Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Внешняя политика – это та область, в которой изменения возможны и даже неизбежны, если только Дмитрий Медведев хочет стать самостоятельным президентом.
опубликовано: 16-03-2008

    Каких изменений в политике стоит ожидать с приходом нового президента Дмитрия Медведева? Как преодолеть опасность двоевластия в стране? О взаимодействии власти и общества в послепутинской России беседуют авто и ведущий программы «Диалог», член Федерального политсовета СПС Олег Наумов и журналист, политолог Леонид Радзиховский.

 

    Олег Наумов: После избрания новым президентом страны Дмитрия Медведева во властных  кругах не утихают разговоры о том, как сложатся отношения в будущем тандеме президент-премьер. Сможет ли Медведев взять в свои руки всю президентскую власть или останется в тени у полновластного премьер – министра Путина?  Ответ на этот вопрос очень важен для нас, поскольку двоевластие всегда приводило Россию к катастрофическим последствиям. Чтобы избежать этого, необходима ясность во взаимоотношениях руководящего тандема. Не случайно на этой неделе Игорю Шувалову поручена  разработка инструкций по разграничению и уточнению полномочий и функций и взаимодействию  Администрации президента и аппарата Правительства.

Сегодня конструкция власти допускает возможность двоевластия. Это всегда пагубно сказывалось на развитии России. Как вы считаете, все-таки власть будет переходить в руки президента Медведева?

 

     Леонид Радзиховский: Та крайняя активность, которую в последнее время развил Путин, это явный сигнал, что он уходить на вторые роли не собирается. С другой стороны, разговоры о том, что все будет делать Путин, а Медведев – это зиц-председатель – чепуха на постном масле. Потому что вся конструкция власти в России такая, что вся власть принадлежит президенту. И если институт президента обнулят по факту – это означает крах всей вертикали власти. У нас совершенно фиктивная Дума, но от Думы в России мало что зависит. У нас совершенно фиктивный Совет Федерации, но от Совета Федерации тем более ничего не зависит. Реально все в стране зависит от  одного человека  - от президента и от института президента. Любая попытка превратить президента России в ничего не значащую пустую фигуру, в такого шахматного короля, который формально главный, а фактически имеет один ход туда, один сюда, обернется крахом всего государственного устройства.

 

      Олег Наумов: У двоевластия в стране, к сожалению, существует очень серьезное основание. Народ не готов полностью передать власть в стране в руки нового человека. Подавляющее большинство считает, что Путин должен продолжать играть важную роль в политической жизни страны. Люди привыкли воспринимать Дмитрия Медведева в качестве подопечного Владимира Путина. Возможно, власть специально формирует в сознании людей эти отношения, так как путинской команде невыгодна самостоятельность Дмитрия Медведева.

Вы говорите, что сейчас существует консенсус между обществом и властью. Но это дремлющее согласие, а что в состоянии разбудить наше общество?

 

     Леонид Радзиховский: Герберт Уэллс в двадцатом году был у Ленина, написал книгу «Россия во мгле». Я бы сказал, что сейчас очень актуальной была бы книга «Россия во сне». Россия, конечно, спит, вне всякого сомнения. Люди это показали ясно во время выборов в парламент и президента страны. Они абсолютно равнодушны, их совершенно не интересуют ни слова политиков, ни действия политиков. То чуть ли не на коленях, молили Путина, «не уходи, побудь со мною». Когда он сказал, что он уходит все мгновенно успокоились, никто его ни о чем не просит. Т.е. всем все  равно. Кстати сказать, много говорят о фальсификации на выборах. Ну, допустим, но ведь дело не в том сбросили или не сбросили бюллетени. Дело в том, что люди к этому отнеслись абсолютно спокойно, равнодушно. Никто не возмущается. В Армении чуть не революцию устроили. В Грузии, на Украине, когда только были разговоры о фальсификации, уже все кипело. Сон общества – плохо это или хорошо? Вы знаете, я бы сказал так, если оно проснется и возьмет дубину, чтобы начать колотить все вокруг себя, то пусть спит. Вместе с тем все-таки сейчас не те времена. У нас, как ни крути достаточно образованная страна. И вот такого революционно агрессивного настроения при всем том в стране нет. Я бы сказал так: резкое пробуждение опасно, но постепенное пробуждение – это единственный выход для страны, потому что долго жить в состоянии полного безразличия к своей собственной судьбе, сна и глупейших сказок, которые вам плетут на ночь, тоже нельзя. А что может разбудить? Это очевидно, у нас сейчас общество, сколько бы не болтали о какой-то необыкновенной духовности, предельно материалистично. И только резкое ухудшение, или даже просто прекращение роста уровня жизни – это то, что может людей разбудить.

