Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Как будут трансформироваться семейные отношения и есть ли будущее у традиционной семьи? Олег Наумов и заместитель директора Института демографии Сергей Захаров в программе «Диалог».
опубликовано: 08-06-2008

Олег Наумов: 2008 год объявлен в нашей стране годом семьи. Известный теоретик коммунизма Фридрих Энгельс назвал семью ячейкой общества. Но с тех давних пор общество изменилось радикально. А что же происходит с традиционной семьей?

Традиционные брачно-семейные отношения переживают глубокий кризис.

Старшее поколение, прожившее в браке не один десяток лет и вырастившее детей,  недоумевает: молодежь не торопится обзаводиться семьями, все больше детей рождается вне брака, все чаще супружеские пары официально не регистрируют свои отношения.

Социологи бьют в набат: свадеб все меньше, разводов все больше. Детей рожать никто не хочет, все больше людей мечтают пожить для себя. Можно ли как-то противостоять этому поветрию?

 

Сергей Захаров: Семья и супружеские отношения переживают тектонические сдвиги. Противостоять фундаментальным сдвигам – это все равно, что бороться с землетрясением. Пока человечество с землетрясениями научиться бороться не смогло. Предсказывать – да, уже лучше и лучше, адаптироваться, да, все лучше и лучше. Мы строим сейсмоустойчивые здания, мы оповещаем людей заранее, чтобы снизить возможность гибели, не всегда получается, но все лучше и лучше. То же самое с семьей. Семья и все изменения, которые происходят, они неслучайны. Люди выбирают тот жизненный цикл, ту стратегию поведения в семейной сфере, сфере репродукции, в сфере выбора отношений с другим полом так, как им видится более предпочтительно, как это способствует их пониманию самореализации, счастья, успешности.

 

Олег Наумов: Современная семья перестала быть экономической единицей и становится сферой эмоциональных отношений, убежища, комфорта. По данным соцопроса, самым употребляемым словом в наборе признаков семьи стало прилагательное «взаимный» — взаимное уважение, взаимопонимание, взаимопомощь. 25% респондентов говорят о поддержке, защищенности от внешнего мира. 8% опрошенных семья нужна для духовного роста и интеллектуального обмена. Самыми редкими в наборе ответов оказались такие понятия, как мораль и моральные ценности.

В нашей стране 2008 год объявлен годом семьи. Как вы считаете, какие проблемы должно и способно решить государство в рамках объявленного года?

 

Сергей Захаров: За 2008 год никаких проблем кардинально решить невозможно. Демографические проблемы – это не те, которые решаются в каких-то четко отмеченных календарных периодах, потому что это связано с изменением базовых ценностей. Поэтому я считаю, что это пропагандистская кампания, которая призвана привлечь внимание общества и его институтов, различных социальных групп, партий, движений к этой проблеме. Я думаю, что эти задачи программа решает, действительно, внимание огромно, и наш с вами диалог – это тоже результат такой высокой активности этой пропагандистской кампании.

 

Олег Наумов:  Кроме чисто пропагандистской кампании, власти предпринимают и конкретные меры, направленные на поддержку семьи. Например, в нашей области реализуется Программа по обеспечению жильем молодых семей. Она предполагает семьям, в которых супруги не достигли 35 летнего возраста, предоставление субсидий на погашение части стоимости построенного, строящегося или приобретенного жилья в случае рождения или усыновления ребенка. Рассказывает Сергей Катасонов, председатель комитета по вопросам собственности, природопользования и строительства Законодательного собрания Оренбургской области: «Мы добились 60% субсидирования от стоимости жилья при строительстве нового дома. На федеральном уровне 40%, мы подняли планку до 60%. Поэтому, наверно, и результат такой высокий, 700 молодых семей в 2008 году получат свидетельства на улучшение жилищных условий. Если говорить в финансовом выражении, то областных средств около 300 млн. заложено только на 2008 год. Напомню, 4 года назад это было всего 10 млн., а сейчас только областных 300 млн. Есть поддержка и федерального бюджета. Планируется около 200 млн получить из федерального бюджета».

