Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Как предотвратить сползание мировой экономики к кризису? Итоги Всемирного экономического форума в Давосе.
опубликовано: 03-02-2008

Об общей атмосфере и главных темах дискуссий Давоса, о роли России в мире и ее зависимости от мировой экономики беседуют автор и ведущий программы «Диалог», член Федерального политсовета СПС Олег Наумов и участница Всемирного экономического форума, ведущий научный сотрудник Московского Центра Карнеги Лилия Шевцова.

        Олег Наумов: На прошлой неделе в Швейцарии завершился очередной Всемирный экономический форум. На этот раз Давос собрал более 2,5 тысяч участников из 88 стран, в том числе 27 глав государств и правительств.

Основную тему Давосского форума – 2008 предугадать было нетрудно: обвал на мировых рынках. На фоне громких заявлений и страшных пророчеств о грядущем мировом кризисе, Россия выглядела тихой гаванью, в которой экономика развивается, а накопленные валютные резервы позволяют не беспокоиться о том, что происходит на Западе. По крайней мере, так ситуация выглядела в оценках участников российской делегации. Полгода-год назад с этим согласились бы и мировые аналитики, которые единодушно признавали: хоть в нашей экономике есть перекосы, но бояться нечего – нефть дорогая, Стабфонд большой, а на мировых рынках все относительно спокойно. Но за последние несколько месяцев тон оценок изменился, и зазвучало почти забытое слово \"дефолт\".

Лилия Федоровна, традиционно атмосфера на Экономическом форуме в Давосе отличается оптимизмом и конструктивностью А как на этот раз? Какая атмосфера преобладала на Форуме?

      Лилия Шевцова: Давос всегда интересно. Давос интересно, потому что там присутствует почти четверть мирового бизнеса. И кроме этого 40-50 основных мировых лидеров. Давос это та тусовка, которая дает понимание основных трендов в глобальном мире. Чего бояться?  Что является наиболее интересным событием? Какая страна является страной прорыва? Т.е. это своего рода градусник, термометр. Это очень важный показатель того, что происходит в мире. И на этот раз обсуждалась масса проблем: глобальное потепление, экономическая рецессия, борьба с бедностью, что делать с Дарфуром, что делать с ядерным распространением, что делать с Ираном, Ираком. 

     Олег Наумов:  Как Россия была представлена на нынешнем Давосе?

     Лилия Шевцова: Впервые, пожалуй, Россия не имела места в первом эшелоне проблем. Но может быть это  и хорошо, потому что считают, что Россия уже не столь опасна, более предсказуема, и Россия уже для мира не проблема как таковая. Поэтому российская проблематика была проблематикой второго эшелона. Рассматривали темы «Наследие Путина и наследие Буша», «Россия и Иран», «Россия и новые независимые государства». Но сессии посвященной России в целом, как это было раньше в 90-е годы, этого не было.

     Олег Наумов: Хотя Давос это экономический форум, но все-таки там рассматривают очень много политических проблем. Насколько существенно участвовала российская делегация в обсуждении политических проблем, в том числе тех, которые касаются самой России.

     Лилия Шевцова: Было несколько экономических сессий, на которых выступали Кудрин, Греф и Чубайс. Это были успешные дискуссии. Наши экономисты-либералы достойно представляли российскую экономику. И Кудрину не было стыдно за свою политику министра финансов. С другой стороны эти дискуссии не выходили за пределы экономики. И  наши экономисты  уходили от вопросов о социально-политических проблемах. А если отвечали, то в русле официальной риторики. Это было скучно, занудно, и не вызывало интерес. Правда Россия присутствовала еще одним способом. Все встали на гала-концерте, когда 100 музыкантов оркестра Швейцарской филармонии 45 минут играли Мусорского. Весь зал встал. Вот таким образом Россия напомнила о себе, но не современностью, а своей культурой.

      Олег Наумов: Очень многие пишут о том, что на нынешнем Форуме, не Россия, а Украина достойно представляла все наше постсоветское пространство. Не обидно нам?