 

     Олег Наумов: Некоторые, в связи с началом президентства Медведева, заговорили об оттепели и ждут от нового президента решительных шагов по демократизации. Вы же считаете оптимальной «управляемую перезагрузку в ограниченных пределах, при сохранении существующей общественно-политической системы. Как это понимать?

 

     Леонид Радзиховский: Все помнят опыт Горбачева. Горбачев дал, сначала ограниченную свободу слова, потом в эту щелочку хлынул поток, и уже без всяких его усилий свобода слова стала абсолютной. Но что такое свобода слова? Это свобода критиковать президента. Если президент дает свободу слова, он должен прекрасно понимать, что это свобода критиковать его самого. Потому что не бывает такой свободы слова, при которой то плохо, это плохо, такой чиновник плох, такой губернатор плох,  такой министр плох. А вот президент святой. Так не бывает. Поэтому, я думаю, что Медведев не даст воли себя критиковать, зачем ему это надо. Ему сейчас надо завоевывать власть в очень нелегких отношениях с Путиным. А если он при этом откроет форточку для критики, то его авторитет вообще обнулится. Вместе с тем некоторые послабления будут. Новая метла должна куда-то мести. Не может Медведев все время говорить «а я ученик Путина, а я все повторяю за Путиным, как Путин, так и я». Это унизительная, глупая, пустая роль для президента.

 

     Олег Наумов: Демократы, к сожалению, показали свою неспособность к объединению. Сейчас раздаются призывы к созданию на общенациональной платформе такого широкого Гражданского движения. Как вы относитесь к этим призывам?

 

     Леонид Радзиховский: Видите в чем дело, для гражданского движения необходимы лозунги понятные людям. Людям в нашей стране сегодня понятен один единственный лозунг – даешь. Даешь увеличение пенсий. Даешь бесплатные лекарства. Даешь то, даешь се. Это называется популизм. И ответственные политики, на это пойти не могут. Потому что раздавать легко, за счет чего, что раздавать? Поэтому ответственные политики, я думаю, в такую коалицию не войдут, если они думают о стране, а не только, чтобы сегодня понравиться. Войдут в нее популисты, но демократы-популисты обречены на поражение по одной простой причине. Потому что власть всегда еще больший популист: она может раздавать деньги, а вы можете только об этом говорить. В рамках нынешней системы, никакого шанса у популистской демократической оппозиции нет. А у ответственных политиков есть очень маленький шанс влиять на власть. Давать ей разумные советы, чтобы она их, так или иначе, реализовывала. Так, как это было в начале президентства Путина.

 

     Олег Наумов: Восстановление политических прав и свобод, независимость СМИ, демократическое государство – от кого вы больше ждете работы в этом направлении от новой власти или от общества?

 

    Леонид Радзиховский: Людей если говорить о правах и свободах, их, конечно, волнуют некоторые вещи. Например, суд. Отсутствие нормального суда - это главная беда для бизнеса. А обычных людей волнует ограничение ментовского беспредела и еще служба в армии, такое коллективное издевательство над всеми. Все стараются как-то отбить детей от призыва. Может ли в этом плане что-то сделать общество? Я думаю, что решение здесь будет исходить от власти, безусловно. Остается надеяться только на власть. Потому что демократическая оппозиция снизу ничего не продавит. Демократическая оппозиция имеет силу при одном условии, когда власть начинает валиться. В этом и есть главная беда конструкции власти в России – здесь невозможны плавные изменения. К несчастью.