С чем связан тот факт, что молодежь решается обзаводиться семьей не в 20-25 лет, как раньше, а ближе к 30-ти?

 

Сергей Захаров: В первую очередь, потому, что они считают, что они социально-экономически не готовы создавать семью в раннем возрасте. И их можно понять. Вообще говоря, та рождаемость, которая базируется на подростках и социально незрелых личностях – это очень неустойчивая рождаемость. Она подвержена риску колебаний, потому что как только меняются какие-то ситуации вокруг: экономическая ситуация, кризис на финансовых рынках, ипотечные кризисы и т.д., тут же начинается колебание рождаемости. Но когда люди подходят к созданию семьи и к рождению детей в более осознанном возрасте, она становится в разряд более прочных, потому что люди уже социально зрелые, создают семью и рожают детей тогда, когда они считают для себя подходящим и должным. Такая ситуация более устойчива для них и более выгодна для детей.

 

Олег Наумов: Своими наблюдениями делится Эльвина Виноградова, научный руководитель Оренбургского Центра социально-политических иследований \"Индикатор\":

«Очень многие ребята молодые откладывают рождение детей на потом. Я тут несколько моментов вижу. Во-первых, в наших опросах они говорят, что материально необеспеченны, что нет жилья. Но это только один момент. Сегодня очень многие делают карьеру. 44% опрошенных убеждены в том, что рождение детей повлияет на карьерный рост. Но это еще не все. 35% отмечают, что семья ограничивает свободу, ограничивает самореализацию, это связано с карьерным ростом.

Сейчас все больше становится так называемых гражданских или пробных браков. Хорошо это или плохо с точки зрения демографической науки?

 

Сергей Захаров: Россия, наконец, вступила в полосу, в которую вступили уже все страны 10-20 лет назад. Это довольно глобальное изменение, говорит о недоверии к институту формального брака. В первую очередь это связано с оптимизацией отношений между людьми. Отношения между полами становятся более интимными, более требовательными по многим позициям, и люди не хотят себя обвязывать узами брака до тех пор, пока не удостоверятся, что им лучше вместе, чем врозь. Весь вопрос в том, что пока не очень ясно: свободные союзы – они действительно замещают брак или начало жизни без брака просто оттягивает заключение брака? Вот это пока не ясно, потому что очень часто люди начинают жить вместе без заключения брака, потом, понимая, что им хорошо вместе, они принимают решение о том, чтобы иметь совместных детей, и в этот момент, либо до рождения ребенка, либо после рождения ребенка, регистрируется брак. В 75% случаев все временные сожительства потом трансформируются во вполне респектабельный брак. Вопрос о том, более ли устойчив этот брак, чем тот, который зарегистрирован с вальсом Мендельсона в первый же день совместной жизни – это пока неясно.

 

 

Олег Наумов: В нашей стране женщин брачного возраста больше, чем мужчин. Как это сказывается на институте семьи?

 

Сергей Захаров: У нас численность женщин начинает превышать численность мужчин после 35-40 лет. В репродуктивном возрасте с соотношением мужчин и женщин в порядке. А увеличивается она за счет раннего вдовства. Это проблема специфически российская, у нас действительно ужасающе низкая вероятность для мужчины прожить от 20 до 60 лет. То есть от начала трудовой карьеры до пенсии. Здесь же рядом и репродуктивный период. В результате проблема у женщин встает очень остро, особенно если она развелась, после 35 лет подходящего брачного партнера не найти. У нас одиноких мужчин вообще нет в стране. Только 3-5 % совсем «доходяг», извините, которые никому не нужны. У нас все мужчины живут в союзах, партнерских либо брачных. А вот женщины после 35 лет – это действительно серьезная проблема. Потому что они с детьми, как правило, еще не взрослыми, с подростками, у них и чисто экономические, и социальные проблемы возникают. Очень часто для них вероятность рождения второго ребенка, не говоря уж о последующих, близка к нулю.

