Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


5-летие телеканала Орен-ТВ.
опубликовано: 11-01-2008

Олег Наумов, автор и ведущий программы «Диалог» направил поздравление коллективу телеканала Орен-ТВ и пожелание дальнейших успехов в  борьбе за зрительские симпатии и отстаивании свободы и независимости средств массовой информации.

 

20-01-2008

 

Защищена ли частная собственность в России?

 

    Почему все меньше россиян хотят заниматься малым бизнесом? Нужна ли государственная поддержка малому бизнесу? Об этом беседуют авто и ведущий программы «Диалог» Олег Наумов и руководитель профсоюза предпринимателей «Лига свободы» Владлен Максимов.

 

     Олег Наумов: Малые предприятия являются работодателями для половины трудового населения планеты. В таких станах как Япония, Италия, в этом бизнесе сосредоточена преобладающая часть рабочей силы, а в США и ФРГ в малых предприятиях занято до 70% населения. Россия пока еще очень далека от среднемировых показателей. Но как говорится дорогу осилит идущий. Что же сделано за последние годы? Идем ли мы вперед или топчемся на месте? О малом бизнесе, его значении для развития экономики страны, для улучшения качества жизни россиян мы говорили в нашей программе уже не раз. Важность этой темы, на мой взгляд, чрезвычайна. Поэтому именно с нее мы начинаем новый 2008 год.

В советское время почти 100% трудоспособных граждан были членами профсоюза. При этом подразумевалось, что это рабочие, колхозники, служащие. А зачем сегодня профсоюз свободному предпринимателю?

 

      Владлен Максимов: Профсоюз предпринимателей, действительно, вещь достаточно редкая, тем более редкая для России. Смысл профсоюза предпринимателей не в том, чтобы выяснять отношения с работником, а в том, чтобы защищать свой бизнес от государства и выстраивать отношения с государством, чиновниками. Вот для этого, главным образом, и создается профсоюз предпринимателей.

 

     Олег Наумов:  По данным Левада – центра, за последние пять лет россияне все меньше проявляют желание заниматься бизнесом. Если в 2002 году желающих открыть свое дело было 23 процента, то в 2007 году – их только 18 процентов. Результаты проведенного исследования показали, что только 3% взрослого населения России участвуют в развитии этого бизнеса, из них 2% как индивидуальные предприниматели, а 1% как учредители малых предприятий.

Почему россияне все меньше хотят заниматься бизнесом?

 

     Владлен Максимов: Здесь ответ очевиден: в России бизнесом заниматься все тяжелей и тяжелей. Нет никаких гарантий существования этого бизнеса. Бизнес живет по правилам, которые ежегодно, а то и ежемесячно меняются. Бизнес не застрахован от попыток ликвидации целых секторов под какими-то предлогами, люди которые шли в бизнес в начале 90-х годов, сейчас стараются найти место наемного работника, по своей старой, еще советской специальности, но в малом бизнесе не работать. Потому что это ежедневная психологическая нагрузка, ежедневная боязнь того, что что-нибудь случится. Наемным работником в этом смысле проще.

 

     Олег Наумов: Россияне пессимистично смотрят на перспективы открытия своего дела. Одни видят основную причину слабого развития этого сектора в проблеме кредитования, другие - в чиновничьей коррупции и нечестной конкуренции. Есть еще один тормоз на пути развития малого предпринимательства: более 80% опрошенных говорят о низком уровне защищенности частной собственности в России и лишь 2% считают свой бизнес полностью защищенным.

Защищена ли частная собственность в России?

 

     Владлен Максимов: Я думаю, что такой плачевной ситуации с незащищенностью частной собственности в России не было никогда. Такая ситуация, которая сложилась сегодня, не гарантирует ни от чего. Не буду говорить о крупном или среднем бизнесе, я представляю малый. В малом бизнесе о защите частной собственности нет и речи. Нет речи о защите помещений, нет речи о защите прав на товар, это тяжелейшая проблема. Те законы, которые были приняты, в частности, поправки к закону о милиции, все они выхолощены, например, запрет опечатывать склады и вывозить товар, он легко обходится. Ситуация очень печальная. Собственно, это одна из основных проблем, почему люди из малого бизнеса бегут.

 

    Олег Наумов:  О том, что положение в экономике России продолжает ухудшаться, говорят и международные эксперты. В опубликованном на этой неделе рейтинге экономической свободы Россия заняла 134 место из 157, потеряв 14 пунктов. Еще недавно Россия была в разряде  «преимущественно несвободных» стран, а теперь скатилась в разряд стран с «подавляемой» экономической свободой. Больше всего экспертов беспокоит уровень коррупции и вмешательство государства в экономику. И малые предприниматели с этими проблемами сталкиваются в своей работе ежедневно. С первого января вступил в силу закон о государственной поддержке малого и среднего бизнеса. Какую оценку в целом вы ему даете?

