Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Стоит ли возлагать надежды в борьбе с коррупцией на нового президента России Дмитрия Медведева? В программе «Диалог» Олег Наумов и политолог, руководитель Центра ИНДЕМ Георгий Сатаров.
опубликовано: 11-05-2008

       Олег Наумов: На этой неделе состоялась официальное вступление в должность вновь избранного президента России Дмитрия Медведева.

Одной из своих главных задач еще в предвыборный период он объявил борьбу с коррупцией. Надо признаться, что история мздоимства в нашей стране многовековая, ее же не большевики создали, и уж тем более она возникла не в новой России. Боролись с коррупцией всегда. В том числе и в последние восемь лет президентства Владимира Путина. В результате этой борьбы наступила «коррупционная стабилизация», и Россия прочно закрепилась в рейтинге коррумпированности на 143 месте из 180, то есть стала одной из самых коррумпированных стран в мире.

 

       Георгий Сатаров: Нельзя сказать, что ничего не делалось вообще. Я не буду говорить о таких смехотворных вещах, как создание совета при президенте по противодействию коррупции в 2003 году, который собирался один раз, назначил своим председателем Касьянова и на этом бесславно закончил свою деятельность. Но отдельные антикоррупционные меры осуществлялись, каждая из них вполне разумна, но они конечного эффекта не произвели. Я приведу примеры. Скажем, принцип одного окна для облегчения взаимодействия бизнеса с бюрократией. Резкое уменьшение числа лицензируемых видов деятельности, какие-то отдельные поправки к закону, но конечного эффекта это не дало, потому что это меры разрозненные. Это все равно, что орошать Сахару со стаканом воды в руках. Даже если у вас три стакана – не поможет. Коррупция системна, и она требует системного фронтального наступления. А тем временем, пока эти меры принимались, каждая по отдельности вполне разумная, пока произносились с высоких трибун слова, коррупция росла и росла темпами очень серьезными. Мы мерили коррупцию с помощью специализированных социологических исследований в 2001-2005 годах. Мы делим коррупцию на две части: бытовая, и деловая. Бытовая осталась примерно на том же уровне, но деловая коррупция выросла гигантски, и прежде всего, за счет того, что выросли аппетиты чиновников. Выросли размеры взяток. Чтобы было понятно: в 2001 году на взятку среднего размера можно было купить  30 кв. метров жилья, а в 2005 на взятку среднего размера можно было купить 209 кв. метров жилья. Это уже апартаменты.

 

       Олег Наумов: Количество чиновников при Путине росло так быстро как никогда ранее. Росла и коррупция. Нет ли здесь взаимосвязи?

 

       Георгий Сатаров: Нет, дело не в количестве чиновников, по насыщенности бюрократии мы лидерами не являемся, а дело в эффективности их работы. Проблема в том, что падала эффективность их работы, а коррупция всегда есть следствие неэффективности чиновников. А в нашем случае было еще одно обстоятельство, что за эти восемь лет происходила потеря внешнего контроля за бюрократией. Бюрократия стала монопольно властвующей, ее не контролировали ни политические, ни общественные институты, а когда бюрократия предоставлена сама себе, она работает на себя – это закон природы, и это выражается в коррупции. Чем менее подконтрольна бюрократия, тем стремительнее растет коррупция.

 

       Олег Наумов: Некоторые полагают, что для борьбы с коррупцией можно использовать детекторы лжи, видеокамеры, доносы. Насколько эффективны, на ваш взгляд, такие меры?

 

       Георгий Сатаров: Это не есть борьба с коррупцией, это есть борьба с коррупционерами. Я приведу пример, который будет совершенно понятен. Любая хозяйка знает, чтобы не было на кухне тараканов, надо кухню держать в чистоте. А гоняться за тараканами даже с всякими брызгалками, бессмысленно, потому что наиболее слабые вымирают, но следующая генерация этой брызгалке неподвластна. То же самое и с коррупцией. Проблема в причинах, порождающих коррупцию – это неэффективность управления, неэффективность правовой системы, политической системы. Это порождает, в конечном счете, коррупцию. И с этим нужно работать. А гоняться за отдельными коррупционерами – они будут приспосабливаться точно также как тараканы.

 

       Олег Наумов: Большинство россиян знакомо с продажностью чиновников не понаслышке. По данным социологического опроса, больше половины респондентов лично давали деньги или подарки людям, от которых зависело решение их проблем. Чаще всего это были медицинские работники – об этом говорит 51% дававших взятки, 31% - называют сотрудников ГАИ, 29% - работников образования. Общение с милиционерами вылилось во взятки у 16% опрошенных.

Медведев заявляет, что причиной коррупции является тотальное неуважение законов. А как вы считаете, какие еще есть главные причины коррупции?

 

     Георгий Сатаров: Он прав, но это, конечно, одна из причин – тотальное неуважение к закону. И власть демонстрирует «достойные для подражания образцы» неуважения к закону. Например, Конституция, когда власть сообща принимает законы, противоречащие Конституции, когда Конституционный суд безмолвствует, или раболепно подтверждает, что там все в порядке – это очень яркая демонстрация неуважения к закону. Если Медведев в состоянии это остановить, я буду ему очень признателен. Но, есть и другие причины, и одну из них я называл: бюрократия, неконтролируемая обществом и сферой   конкурентной политики, работает на себя и коррупция растет.

 

       Олег Наумов:  На необходимость участия в борьбе с коррупцией всего общества и каждого из граждан обращает внимание Дмитрий Кулагин, председатель Законодательного собрания Оренбургской области: «Борьба с коррупцией – это не есть деятельность только правоохранительных органов или органов государственной власти. По большому счету противодействовать коррупции может каждый из нас. Если мы будем отвыкать от психологии, что не подмажешь – не поедешь, и не будем сами инициировать взятки, то меньше будет возможности для расцвета коррупции». Суммируя свой опыт и информацию из других источников, люди говорят, что наиболее поражена коррупцией «власть на местах» – так считают 34% участников опроса ВЦИОМа, 28% называют ГИБДД, 27% – милицию и 20% – «федеральную власть, правительство».