      Лилия Шевцова: На Давосе самое популярное мероприятие последних лет – это украинский обед. Обычно с украинским президентом, премьером, и со всей украинской командой, которая представляет самые разные кланы. В Киеве они обычно грызутся, цапаются. Но когда они вместе выходят в мир, они говорят одним языком, одну и ту же идею: мы хотим в Европу, в ЕС, в НАТО. Потому что мы хотим цивилизованных правил игры, но вместе с Европой. Им задают вопрос, а не будет ли пугать Россию, то что вы хотите в НАТО. Ющенко, при поддержке всех и команды Януковича, и команды Тимошенко говорит, друзья, но это Украина, мы, наконец, самостоятельное государство и имеем свои национальные интересы. И на этом ланче было много представителей российского бизнеса. Они тоже все приходят, сидят тихонько, смотрят на этих молодых, динамичных ребят из Киева, Днепропетровска, Донбасса, Харькова, Львова, и, я уверена, что им немножко завидно. А один из них, основатель Вымпелкома Зимин, встал из-за стола и говорит: а мне завидно, глядя на Ющенко. Мне, тоже было завидно, глядя на Ющенко – такой президент, такая команда.

     Олег Наумов: На экономическом форуме в Давосе главной темой стал кризис на финансовых рынках. Отголоски кризиса докатились до России. Наш фондовый рынок тоже упал. К счастью, от этого пока страдают лишь трейдеры и те немногие граждане, которые вложили средства в ПИФы или акции. Однако если до России докатится вторая волна кризиса, то у нас могут начаться дефолты частных компаний и банков. А вот для большинства простых граждан финансовые кризисы не страшны.  По данным интернет-опроса, 45% россиян считают, что им терять нечего, они живут от зарплаты до зарплаты. 12% надеются на то, что наконец-то упадут цены на недвижимость,  10% опрошенных рассчитывают, что нас спасут высокие цены на нефть и Стабфонд, и лишь третья часть опрошенных боится последствий кризиса, так как Россия – часть мировой финансовой системы.  Сейчас в мире много говорят, что возможен глобальный экономический кризис и, безусловно, он как-то коснется России. Вместе с тем наши ведущие экономисты, в том числе министры правительства, Кудрин и другие, говорят о том, что мы минимизируем для России все эти риски. А способно ли нынешняя власть, которая работает в условиях баснословной цены на нефть предотвратить кризис?

       Лилия Шевцова: Мне бы хотелось верить Кудрину, потому что он действительно очень неплохой министр финансов. Но с другой стороны есть несколько примеров неэффективной, даже губительной политики правительства. Последний пример: в мире возросли цены на продовольствие. Причем они начали росли уже в течении всего прошлого года. Можно было это предвидеть. Немножко выйти за пределы российской перспективы и посмотреть на тренды, об этом писали и независимые российские эксперты. Мы этого не увидели. Не подготовились к этому. А в результате повышение цен на российском рынке и совершенно неконтролируемая инфляция. Россия настолько включившись в мировую экономику и цивилизацию, конечно же, будет ощущать на себе все шоки мировых процессов. Так же как мы ощутили этот шок в 98 году. Конечно думается, что подобного финансового обвала не будет и мы имеем возможность купировать какие-то негативные проявления и своим стабилизационным фондом и другими мерами но мы зависимы, мы часть мира, поэтому все что происходит и с американским долларом, и с рецессией, конечно же отразится и на российском рынке, и на российской экономике. Тем более, что мы опять проворонили шанс, ее диверсификации. Если 64% российского экспорта составляют нефть и газ, то конечно же, мы зависим от сырьевого рынка. Конечно же.

      Мнение эксперта. Дмитрий Гончаров, доктор политических наук:

«Существенное снижение цен на нефть и другие полезные ископаемые, которое сейчас происходит на фоне растущих опасений по поводу спада в американской экономике,  также могут существенно дестабилизировать экономическую, социальную и политическую ситуацию в обществе. Потому что та система сдержек и противовесов, в которой участвуют и старые и новые государственные олигархи и главы регионов, и созданные и контролируемые Кремлем политические партии – все эти люди существовали в очень комфортной обстановке огромного притока нефтедолларов. Как они себя поведут в тех условиях, когда начнутся экономические трудности, сейчас трудно прогнозировать. Потому что те же самые олигархи,  сейчас готовы так легко занимать подчиненную, сервильную позицию по отношению к Кремлю, потому что это все покрывается огромными колоссальными доходами. Если эти доходы будут уменьшаться, и существенно уменьшаться, то я думаю, их желание быть покорными на все готовыми членами президентской команды может существенно поубавиться».
      Мнение эксперта. Эдуард Берлин, первый заместитель министра экономического развития и торговли Оренбургской области:

