Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Есть в истории России то, что примиряет и объединяет всех нас – это великая русская культура. Олег Наумов и сотрудник музея – заповедника Остафьево, поэт Михаил Шаповалов в программе «Диалог».
опубликовано: 28-09-2008

Олег Наумов: История нашей страны, как и любого другого государства, соткана из многих героических событий и ярких имен. Однако оценки этих событий и имен в обществе часто бывают неоднозначными.

Одно и то же событие становится предметом гордости для одних, и черной страницей нашей истории для других. Например, события Октября 17-го года одни до сих пор считают великой революцией, а для других это – братоубийственная война, разруха,  массовый террор и гибель миллионов. Одни испытывают гордость за то, что именно русский человек первым побывал в космосе, а другие вспоминают о том, какой ценой достался нам этот прорыв. Но есть в истории России то, что примиряет и объединяет всех нас – это великая русская культура. Такие имена, как Николай Карамзин, Петр Вяземский, Александр Пушкин, Николай Гоголь, Денис Давыдов, Василий Жуковский, Александр Грибоедов сделали мировую славу России. Судьбы всех этих великих людей связывает подмосковная усадьба Остафьево, в разные времена давшая им приют и вдохновение и этим заслужившая имя Русского Парнаса. Но, Остафьево имеет богатую историю еще до появления Карамзина, Пушкина, Петра Вяземского…

 

Михаил Шаповалов: Да, по бумагам Остафьево проходит с конца 17-го столетия. В одном документе сказано: «Львово, Остафьево тож на речке Любучи да на враге». Если вы помните, когда мы с вами дошли до этого места, мы миновали овраг, с которым мало что случилось, а речка Любучи загнана в пруды, которые окаймляют с восточной стороны усадьбу, придавая ей красоту и своеобразие. Но все-таки слава усадьбы пришла с первым владельцем из рода князей Вяземских – Андреем Ивановичем, который построил ее на рубеже 18 и 19 столетий. Три поколения Вяземских, владели усадьбой Остафьево. Вот их имена: Андрей, Петр, Павел. Естественно, самым знаменитым был Петр Андреевич, поэт, критик, друг Пушкина.

 

Олег Наумов: Здесь, в этой усадьбе 12 лет жил и писал «Историю Государства Российского» Николай Карамзин.

 

Михаил Шаповалов: Совершенно точно. Николай Михайлович впоследствии отзывался о своем пребывании в Остафьево следующим образом: «Остафьево достопамятно для моего сердца». Здесь, действительно, были написаны 8 томов из 12 томной «Истории Государства Российского», и эти годы, думаю, были счастливыми для Н.М. Карамзина. Во-первых, он был счастлив в семейном отношении, во-вторых, ему хорошо работалось, и написание этих книг послужило воспитанию не одного поколения российских граждан.

 

Олег Наумов: Имя Н. М. Карамзина, для каждого российского человека, и особенно русского, значит очень много. Вот что пишет А. С. Пушкин о выходе «Истории…» Карамзина: «Все, даже светские женщины, бросились читать историю Отечества, дотоле им неизвестную, она была для них новым открытием.  Древняя Русь, казалось, была найдена Карамзиным, как Америка Колумбом».

Мало кто из оренбуржцев знает, что Николай Михайлович Карамзин наш земляк,  он родился в селе Михайловка Бузулукского района. Во время Пугачевского бунта семья находилась в оренбургском имении, и едва успела бежать, а имение было разорено повстанцами. Рассказывает Алла Федорова: «Отец Николая Михайловича, Михаил Егорович, служил капитаном в полевом отряде при Иване Ивановиче Неплюеве. За достойную службу, за прекрасную службу ему были жалованы земли в нынешнем Бузулукском районе когда-то Бузулукском уезде,  Оренбургского края. И вот там появляется село Михайловка, потому что по старой традиции было принято называть село по имени хозяина. Раз Михаил Егорович, то и село Михайловка. А когда строится церковь в честь Преображения, то село получает название Преображенка. И в этом селе рождается великий историограф России Николай Михайлович Карамзин».

«И прежде чем возникнуть на странице,

Войти в очередной заветный том,

Князья, митрополиты и царицы,

Купцы стрельцы, злодеи и провидцы

Спешили пред историком явиться

В остафьевской аллее за окном.

Они пред ним, незримые, витали

И громкие шептали имена,

Куда бы он ни шел, сопровождали

В усадебной тиши Карамзина,

И наяву являлись и во сне,

Чтоб он вернул Историю стране.

Ведь страны без прочитанной истории

Не страны, а всего лишь территории».

(Валентин Берестов).

Заслуга Николая Михайловича Карамзина перед Россией именно в том, что своим 12-томным трудом он вернул историю нашей стране. Неслучайно в Остафьеве памятник великому историку скульптор изобразил в виде стопки книг. Но Карамзин был, безусловно, сыном своей эпохи и  писал «Историю Государства Российского» с позиций идеолога самодержавия. Недаром Пушкин написал едкую эпиграмму о том, что Карамзин «прославляет самовластье и прелести кнута».

