Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Главное, не просто выкарабкаться из кризиса. Главное, чтобы пережитый кризис дал толчок для модернизации экономики. Олег Наумов и депутат Государственной Думы Валерий Зубов в программе «Диалог».
опубликовано: 21-09-2008

Олег Наумов: Прошедшая неделя ознаменовалась  печальными событиями. Крушение пассажирского самолета в Перми с огромными человеческими жертвами потрясло всех, и на этом фоне падение фондовых рынков было воспринято гражданами, как мелкая неприятность, не более того.

Мы живем в эпоху глобализма, и кризис финансовой системы в США, крупнейшей  экономической державе мира с неизбежностью увлекает за собой другие страны, в том числе и Россию. Американские индексы устремились вниз, и потянули за собой наши. Наши рынки и до этого лихорадило из-за дела компании «Мечел», из-за войны в Грузии, из-за падения цен на нефть. Но на этой неделе цены на акции крупнейших наших компаний падали с такой скоростью, что остановили торги, чего у нас не было с 1998 года. Стоимость некоторых компаний упала на треть, а то и наполовину.

Нынешний обвал на российских рынках, по мнению многих экспертов, самый серьезный, начиная с 98-го года. Чем это вызвано?

 

Валерий Зубов: Самая фундаментальная причина в том, что фондовый рынок существует не за счет российского покупателя. Мы пока еще не накапливающая, а проедающая нация. Мы больше потребляем, чем сберегаем. Вот такой парадокс. И поэтому на фондовом рынке музыку заказывают иностранные инвесторы. Там пенсионные фонды, там другие различные фонды, частные инвесторы, и от их поведения зависит состояние российского фондового рынка. Они стали уходить, почему, это отдельный разговор, и рынок обвалился.

 

Олег Наумов: Как отразится нынешняя ситуация на российской экономике и на каждом гражданине?

 

Валерий Зубов: Видите ли, фондовый рынок – это перераспределение между мной и вами. Это не касается впрямую производства. Только  в том случае, если кто-то идет в банк закладывает акции, чтобы получить деньги на развитие производства. Только в этом случае фондовый рынок будет воздействовать на производство. А так: к примеру, вы продали акции мне, нас это и коснулось. Один миллион людей в стране имеет акции. Вот их это задело. Конечно, сильно задело тех, кто поверил мощной государственной пропаганде с народными акциями, с размещением в Сбербанке, ВТБ и Роснефти. Вот они сильно проиграли. Ну а массовом порядке, людей пока это не трогает.

 

Олег Наумов: С этим мнением согласен и политолог Денис Минаков:

«Для простых граждан, пожалуй, никак не отразится, если не возникнет паника. 5% экономически активных граждан, той самой элиты экономической, ощутят так или иначе этот кризис, поскольку потеряют на ценных бумагах, в которые вложены деньги, потеряют на золоте, на фьючерсных контрактах, то есть на инструментах, которые доступны профессионалам. Вот эти люди понесут потери. Для остальных потери будут или минимальными и вообще малозаметными».

Да, для человека, у которого нет акций, кажется, что это бесконечно далеко. Но, по мнению политика Бориса Немцова, люди зря так думают: «Первое – это приводит к росту цен. На все. Почему? Доллар дорожает, валюта из страны уходит, а подорожавший доллар – это повышенные цены. На что? На бензин, на топливо в целом, на коммунальные услуги, продукты питания. Второе. Ухудшается ситуация на рынке жилья. Для людей это очень важная проблема. Невозможно взять ипотечный кредит, это в первую очередь касается молодых семей. Дальше. Возникают крупные проблемы в российских компаниях. А это рабочие места. Очень многие российские компании не могут занимать деньги, потому что деньги становятся все дороже и дороже, никто их не дает. Значит, будет сокращение рабочих мест, замедление роста заработной платы и т.д.».

Получилось так, что сегодня одновременно происходит усиление доллара, уменьшение цены на нефть, растет инфляция. Как уберечься от этого людям?  

