Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Реализовать приоритеты бюджета-2009 в условиях расширяющегося экономического кризиса будет непросто. Олег Наумов и депутат Государственной Думы, член Комитета по бюджету и налогам Сергей Петров в программе «Диалог».
опубликовано: 12-10-2008

 

В конце каждого года главная задача правительства и депутатов – распределить деньги на год следующий. Совсем недавно, в 90-е, утверждение бюджета страны было полно драматизма. До последних дней декабря его кроили и перекраивали, и все равно расходы превышали доходы. Недостающую часть были вынуждены занимать за рубежом, влезать в долги.

Теперь все иначе. Составлять и принимать бюджет легко и приятно. И в этом году и в следующем огромный профицит бюджета. Теперь голова болит о другом: куда пристроить почти 2 триллиона рублей лишних доходов. Если в экономику – так она их не переварит, если в социальную сферу – так разгонится инфляция, и люди даже не почувствуют, что была прибавка. Вот так у нас всегда: и неурожай плохо, и с урожаем одни проблемы.

 

Олег Наумов (ОН): Сергей Анатольевич, ежегодно в Госдуму поступают тонны бумаг с очередным бюджетом страны. Удается ли депутатам рассмотреть этот бюджет и внести в него нужные поправки?

Сергей Петров (СП): Бюджет – это процесс, который обсуждается многими – многими сотнями,  если не тысячами людей. Не будем делать вид, что мы не понимаем, что все-таки бюджет готовится правительством, с участием депутатов. Основные параметры правительству легче отстоять в сегодняшнем парламенте, имеющем одну большую фракцию правительственной партии. Как правило, вступает в действие так называемая партийная дисциплина: если даже депутаты не уверены в этом, они должны проголосовать за какой-то пункт важный бюджета. В деталях, конечно, продолжаются обсуждения, и в деталях очень много вещей, которые подправляются. Невозможно одному человеку, несмотря на то, что он хорошо ориентируется в этом, знать все, помнить и учесть все возможные варианты. Нужна дискуссия. Поэтому вместе с ростом парламентаризма, вместе с ростом квалификации парламентариев происходит и улучшение этого процесса.

 

Основные параметры бюджета-2009 таковы: прогнозируемые доходы около 11 трлн. руб., причем почти половина – доходы нефтегазового сектора. Расходы планируются в 9 трлн. руб. Разница составит около 1 трлн. 900 млрд. руб.

 

ОН: Бюджет 2009 планируется опять профицитным. А зачем?

СП: Это очень популярный вопрос, который звучит практически во всех беседах, на всех кухнях, я бы сказал. Зачем нам профицит? Давайте все деньги сейчас возьмем и поделим. Надо помнить, что российская экономика на сегодняшний день, к сожалению, базируется на двух очень мощных и очень неустойчивых вулканах: высокие цены на нефть и газ, и высокий потребительский спрос. Оба они очень уязвимы. Если что-то происходит, как сейчас мы видим, с экономикой, с финансами, то тут же это начинает отражаться на свертывании программ  многими предприятиями. Снижение активности влечет за собой автоматически снижение цены на нефть и газ, потому что меньше потребителей становится. И это просто убивает экономику, потому что ничего в середине, к сожалению, у нас пока нет. Нет ни нанотехнологий, ни машиностроения, ориентированного на экспорт, которое могло бы приносить бюджету деньги. Это проблема, которая требует всегда запаса.

 

Кроме профицита бюджета, правительство продолжает наращивание более надежных запасов. В Резервный фонд в будущем году будет перечислено 1587 миллиардов рублей, общий объем фонда на конец 2009 года составит 5147,5 миллиарда рублей. В Фонд национального благосостояния будет перечислено 657,9 миллиарда рублей. и к концу года в нем будет 3 331 миллиард рублей. 

 

ОН: То, что было Стабфондом, теперь переименовано в Резервный фонд и в Фонд национального благосостояния. Известно, что значительные средства, перечисляемые туда, уже заложены в бюджет -2009. А профицит – сверх этого. Откуда он может появиться, если реально считают свой бюджет? Каждая хозяйка знает: вот у нее деньги поступили, вот что она  может истратить. А здесь опять планируется такой огромный профицит.

СП: Даже хозяйка не уверена в карьере своей или хозяина, который приносит деньги в семью. А не уволят ли его посреди года, и не вынужден ли он будет искать новую работу. Что произойдет с повышением цен на электричество? То есть, есть в бюджете вещи, которые нужно прогнозировать. И нужно прогнозировать их либо более осторожно, либо менее осторожно. Если мы прогнозируем цену на нефть чуть больше 90, а она уже падает дальше, мы становимся беззащитными. Вообще лучше быть готовым к худшему, и его не иметь. Лучше иметь профицит. Для любой хозяйки тоже. Чем оказаться в положении, когда мы наобещали людям платить такие-то пособия, такие-то пенсии, такие-то выплаты, а потом вдруг не можем это выдержать. Страшнее этого ничего нет.