«Глобальных потрясений у нас не будет, потому что сейчас мы хоть и интегрированы в мировую экономику, но не так глубоко, чтобы это остро чувствовать. Мало того, я думаю, что этот кризис для России как раз дает очень много возможностей. Понимаете, деньги всегда идут туда, где им комфортно. Я думаю, что бегство капитала, которое сейчас будет на Западе, приведет к тому, что большая часть средств вернется, в том числе и к нам в Россию. В нашей области есть много ресурсов, много проектов и очень большая территория и разной направленности: у нас и аграрный сектор, нефтехимия, газ, черная и цветная металлургия туризм. У нас очень выгодное трансграничное положение с Казахстаном. Казахстан тоже сейчас активно развивается. Развивается торговля, и я думаю, что здесь мы будем если не первые, то в первой десятке регионов в России по развитию, по привлекательности. К нам и пойдут».

     Олег Наумов: На Экономическом форуме обсуждались вопросы о том, как предотвратить возможный кризис экономики. Называют самые разные страны, которые могли бы в роли стабилизатора. Кто-то говорит, что это Китай и Индия. Кондализа Райс заверила, что американская экономика останется мировым локомотивом. Есть ли такие страны, или группы стран которые могли бы посодействовать, чтобы в мире уменьшились риски глобального кризиса?

      Лилия Шевцова:  Быстро растущий Китай – это глобальный вызов. Очень много будет зависеть от того, как будет развиваться Китай. Но в конечном итоге, даже французы, которые не очень любят Америку, относятся к ней достаточно критически,  убеждены, что Америка, несмотря на все кризисы, в политике (Иран) и экономике (рецессия, слабый доллар),  продолжает оставаться локомотивом и политического и экономического развития. И очень многие надеются, что тот пакет мер, который сейчас утвердили американцы, поможет, по крайней мере, остановить рецессию и ограничить ее рамками замедленного роста.

        Олег Наумов: Наш эксперт, доктор политических наук Дмитрий Гончаров, также отмечает значение, прежде всего американской экономики: «Мировая экономика – это по сути дела американская экономика.  И любые изменения в экономике США и впоследствии в мировой экономике могут приводить не просто к существенным, но к катастрофическим, очень резким изменениям на рынках. Не только фондовых, хотя фондовый рынок сейчас тоже для России стал очень важным фактором экономического и социального развития, но для нас еще большее значение имеет обвал на рынках товаров, товарных биржах».

На экономическом форуме многие поднимали вопросы об изменении порядка принятия решений в мире. И в связи с этим говорилось о том, что возможно расширение «Большой восьмерки»,  возможна реформа Совета Безопасности ООН. Как вы считаете, насколько реальны эти изменения в настоящее время?

      Лилия Шевцова:  Вы знаете, был консенсус на Давосе по поводу того, что нынешняя мировая система принятия решений, прежде всего ООН, Совет Безопасности, равно как и другие институты, начиная от МВФ, Мирового банка и кончая «Восьмеркой» - все эти институты, созданные после второй мировой войны уже не отвечают мировым реалиям. Надо каким-то образом менять механизм принятия решений, особенно в моменты кризисов. И, кстати, здесь мнение России совпадает с мнением Европы, Японии, Китая, - надо, прежде всего, расширять Совет Безопасности ООН. Некоторые предлагают – 10, 12, 14 членов. И Россия,  тоже прагматично говорит, что нужно включать Германию, Японию, Бразилию, одну из арабских стран, т.е. расширить поле для мирового консенсуса. Дело осталось за малым: как это сделать. Потому что есть и ряд других стран, которые не заинтересованы уходить от традиций к чему-то новому. Есть огромнейшая бюрократия ООН, «Восьмерки». Понимаете, если привык к чему-то, ты и держишься старого. Иногда судьба мировой организации зависит от деятельности сонма чиновников. Поэтому сейчас вопрос перед мировым сообществом такой: решение почти очевидно, что нужно менять. Но как менять с наименьшими потерями, чтобы не разрегулировать всю систему международных отношений?