 

Валерий Зубов: Это три разных вещи. Первое. Ускорение инфляции – это давно предсказываемое событие. Конечно, когда государство приняло решение закачать в часть крупных компаний - госкорпораций, крупные бюджетные деньги, трудно было ожидать, что это не даст толчок инфляции. И один фактор, который от нас мало зависит, это рост цен на продовольствие, но здесь мы не могли противодействовать. Попытки удерживать розничные цены, были абсолютно безграмотны. Это про инфляцию. Укрепление доллара. Мы не европейская страна, мы экпортируем в основном сырье, поэтому, когда говорят, что укрепление доллара сдерживает экспорт нашей продукции – это очень притянуто. Укрепление доллара на потребителей мало скажется, и я никому не рекомендую прыгать к обменникам, то на доллары менять, то возвращать, то на евро. Не угадаете все равно, а потом, выигрыш там минимальный. Поэтому не дергайтесь. Доллар некоторое время еще будет укрепляться, но не очень сильно.

 

Олег Наумов: Обвал на фондовом рынке для простых россиян может обернуться, прежде всего, повышением цен. Инфляция уже сейчас, по мнению большинства россиян, очень высокая. Лишь 20% опрошенных оценивают ее как «умеренную», и только 2% заявляют о «незначительной инфляции».  Что, на взгляд людей дорожает быстрее всего? Лидеры по удорожанию - бензин, мясо и молоко. 72% опрошенных отметили значительный рост цен на бензин, 68% - на мясо и мясопродукты, 67% - на молоко. 59% опрошенных указали на повышение коммунальных платежей. 63% опрошенных ощутили значительный рост цен на хлебобулочные изделия, 56% - на овощи и фрукты.  

Интересно отметить, что при таком росте цен лишь 9% респондентов потребовали повышения заработной платы у руководителя. Остальные решили либо отказываться от употребления некоторых продуктов и товаров, либо стали искать возможность подработать. Словом, народ терпит. Кто-то уже не ждет ни от кого помощи и надеется только на себя. А кто-то все еще  ждет заботы от власти.

Способно ли правительство выйти из этого финансового кризиса с минимальными издержками?

 

Валерий Зубов: Во-первых, у нас нет предпосылок для кризиса, а во-вторых, если они появятся, достаточно рычагов, чтобы этот кризис преодолеть. Только я бы здесь поступил несколько более принципиально. Любое спасение финансового рынка за счет государства – это спасение богатых за счет более бедных. Причем всех налогоплательщиков. Поэтому надо подумать, стоит ли оказывать безудержную поддержку тем, кто достаточно состоятелен, достаточно богат. Кто принимает рискованные решения, и вдруг, если он попал в сложную ситуацию, может, лучше, если он сам будет выкручиваться из этой ситуации? Кстати, обратите внимание, что американцы подают нам пример, как вести себя в такой ситуации. Не все плохо в Америке, как часто у нас говорят. Один банк, они спасли. А второй, отказались. Сказали, нет уж, у вас было время, и вы здесь не рассчитывайте, что придет нянька и вас спасет. Вы – бизнес, будьте добры, рискуйте. Вы зарабатываете кучу денег, а когда приходят тяжелые времена – выкручивайтесь. Вы в рынке. Поэтому мы в состоянии удержаться от кризиса, ни я бы не стал безоглядно оказывать поддержку.

 

Олег Наумов: Вы говорите об угрозе возникновения экономического «мыльного пузыря».  Что вы имеете в виду?

 

Валерий Зубов: Я произнес это слово «мыльный пузырь» вот в каком контексте: я посчитал, сколько человек в нашей стране живут от тех доходов, которые получаются от рабочих мест, вписанных в мировую экономику. Это нефтяники, газовики. Те, кто производит самолеты Сухого, которые очень успешно экспортируются. Ряд машиностроительных предприятий энергетического профиля. Те, кто работают в банках и обслуживают это производство. Те, кто дорогое жилье строит. Оказывается, что таких людей, которые находятся в современной экономике, менее трети населения страны, остальные живут за счет перераспределения. Так же, как из 85 регионов в стране только 20 – донорские. А 65 – живут за счет перераспределения через федеральный бюджет. То же самое и в экономике. 50% бюджета формируется за счет экспорта углеводородов. Если произойдет сбой с ценами на нефть еще дальше, то пострадают не только нефтяники, не только бюджет, пострадает те две трети, им совсем худо будет, потому что нефтяники будут решать свои проблемы, бюджет – свои, а масса предприятий по разным услугам, ремонту, транспортные, коммунальные, они моментально провалятся. У нас проблема экономики в этом перекосе: одна треть – в современной экономике, а две трети во вчерашнем дне живет.

