нормально, а  государства как непосредственно хозяйствующего субъекта. Если мы сейчас возьмем сколько-нибудь значимый сектор российской экономики, то выяснится, что ключевую роль там играют или госкомпании, или компании с государственным участием, или компании, так или иначе находящиеся под контролем государства.

 

Олег Наумов: 2009 год в этой ситуации будет показательным, считает редактор журнала «Финансово-экономический бюллетень» Денис Минаков:

«Я считаю, что все плохо лежащие куски государство подберет, потому что государство на сегодняшний день единственный экономический субъект, у которого есть деньги для того чтобы по дешевке собрать эти куски. Нормальный ход. Единственное, вряд ли можно говорить о том, что предприятие, которое работало в частных руках, будет работать в государственных руках эффективнее».

Некоторые эксперты считают, что при благоприятном сценарии кризис закончится осенью 2009 года, а к декабрю нас ждет потребительский бум. А вы как считаете, когда закончится кризис в России?

 

Андрей Нечаев: Любой человек, который вам сейчас уверенно скажет, что знает, когда закончится кризис, или шарлатан, или, как минимум, безответственный человек. Потому что слишком много факторов будут это определять. И самое главное, что мы в этом случае, не ведущие, а ведомые. Вот то, как будет выходить из кризиса американская экономика, как вслед за ней будут выходить наши крупнейшие покупатели, такие как Китай, Индия, ФРГ, Япония – вот это в значительной степени определит динамику российской экономики. Т.е. наряду с эффективностью антикризисных мер российского правительства, не менее важно насколько эффективными будут антикризисные меры новой администрации Барака Обамы.

 

Олег Наумов: Российская экономика, став частью мировой,   имеет огромные преимущества.  Например, возможность получать дешевые деньги в неограниченных количествах, гигантские доходы от экспорта наших сырьевых товаров. Но надо понимать, что когда мировая экономика начинает испытывать трудности, за эти плюсы надо платить определенными издержками. При идеальной ситуации накануне кризиса у власти были все возможности если  не избежать кризиса вообще, то сделать его гораздо более мягким. А  он у нас оказался гораздо более глубоким, чем в  США, Европе, или Китае. И все же у нас остаются шансы не допустить разрушительных последствий от кризиса для экономики страны. По словам президента Дмитрия Медведева, сегодня власти работают «в режиме нон-стоп», решая текущие проблемы ликвидности банковской системы, предотвращения массовой безработицы, выполнения всех социальных обязательств. Остается надеяться, что упущенное время и упущенные возможности еще не поздно наверстать.

 

«Орен-ТВ»

18 января 2008 г.