Впрочем, каждое поколение оценивает прошлое по-своему, и историку также непросто удержаться от субъективных оценок. И до сих пор не утихают споры о том, важна и нужна ли обществу объективная картина прошлого? Что нужно для воспитания истинного патриота: показывать только наши победы и успехи, или говорить и о черных страницах нашей истории?

 

 

Олег Наумов: В 1811 году Петр Вяземский вступил во владение имением. С ним связана основная история  Остафьево?

 

Михаил Шаповалов: Да, при Петре Вяземском образовался «Русский Парнас». Гости Вяземского – это Жуковский, Пушкин, Батюшков. Проездом был Гоголь вместе с историком Погодиным. Вот лица, которые составили славу «Русского Парнаса». И сами слова «Русский Парнас» по преданию, идущего из семейства Вяземских были сказаны Пушкиным. Пушкин имел в виду дружеское собрание поэтов, когда они читали здесь друг другу новые стихи. Петр Вяземский был, конечно, литератором и личностью незаурядной. Вот как воспитывал А.И. Вяземский своего сына: Петруша боялся темноты, так отец заставлял специально гулять по темному парку. Конечно, из-за деревьев за ним присматривали слуги, но, тем не менее, мальчику казалось, что он один в ночном темном парке. Чтобы научить ребенка плавать, его бросали в пруд, и он прежде чем научиться плавать, достаточно нахлебался воды. Будет нелишним напомнить, что когда началось вторжение Наполеона летом 1812 года, Петр Андреевич Вяземский вступил в ополчение, был участником Бородинского сражения, одним из ординарцев генерала Милорадовича. Спас жизнь другому генералу, за что получил орден святого Владимира четвертой степени. Петр Андреевич Вяземский писал стихи, много переводил, писал вместе с Грибоедовым пьесу. Он интересный критик, и вообще умнейший человек.

Олег Наумов: Петр Андреевич Вяземский был умеренным либералом, и высказывал оппозиционные взгляды — например, о необходимости в России просвещенной монархии и европейских общественных институтов. В 1820 он подписал записку об освобождении крестьян, поданную императору Александру I графом Воронцовым. После этого Петр Вяземский был отстранён от службы и прожил девять лет в опале,  в ссылке в усадьбе Остафьево. Но особенно тяжелым было время после разгрома восстания декабристов на Сенатской площади.

Михаил Шаповалов: Под следствие попало слишком большое количество людей. Перерыты были тонны всякий бумаг и писем, в частности попались стихи Вяземского «Негодование», которые были расценены, как призыв к бунту. И за Вяземским установили негласный надзор. Вообще, Вяземский был человек на язык острый, и поэтому ему часто приходилось страдать и от демократической части общества, но так же и от приверженцев строгих нравов при престоле.

 

Олег Наумов: Пушкин не раз гостил в усадьбе, у него есть стихи, посвященные Петру Вяземскому и Остафьево.

 

Михаил Шаповалов: Первый раз сюда Пушкин приехал летом 1830 года. Как мы помним, в это время он был женихом. И сватовство его проходило непросто. Будущая теща устроила поэту настоящий экзамен и потребовала ответить на главный вопрос: в каких он отношениях с властью? Вопрос по существу. Пушкину пришлось, смиряя свою гордость, писать официальный запрос через шефа жандармов Бенкендорфа к самому императору. Ответ был скорый: не мешали, благословляли. Но это было еще не все. Пушкин не был единственным ребенком в семье, была старшая сестра Ольга, был младший брат Лев, и нужно было получить свою долю наследства. Все это очень болезненные непростые вопросы, и в первое свое пребывание в Остафьево настроение было у Пушкина то радостное по поводу того, что он скоро женится на девушке, которую полюбил, Наталье Николаевне, то отчаянное, что в процессе сватовства возникают все новые и новые трудности. Во второй раз Пушкин здесь был уже после того, как он работал в Болдино. Он был отрезан от большого мира, была холера, но как только зараза пошла на убыль, Пушкин пробился к дому своего друга Петра Андреевича Вяземского. Здесь проходило наиболее плодотворное общение друзей, они читали друг другу новое, кто что написал. В частности, Вяземский «угощал» Пушкина жизнеописанием Фонвизина. По совету Пушкина он писал книгу об этом сатирике и драматурге. А Пушкин, в свою очередь, прочитал заключительные главы из «Евгения Онегина», которые были написаны в Болдино, и вероятно, Вяземский был первым слушателем этих глав, и, кроме того, читал некоторые из своих стихотворений. И в последний раз Пушкин здесь был на святках в 1831 году. В главном здании усадьбы, в Овальном зале проходил бал, и Пушкин был одним из участников этого торжества. Вообще, эта тема, Пушкин и Вяземский, очень обширна, но я напомню главное: Вяземский вместе с Жуковским еще в отроке Пушкине признали большой талант, и как старшие писатели, помогли вступить Пушкину в большую литературу. В частности, П.А. Вяземский писал первые хвалебные статьи о южных кавказских поэмах Пушкина. А Пушкин, в свою очередь, обессмертил своего друга, потому что в романе «Евгений Онегин» есть следующие строчки: « У скучной тетки Таню встретив, к ней как-то Вяземский подсел и душу ей занять успел». То есть, среди выдуманных литературных героев Онегин, Татьяна, Ленский, Пушкин поместил реальное лицо: своего друга П.А. Вяземского.