 

Олег Наумов:  О необходимости реструктуризации экономики страны у нас говорят давно. И президент, и парламент, и правительство провозгласили курс на инновации. Но, чтобы реально начать двигаться по этому пути, необходимы серьезные и глубокие реформы судебной системы, высшей школы, отказ от неэффективных госкорпораций. Вместо этого премьер Владимир Путин предлагает в условиях кризиса увеличить военный бюджет на следующий год на 27% , и он составит 2,4 триллиона рублей. Депутаты за это проголосуют?

 

Валерий Зубов: Большинство Государственной думы таково, что оно проголосует за все, что предлагает правительство. Или президент. Поэтому на второй вопрос ответ однозначный – проголосуют. Я не знаю, хорошо это или плохо. Когда дело касается повышения расходов, я всегда задаю вопрос: а под какие цели? Если вы хотите всю армию перевести на профессиональную основу, обеспечить жильем военных, повысить пенсию военным, закрыть ряд ненужных военных объектов, а это тоже требует денег, если вы хотите перевести армию на современную технику, - то этот вопрос обсуждаем, и никакой крамолы в этом нет, и вполне вероятно, что это разумная мера. Просто дать денег, - это лить воду в дырявое ведро.

 

Олег Наумов: Егор Гайдар и Анатолий Чубайс в книге «Экономические заметки» предлагают преобразовать Стабфонд в Пенсионный фонд для будущих поколений пенсионеров, который гарантировал бы выполнение основных социальных обязательств государства независимо от нефтяной конъюнктуры. Ваша оценка этого предложения.

 

Валерий Зубов: Здесь есть в принципе здравая идея. Но есть два момента, на которые надо дополнительно ответить, чтобы согласиться, или засомневаться в этом предложении. Они предлагают перевести это в накопительную часть. Накопительная часть пенсии не у всех. У нас с вами нет, потому что я родился раньше 67-го года, и поэтому не попал в нее, да и вы тоже. Поэтому мы с вами туда не попали. Надо расширить, чтобы у всех была эта накопительная часть. Второе. Хорошо, вы туда положите деньги, как предлагают Гайдар и Чубайс. А они будут мертвым грузом лежать? Их же надо куда-то инвестировать. На сегодняшний день часть резервного фонда инвестируется в ипотечные ценные бумаги- облигации двух американских ипотечных агентств, которые полные банкроты. Их на год, временно, национализирует правительство США. По счастью, убытка нам нет, но и заработка нет от этого инвестирования. Это не очень удачная стратегия инвестирования, просто сохранять деньги. Мы ведь еще не сейчас выходим на пенсию, и если деньги будут просто лежать, радости от этого мало. Они будут убывать. Идея в принципе здравая, но надо отработать стратегию инвестирования.

 

Олег Наумов: В оценке перспектив российской экономики на ближайшие годы, вы больше оптимист, или пессимист?

 

Валерий Зубов: Есть такая, шутка, что пессимисты уже давно в другой стране живут. Здесь остались только истинные оптимисты. Я оптимист по определению, потому что жить с тяжелыми мыслями вредно для здоровья, и я уже столько в жизни пережил, что хуже уже трудно представить, кроме сложных ситуаций с родственниками. Здоровье мамы, например. А остальное мы все переживем.

 

Олег Наумов: Да, конечно, здоровье и жизнь близких – важнее всего. Но, к сожалению, ошибки и просчеты в экономике ведут к потере собственности, здоровья, а подчас и жизни людей. Крушение самолета под Пермью унесло жизни  88 человек. Комиссии еще не закончила разбираться в причинах гибели Боинга. Но очевидно общее неблагополучие в отрасли, слабый контроль над техническим состоянием самолетов, слабая квалификация кадров.

Как России защититься от кризиса? По мнению Евгения Ясина, «необходимо начать оказывать реальную поддержку бизнесу, а не кошмарить его. Нужно развивать у отечественных предпринимателей инициативу, деловую активность, тогда и обстановка в России станет налаживаться».

Сегодня в стране кризис. И главное, не просто его пережить, выкарабкаться из него. Главное, выйти из него сильными, чтобы пережитый кризис не развалил экономику, а дал толчок для ее модернизации.

 

 

Орен-ТВ

21 сентября 2008 г.