 

Олег Наумов: Некоторыми политиками высказываются предложения о разрешении многоженства. Возможно ли это в нашей европейской стране?

 

Сергей Захаров: Закон издать всегда возможно. Весь вопрос в том, имеет ли он отношение к жизни. С точки зрения демографической – мера абсолютно бесполезная. Потому что хорошо известно, что в тех странах, где все-таки есть многоженство, рождаемость, которая оценивается в расчете на одну женщину, ниже, чем в тех странах, где нет многоженства. Поэтому с точки зрения демографии эта мера абсолютно бесполезная. А с точки зрения экономического – тоже сомнительно, потому что в тех странах, где существует многоженство, обязательства мужа по отношению ко всем женам одинаковое. И это обязательство очень значительное. Поэтому нужно себе отдавать отчет в  том, что если у нас мужчина не может прокормить семью с одной женой, то вопрос, как он будет обеспечивать семью, где у него будет две жены в равных условиях – это нереально.

 

Олег Наумов:  Всем известна фраза Льва Толстого \"Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая несчастлива по-своему.\" Однако, каждый, вступивший в брак, ищет свои рецепты семейного счастья.

От каких факторов, на ваш взгляд, зависит прочность брачно-семейных отношений?

 

Сергей Захаров: Я думаю, что в первую очередь она зависит от того, какой уровень притязаний у партнеров и насколько они сбалансированы между собой. Притязания друг к другу, притязания к уровню экономического благосостояния, к тому набору материальных и нематериальных признаков, с которыми ассоциируется семья. Туда, в частности, попадает и интимная сфера, сексуальная жизнь. То есть, как люди умеют находить компромиссы между тем, что они желают от партнера и от их союза, насколько здесь у них серьезные противоречия. Вот и все. А различия, они настолько многообразны, факторов распада настолько много, что их одно перечисление займет все время эфира.

 

Олег Наумов: Есть ли будущее у традиционного семейного уклада?

 

Сергей Захаров: У традиционного брака есть будущее. Но традиционный брак перестанет доминировать, но будет существовать параллельно с другими формами семейно-брачных отношений. Будущее есть, но нужно понимать, что выбор семейных стратегий будет все более индивидуализироваться. Расписание жизни тоже будет индивидуализироваться.  Что вперед: рождение ребенка или заключение брака, рождение ребенка может предшествовать созданию семьи, либо наоборот, после долгого совместного проживания и решения других проблем. Вот эта последовательность событий и их формальное описание будет, конечно меняться. Поэтому будущее за многообразием форм семейной жизни и брак в этом многообразии будет занимать определенное место. Но, конечно, не такое доминирующее, как когда-то был венчальный брак, единственная форма семейной жизни.

 

Олег Наумов: Институт традиционной семьи во всём мире перестает быть фундаментальной ценностью. По данным британских ученых, практически половина всех заключаемых браков, как правило, распадаются на четвертом году своего существования. Более того, традиционный брак стал все меньше интересовать современных жителей планеты, многие предпочитают совместную супружескую жизнь без ее юридического оформления. Увеличился средний возраст вступающих в брак. Эти тенденции характерны и для России, правда, с некоторым запаздыванием по сравнению с Западной Европой. Некоторые сейчас призывают к возрождению и «консервации» традиционной семьи. Но это невозможно. Изменения в семейно – брачных отношениях нужно принять, поняв их неизбежность. И в принятии решений по нацпроектам, по демографической политике нужно исходить из реальностей и направить усилия общества на то, как в новых условиях сделать людей счастливыми. Ведь для этого живем.

 

 

Орен-ТВ

8 июня 2008 г.