    Олег Наумов: Билл Гейтс, глава компании Майкрософт, говорил на Форуме о необходимости борьбы с бедностью: \"В самом начале этой технологической революции мы думали, что люди могут сделать друг для друга. Я - оптимист, но я не терпеливый оптимист. Мир становится лучше. Но не так быстро, как хотелось бы. И мир не становится лучше для всех. Очень часто мы видим, как обостряются неравенства в этом мире. Многие получают очень мало, многие страдают от нехватки питьевой годы, малярия убивает сотни людей. Эти люди не могут воспользоваться теми достижениями, которыми пользуемся мы. Почему так происходит? Гений капитализма заключается в его способности превратить свой собственный интерес во благо людей\". И в связи с этим Билл Гейтс утверждал, что капитализм, может и должен дать больше бедным людям, и назвал такой капитализм креативным. Найдут ли эти идеи поддержку у бизнеса?

     Лилия Шевцова: Мне кажется, что люди большого бизнеса, особенно этого креативного бизнеса, бизнеса на уровне Билла Гейтса и других высокотехнологичных корпораций, начинают думать о социальной ответственности до того как они отправятся в мир иной. Они начали думать раньше, чем Карнеги. Дюпон, Рокфеллер. И это очень позитивно. Но мы имеем дело с очень ограниченным числом корпораций, которые так глобально задумались о социально-политической ответственности. Есть ведь и другой бизнес глобальных корпораций, который мало думает об окружающей среде, о том какую плату получают рабочие на предприятиях. Есть бизнес разного типа. И нельзя сказать, что креативный, филантропический бизнес является основной частью мирового. Я бы сказала, что идеи Билла Гейтса интересны и могли бы быть обсуждены  и российским бизнесом. Кстати, российский бизнес вкладывается в огромные социальные проекты. Я не исключаю, что нашему бизнесу не хватает не только пропаганды своих хороших усилий, нашему бизнесу еще не хватает идеологии нового альтруизма. Чему можно поучиться у Билла Гейтса.

       Олег Наумов: Что касается идеологии этого нового альтруизма,  все-таки очень важно, чтобы не просто рыбой накормить, а дать удочку, чтобы люди могли сами в условиях рыночной экономики работать и жить достойно.

      Лилия Шевцова:  Я согласна с вами, но это дело в первую очередь не бизнеса, не бизнес должен давать народу удочку, прежде всего это проблема государства. Если государство устанавливает такие правила игры, когда ты заводишь сегодня свое маленькое дело, а завтра к тебе приходит десять инспекций, и тебя по сути дела грабят, и ты через три месяца прекращаешь свое маленькое дело – это означает, что государство не дает тебе эту удочку. Государство не заинтересовано дать удочку мелкому и среднему предпринимателю. Почему? Да потому, что если государство даст нам с вами удочку, мы станем ловить рыбу и не будем больше зависеть от дотаций государства. Мы будем свободны и независимы, а государство не хочет нашей свободы и независимости.

      Олег Наумов: Всемирный экономический форум в Давосе продолжает притягивать к себе внимание делового мира всей планеты. Еще бы, столько экономических гуру и влиятельных политиков не собирает, кажется, ни один другой форум. Но прогнозы от финансистов, которых знает в лицо чуть ли не вся планета, вряд ли могут стать утешением. Накануне встречи обвалились мировые фондовые рынки, а потом стало известно, что банк Societe Generale потерял 5 млрд. евро из-за мошенничества своего трейдера. Россия стала частью мировой экономики со всеми плюсами и минусами. Банковский кризис еще не пришел в Россию, но уже постучался в нашу дверь, предупреждают эксперты. Сумеют ли нынешние чиновники, привыкшие работать на фоне высоких цен на нефть, с ним справиться – большой вопрос. Поставить власть под контроль, заставить эффективно работать в экономике способно только свободное и независимое общество. А с этим, по словам Шевцовой, как раз проблема:  государство не хочет нашей свободы и независимости. Вот такой получается замкнутый круг.

 

Орен-ТВ

3 февраля 2008г.