 

Олег Наумов: Сын Петра Вяземского Павел, в каком-то смысле продолжил дело отца, и при нем эта усадьба тоже процветала?

 

Михаил Шаповалов: Павел Петрович Вяземский в молодые годы был дипломатом в Европе, в Карлсруэ, в Вене, в Константинополе, и всюду, где бы он ни был, он собирал предметы искусства, причем собирал с широтой чисто русской. Там были живопись, оружие, монеты, медали. Но самое ценное, что им собрано – это старые рукописи и книги, потому что был Павел Петрович филологом и историком, его интересовала связь древней Византии  и Руси. И Павлу Петровичу русская наука обязана тем, что он издал тексты некоторых рукописей, ведь первоисточники сейчас трудно находимы, но тексты в науке существуют. Павел Петрович написал первую работу о «Слове о полку Игореве», издал автографы Пушкина из собрания его отца Петра. Вот таким человеком был Павел Петрович.

 

Олег Наумов: Правда ли, что уже при Павле Остафьево стало превращаться в своеобразный мемориал?

 

Михаил Шаповалов: Да, вы правы, потому что к коллекциям Андрея Ивановича Вяземского, Петра Андреевича, добавились еще коллекции Павла Петровича Вяземского, он всех их разместил в одном доме, переписал и составил карточки, осталось только открыть музей. В 1899 году, юбилейном году в связи с Пушкиным, последний законный владелец усадьбы С.Д. Шереметев открыл общедоступный пушкинский музей. Хочу заметить, что музей был бесплатный, всякий из желающий ознакомиться с музеем,  мог прийти и осмотреть достопримечательности. Достопримечательностей здесь было достаточно. Здесь был подаренный Натальей Николаевной своим друзьям жилет, который был на Пушкине во время дуэли, трость Пушкина, куда была вставлена медная пуговица с кафтана Ганнибала, предка Пушкина, посмертная маска Пушкина, стол, принадлежавший Пушкину, и 74 письма Пушкина к Вяземскому. Все это хранилось здесь, в Остафьеве. И, слава богу, все это сохранилось и сейчас находится в Петербурге, на Мойке.

 

Олег Наумов: Оправдывает ли сегодня Остафьево имя «Русского Парнаса»?

 

Михаил Шаповалов: Мы  каждый год празднуем дни рождения Пушкина, в первое воскресенье июня. К нам приезжают московские поэты, выступают у памятника Пушкину, читают стихи о природе, о Пушкине, о России.  И я думаю, что традиция литературных чтений, связанная с Остафьево, продолжается.

Сейчас проходит реставрация музея, проходит более или менее успешно, потому что требуются большие средства на реставрацию, на ремонт, они поступают мало-помалу, и музей, несмотря на то, что пришлось закрыть главное здание, все-таки функционирует, проходит много экскурсий. К нам приезжают из разных городов. Приходят школьники, люди самых разных профессий и самого разного возраста. Все более и более людей узнает о том, что здесь, между Москвой и Подольском существует такой прекрасный музей, как Остафьево.

 

Олег Наумов: Великая русская культура сохранилась не только в музеях. И в наше время есть художники, поэты, музыканты, чьи имена уже стали гордостью России. Сегодня мы слушаем музыку наших современников Георгия Свиридова и Родиона Щедрина, читаем книги Виктора Астафьева и Василия Аксенова. Этот список можно продолжать. И в этой гордости мы едины, как нация. Чего не скажешь об отношении к нашей политической истории. В последние дни разгорелся спор вокруг концепции школьного учебника истории 1900-1945гг. Чиновники от образования и кремлевские администраторы предлагают объяснять ученикам логику властей при принятии решений. Почему Сталин предпринял кровавые репрессии, почему уничтожил  мелкособственническое крестьянство. От таких объяснений до оправдания – один шаг. Представляете, если бы в современных школах Германии объясняли логику Гитлера, почему он уничтожал евреев, или считал славян неполноценной нацией. В современной Германии это невозможно. А у нас? Может быть, потому и живем мы так по-разному?

 

«Орен-ТВ»

28 сентября 2008 г.