Юрий Амельченко, заместитель начальника отдела УБЭП УВД по Оренбургской области считает, что «наибольшее число преступлений коррупционных совершается в таких сферах как образование, здравоохранение. В настоящее время есть материалы в отношении должностных лиц одного из  муниципальных образований области. Здесь предполагаемая сумма ущерба по злоупотреблению должностными полномочиями составляет свыше 2 млн. рублей. Есть материалы в отношении должностного лица федерального органа власти. Здесь тоже сумма ущерба около 2 млн. рублей. Есть также  материал в отношении одного из начальников службы социальной защиты одного из районов области. По фактам злоупотребления должностными полномочиями при проведении газификации неработающим пенсионерам».

Медведев утверждает, что должен быть в особом порядке разработан и реализован национальный план по борьбе с коррупцией. Ну что, ждать еще одного национального проекта?

 

     Георгий Сатаров: Что разрабатывать? Такой план предлагался еще в 2000 году. Его даже обсуждали на Совете безопасности, но обсуждением и ограничились. Можно еще планы составить, но с упорством маньяка возвращаюсь к тому, что я сказал. Чтобы было понятно, когда вы приходите к врачу врач ставит диагноз, выписывает рецепт и говорит: три раза в день после еды. Но лекарство подействует, только если вы бросите курить, будете утром делать физкультуру, а вечером гулять. Есть лечение, и есть условия для лечения. Никакие национальные программы не помогут, если не будет отремонтирована политическая система и не будет восстановлен внешний контроль над бюрократией.

                                          

     Олег Наумов: Выполнимы ли обещания «дать глоток свободы» малому бизнесу и прекратить бесчисленные проверки?

 

      Георгий Сатаров: Теоретически выполнимы, а практически я напомню, что это далеко не первое такое обещание. Первое, за эти восемь лет давалось еще в 2000 году, как раз в рамках исполнения этого обещания был реализован принцип одного окна. Но малый бизнес это только часть проблем, связанных с бизнесом. А кардинальное здесь – это неразделенность бизнеса и власти. Граница исчезла полностью. Можно конечно дать максимальные льготы малому бизнесу, но если часть малого бизнеса это сержанты милиции, а часть среднего бизнеса это капитаны ФСБ, а часть крупного бизнеса это высшие руководители государства – значит это разговор в пользу бедных.

 

       Олег Наумов: Фонд ИНДЕМ опубликовал брошюру «Бизнес вне коррупции – руководство к действию». И каково оно это руководство?

 

       Георгий Сатаров: На самом деле это некая инструкция по выживанию. Попытка объяснить, что в наших условиях можно выживать, только объединяясь, поодиночке сделать это очень трудно. А дальше технологические детали.

 

       Олег Наумов: Итак, «руководство к действию» для бизнеса:

· преодолеть свои собственные предрассудки об \"эффективности\" коррупционных стратегий, поскольку такие стратегии могут быть эффективными только в краткосрочной перспективе;

· искать пути совместных действий по отказу от коррупционных методов;

· заключать альянсы с партнерами по совместным усилиям, направленным на выход из теневой зоны;

· искать коллективной поддержки и организовывать коллективные действия не тогда, когда проблемы уже возникли, а постоянно, как инструмент предотвращения проблем;

· добиваться продуманного принятия нормативных актов и стабилизации правоприменительной практики.

Георгий Александрович, состоялась инаугурация президента Дмитрия Медведева. В связи с обсуждаемым нами вопросом, что вы от него ожидаете? Сможет ли он стать самостоятельным президентом, сможет ли он проводить работу, в том числе, по борьбе с коррупцией?

 

      Георгий Сатаров: Это во многом зависит от обстоятельств. Я думаю, что если все будет тихо и мирно, то вряд ли. Чего суетиться и пыжиться, если и так все хорошо. Думаю, что вполне возможны именно форс-мажорные обстоятельства, которые смогут заставить его стать серьезным политиком. Это не значит, что я ему и стране желаю форс-мажорных обстоятельств. Но, как правило, люди проверяются именно в таких ситуациях. Я думаю, что он будет становиться самостоятельным, и дело не только в его личных качествах. Надо понимать, что он не один, есть команда, которая заинтересована в его самостоятельности, и которая вкладывалась в проект под названием «Медведев». И все это совместно будет приводить в соответствие его реальные полномочия с теми большими полномочиями, которые есть у президента в Конституции.

 

       Олег Наумов: На сегодняшний день коррупции подвержены все области государственного аппарата: от дачи взяток для поступления ребенка в детский сад, откупа от службы в вооруженных силах, до уровня высших государственных чиновников. Мздоимство является привычной составляющей для всех социальных слоёв. К сферам деятельности, которые в наибольшей степени подвержены коррупции в России, относятся таможенные службы, медицинские организации, автоинспекции, судебные налоговые правоохранительные органы. Решить или, по крайней мере, ослабить проблему, можно только искоренив причины ее порождающие: обеспечить эффективность чиновничьего аппарата, контроль со стороны общества, соблюдение законности. За последние восемь лет решение проблемы не сдвинулось с мертвой точки. Теперь надежды возлагаются на нового президента. Но он сможет что-то сделать только в том случае, когда все общество скажет «Нет – коррупции». То, что сможет сказать – нет сомненья, а вот перейдет ли к реальным делам?

 

 

      Орен-ТВ

      11 мая 2008 г.