 

    Олег Наумов: Российская элита пока не имеет единодушного мнения о том,  какие изменения в политике должно принести с собой президентство Дмитрия Медведева. Какие проблемы в первую очередь должен решить новый президент? Социологические опросы показывают, что 38% респондентов ждут от нового президента роста доходов, 27% - снижения инфляции, 10% рассчитывают на то, что Медведев победит коррупцию или хотя бы уменьшит ее уровень, 8% главной задачей президента видят снижение безработицы. Т.о. народ не ждет от власти политических свобод, расширения прав, а ждет повышения доходов, снижения инфляции, снижения уровня коррупции. Дождется ли народ этого от Медведева?

 

     Леонид Радзиховский: Уровень жизни будет расти, поскольку растет цена на то, что Россия продает, на нефть, газ, металл. Естественно часть этих доходов попадает в бюджет, и,  так или иначе, растекается по стране. Конечно, одновременно растет уровень цен, но это закон экономики: растущая экономика – растущие цены. Тем не менее, уровень жизни за эти годы вырос, и будет расти. Борьба с коррупцией. Я в это не верю. Почему? Потому что Медведев – президент, выдвинутый бюрократическим аппаратом. Единственная его опора в стране – бюрократический аппарат. Как же может бюрократический аппарат сам ограничивать свои доходы. Независимый суд – вопрос более сложный. Здесь можно предпринять определенные усилия, потому что даже при высоком уровне коррупции какие-то подвижки в плане независимого суда возможны.

 

      Олег Наумов: Цитирую Путина: «Медведев не меньше, в хорошем смысле слова русский националист, чем я. Не думаю, что нашим партнерам будет с ним проще». Но ведь подобная риторика приводит Россию к изоляции. Ждете ли вы от Медведева ослабления его риторики по отношению к Западу?

 

      Леонид Радзиховский: Человек, который думает об интересах государства, заинтересован в одном – в расширении сотрудничества России с передовыми технологическими странами. Расширять сотрудничество и одновременно ругательски их ругать, стучать кулаком по столу, и с пеной у рта отстаивать никому не понятные интересы, невозможно. Мы за последние года сделали все, чтобы максимально испортить отношения с Европой. Говорят, что там отношения, мы им продаем нефть и газ, и они все равно будут их покупать. Это правда. Но ни к одному серьезному технологическому проекту нас не допускают. Я думаю, что вот здесь Медведев точно изменит ситуацию. Это ему ничем не грозит. Это не свобода слова и никакой критики против него не вызовет.  Это никак не ущемляет интересы бюрократии. Ни в малейшей степени. Наоборот, только ей выгодно. Потому что бюрократия крайне заинтересована в улучшении своего имиджа на Западе. И это очень выгодно стране. Поэтому, если какие-то изменения возможны, а я думаю, они возможны, если они неизбежны, а я думаю, они неизбежны, они в первую очередь будут касаться внешнеполитической риторики. Это легко, это выгодно, это на самом деле не встретит никакого сопротивления внутри страны.

 

      Олег Наумов: Я согласен, что внешняя политика – это та область, в которой изменения возможны и даже неизбежны, если только Дмитрий Медведев захочет стать самостоятельным сильным президентом. От потепления отношений с внешним миром действительно выиграют все, и в первую очередь сама Россия. Такие изменения во внешней политике неизбежно потянут за собой перемены в политике внутренней. Ведь нужно будет показать миру, что идет прогресс в области свободы слова и защиты прав человека,  что парламент страны и законодательные собрания регионов действительно становятся полнокровной ветвью власти, что политические партии – это не продолжение Администрации президента, а самостоятельные организации со своей идеологией. Как далеко захочет и сможет зайти в этом направлении Дмитрий Медведев – вот главная загадка и интрига ближайшего будущего нашей страны. Поживем – увидим.

 

      Орен-ТВ

    16 марта 2008г.