 

Бюджет страны предполагает и региональные программы. При чем теперь местным властям дана большая самостоятельность, ведь им виднее, куда нужно потратить деньги в первую очередь. В Оренбургской области это, прежде всего, строительство дорог. Рассказывает Александр Коган, депутат Госдумы:

«К примеру, в 10 м году планируется провести реконструкцию дороги Оренбург-Уфа и средств из федерального бюджета будет потрачено около 4 млрд рублей. А в течение 8-9-10 года оренбургский бюджет из федерального бюджета на реконструкцию дорог получает не менее миллиарда рублей. Сюда входит и строительство объездных дорог, строительство мостов, реконструкция, модернизация – это я называю консолидированные средства. Конечно, еще они разбиваются по направлениям.  То же самое, можно сказать, к примеру о ремонте ветхого жилья, ремонте  муниципального фонда. На эти цели Оренбургская область тоже получит приличные средства, которых, по сути,  область не видела никогда».

 

ОН: В бюджете запланировано, что все наши резервные фонды будут в следующем году вложены в какие-то ценные бумаги и принесут прибыль в размере чуть больше процента. Неужели нельзя более эффективно распорядиться этими деньгами?

СП: Тоже хорошая тема. Конечно, можно. Например, вы захотите вложить деньги где-то на Западе не как бюджетодержатель, не как государство, а как частное лицо. Вам предложат сразу: давайте мы вам заработаем 8-12 процентов.

ОН: Но рискованные…

СП: Но рискованные. Мы не гарантируем, что не случится что-то с рынком, и ваши акции не упадут гораздо больше, чем в том случае, когда мы вкладываем в очень консервативные инструменты: то есть бумаги, которые гарантируются очень весомыми организациями и правительствами.

ОН: В условиях кризиса увеличивается военный бюджет на следующий год. Запланирован его рост на 27%. Оправданы ли такие расходы на оборону?

СП: Военный бюджет имеет прямую зависимость от внешней политики, от настроений в обществе. Я как-то задал вопрос одному из военных, окончившему в свое время наше Оренбургское летное училище, ныне пенсионеру. Он жаловался на то, что пенсионные выплаты и пособия очень малы. Я предложил ему: что нам делать? Вы готовы, что мы увеличим вам пенсии и не построим новые подводные лодки. Я понимаю, что не я это решаю, и это был вопрос чисто риторический, но мне было интересно, как отреагирует этот пенсионер.  Он подумал и сказал: нет, конечно, без обороны и пенсии – то некому будет платить.

 

Валерий Зубов, депутат Госдумы готов поддержать увеличение военного бюджета только на определенных условиях:  « …если вы хотите обеспечить жильем военных, если вы хотите повысить пенсию военным, если вы хотите закрыть ряд ненужных военных объектов, а это тоже требует денег, если вы хотите перевести армию на современную технику, - этот вопрос обсуждаем, и никакой крамолы в этом нет, и вполне вероятно, что это разумная мера.

 

ОН: Насколько серьезно растут расходы на здравоохранение, образование, науку, культуру? Почему этот рост явно отстает от военных расходов?

СП:  Расходы на здравоохранение, образование, науку, культуру тоже растут. Но не так быстро. Можно сказать, что сейчас в армии выявились насущные проблемы, нет того, нет сего, нет умного оружия, нет хорошей связи и нужно бы отдать приоритет проблемам армейским. Но можно посмотреть и с другой стороны. Эти проблемы порождает наша амбициозная политика, которая нравится населению, и мы не можем это игнорировать. Россия начинает заявлять о себе на мировой арене, в международных отношениях. И авторитет необходимо поддерживать военным бюджетом более чем культурой. Хотелось бы дать много. Но что значит сейчас дать больше на культуру? Куда это пойдет? Как это будет контролироваться?

ОН: Ну хотя бы на оплату учителям…

СП: Обеими руками - за. Но за счет чего? За счет военного бюджета, да, согласен. Но все ведь скажут, нет, давайте за счет денег, которые в Стабфонде.

ОН: Не в Стабфонде, а за счет того профицита, который каждый год потом распределяется между разными отраслями.

СП: Распределяется. Но все-таки, если профицита не будет, то придется секвестрировать все статьи одинаково. Есть такое понятие: секвестр. Это когда берут и обрезают каждую статью на 5-10 процентов. Это очень болезненно. Отнимать всегда тяжелее, чем давать. Конечно, это безобразие, что  у нас творится с учителями. Все это понимают и делают здесь все возможное, чтобы найти решение. Но тогда вы встанете перед дилеммой, а  у кого отобрать? Как бы хорошо было, если бы экономика росла огромными темпами, рос промышленный экспорт, и бюджет наполнялся бы теми деньгами, которые устойчивые, реальные. Но этого пока нет.

ОН: На следующий год запланировано увеличение зарплаты бюджетникам. Но одновременно растет инфляция. Удастся ли сделать так, чтобы реальные доходы бюджетников, по крайней мере, не уменьшались?

СП: При всем при этом доходы растут на 10% даже за минусом инфляции. Я думаю, что правительство будет и в дальнейшем выдерживать этот темп, потому что любой сбой чреват социальной нестабильностью, никто не хочет иметь таких проблем.

Постановлением Правительства России с 1 декабря зарплата бюджетников, а их у нас более трех миллионов, не будет регламентироваться Единой тарифной сеткой. На смену ей придет система доплат к должностному окладу. Кому и когда дать доплату, будет решать руководитель бюджетной организации. Например, школьный бюджет будет разделен на две части, базовую и стимулирующую. Из стимулирующей части бюджета и будет начисляться прибавка к зарплате преподавателям, величина которой будет напрямую зависеть от качества их работы.

ОН: Как вы относитесь к идее отмены тарифной сетки для бюджетников?

СП: В каждом решении есть две стороны медали. Естественно, все зависит от тех руководителей, которые будут использовать новую систему оплаты. Ужасно, плохо и неэффективно, когда все распределено, не зависит от того, как ты работаешь. Получаешь ставку по разряду, и как говорят, хоть трава не расти. В этом случае у вашего руководителя нет никакого маневра, чтобы поощрить кого-то за более эффективную работу. На что мы будем рассчитывать: на всех слабых чиновников, и тогда всем надо написать просто: не ступить ни шагу, ни вправо, ни влево. Или мы все-таки дадим возможность сильным руководителям начинать работать эффективно, и естественно, привлекать к ответственности тех, кто работает неэффективно. У нас масса случаев, я помню из бизнеса, когда одни и те же меры для одной компании приносят большие дивиденды, а для другой оказываются совершенно вредны. Если в компании уже все работают на себя, то любая свобода принятия решений или любая  интерпретация будет использована на пользу себе любимому. Если же компания ценит думающих, создан дух такой созидательный, то эти же законы работают на развитие.  Так что эти решения, в общем-то, говорят о том, что мы уже считаем, что наши менеджеры политически созрели для ответственной работы. Им надо дать какие-то инструменты для улучшения эффективности. Эти управленческие инструменты давно есть во всем мире.

 

Владимир Гончаров, директор гимназии №1 считает важным, что новая система оплаты  уже не усредняет оценку работы  учителя, и он работать по старому уже не сможет. Стимулирующая часть зарплаты будет зависеть от успеха и от участия в различных направлениях деятельности общеобразовательного учреждения: открытые уроки, участие в методической работе, выступления с результатами исследований и обобщения опыта.

 

ОН: Министерство финансов и Госбанк России постоянно борются с  инфляцией. В этом году инфляция была запланирована на уровне 8%, реально теперь говорят о 12%. А многие эксперты утверждают, что инфляция за 2008 год будет более 14%. На следующий год опять запланирована инфляция небольшая, менее 10%. Удастся ли ее удержать на этом уровне?

СП: Инфляция, по простому говоря, рост цен на все товары, самая большая проблема в экономике. После 14-15% процентов начинаются необратимые явления. Инфляция - страшный бич для экономики. Почему дают разные прогнозы. Во-первых, их точно невозможно замерить, потому что инфляция для каждого слоя населения имеет свой процент. Более высокая инфляция всегда у менее обеспеченных слоев населения. И это самое страшное и неприятное. Именно из-за этого правительство всячески стремится сдержать инфляцию. Но, сдерживая ее, мы наносим ущерб той же экономике. Это коромысло такое. В экономике не бывает простых решений.

ОН: Если бы принятие бюджета зависело только от вас, чтобы вы в нем изменили?

СП: Я, наверно, придерживался бы почти той же структуры, которая сейчас есть. Придерживался осторожного профицита. И, безусловно, я бы отдавал предпочтение социальным факторам: зарплатам учителей и пенсиям, но только за счет сокращения неэффективных затрат.

 

Главная особенность нынешнего бюджетного процесса в том, что бюджет формируется не на год, а на три года вперед. Социальные приоритеты определены еще Владимиром Путиным, и их никто не собирается ограничивать. Это и повышение пенсий до уровня прожиточного минимума, и повышение зарплат бюджетников. Но реализовать эти важные социальные приоритеты в условиях расширяющегося экономического кризиса будет непросто. Еще сложнее будет совместить это с модернизацией экономики. Бизнес ждет снижения налогов, а вместо этого уже через год серьезно вырастет один их базовых налогов – социальный. Сомнительный шаг, ведь в  условиях кризиса это вряд ли поможет людям, напротив, может привести к уменьшению рабочих мест и снижению зарплат.

 

Орен-ТВ

12 октября 2008 г.