 

      Владлен Максимов: Наш профсоюз всегда отрицательно относился к государственной поддержке малого бизнеса в нынешних условиях. Хотя мы знаем, что такая поддержка в ряде цивилизованных стран существует, но по нашему глубокому убеждению, Россия не находится на той стадии развития, чтобы проводить какие – то сложные схемы помощи малому бизнесу, в том числе дотация на определенную продукцию. Потому что все это на деле превращается в помощь аффелированным дружественным структурам, дружественным чиновникам, я имею в виду. На мой взгляд, задача заключается в том, чтобы создать понятные и прозрачные правила игры и оставить малый бизнес в покое. Ситуация такова, что когда появляется идея кому-то помочь, то чиновники говорят, что нужно помочь проверенным людям, которые никуда не денутся, которых мы давно знаем, настоящим, правильным предпринимателям. Помощь эта берется не из воздуха, для того, чтобы предоставить кому-то льготные кредиты, льготы по аренде, еще какие – то льготы, нужно эти деньги у кого-то взять. Берутся они у тех же налогоплательщиков, у нас с вами, у всех, в том числе у малых предпринимателей. Как распределяется эта помощь, мы не очень понимаем. Она распределяется непрозрачно, зачастую несправедливо, поэтому мы не раз это обсуждали, присутствовали на дискуссиях разного рода. Мы считаем, что сейчас в России никакие программы помощи или финансирования кого-то в малом бизнесе не нужны.

 

      Олег Наумов: Принимая упреки Владлена Максимова о непрозрачности, необходимо отметить, что уровень поддержки малого бизнеса во многом зависит от местной власти. Сара Мускабаева, и.о. начальника отдела поддержки предпринимательства министерства экономического развития и торговли Оренбургской области отмечает,  что «сейчас в области разрабатывается концепция принятия нормативно-правовых актов, разрабатывается целевая программа поддержки малого и среднего предпринимательства, также разработан и находится на стадии согласования областной закон о поддержке и развитии малого и среднего предпринимательства в Оренбургской области». Виктор Коршунов, председатель регионального отделения общественной организации \"Опора России\" рассказывает что «в области работают федеральные проекты – это бизнес – инкубаторы, это создание микрофинансовой системы, создание гарантийных фондов, развитие технопарка. И видно взаимопонимание, есть динамика, потому что мы сегодня имеем эти проекты, они у нас есть, есть конкретные  люди, работающие в этих проектах». А вот мнение Евгения Ясина, научного руководителя Высшей школы экономики:  «В тех местах, где руководство обладает достаточно широким взглядом  и понимает, что малый бизнес влечет за собой процветание, рабочие места, какие-то контакты, капиталы, там дела идут неплохо, потому что картина по стране очень пестрая. Но там, где смотрят на малый бизнес как на дойную корову, там, где смотрят на него с подозрением, что это куча жуликов, за которыми глаз да глаз, то тогда конечно ситуация выглядит очень плохо».

Малое предприятие теперь должно насчитывать от 15 до 100 работников, а до 15 работников – это микропредприятие. Какие изменения для бизнеса влечет эта модернизация государством структуры малых предприятий?

 

    Владлен Максимов: Здесь все зависит от наполнения, от того что обязана и какие имеет права каждая из этих групп. Те проблемы, которые были до принятия этого закона, они все остались. Так, например, предпринимательские организации давно просили увеличить порог по уплате налога по упрощенной схеме. Это порог меняется, но незначительно, вместо того, чтобы он был изменен достаточно серьезно. Есть другой больной вопрос: кассовые аппараты. Есть люди, которые платят налог на вмененный доход. Сколько пробьют по кассовому аппарату, в данном случае неважно, они платят в зависимости от площади, от группы товара и т. д. Этот вопрос тоже не решается. Можно назвать эти предприятия малыми, можно назвать микропредприятиями, можно супермикро, но если их все равно заставляют пользоваться кассовыми аппаратами, совершенно бессмысленными в этой ситуации, то лучше не становится.

 

     Олег Наумов: Чем объяснить такое тяжелое налоговое бремя для малого предпринимательства и отказ государства от его сокращения?

 

     Владлен Максимов: С одной стороны, какие-то люди в правительстве в ключевых министерствах говорят о том, что надо поднимать малый бизнес, помогать ему, понимая, что малый бизнес – одна из экономических основ нормального существования государства. С другой стороны, чиновникам на местах, начиная с региональных и ниже, малый бизнес неинтересен. Сегодня чиновники сплошь и рядом имеют свой бизнес, имеют дружественный бизнес, этот бизнес не малый, и мелкий предприниматель им мешает, являясь его конкурентом.

 

     Олег Наумов:   Не могу не привести мнение Евгения Ясина, научного руководителя Высшей школы экономики, который считает, что «налоги сегодня для малого бизнеса так уж тяжелы. Скажем, налог на вмененный доход, в значительной степени малый бизнес освобождает от социальных платежей. Поэтому мне кажется, что жаловаться по этому вопросу не надо».

 

     Владлен Максимов: Я бы поспорил здесь с Ясиным. На самом деле, видимо он имел в виду предпринимательские налоги, а если взять все налоги, которые платит предприниматель, то совокупно они больше, чем в Европе.

 

     Олег Наумов: А какие еще проблемы, кроме налогов, вы считаете наиболее существенными для развития малого бизнеса?

 

     Владлен Максимов: Налоги, как бы к ним не относились, не главная проблема малого бизнеса. Главная проблема – это засилье силовой олигархии: каждый человек, облеченный удостоверением, погонами, имеет возможность давить на предпринимателя и получать с них ренту. Эта проблема стала совершенно тотальной в России.

 

     Олег Наумов: На рынках усиливается недобросовестная конкуренция, связанная с их монополизацией. Как профсоюз предпринимателей предполагает с этим бороться?

 

     Владлен Максимов: Мы стараемся делать все, что от нас зависит, это и обращения в суды, это и попытки участвовать в написании законов, поправок, это работа в общественных организациях. Но, к большому сожалению, малый бизнес в России тяжело объединяется.

 

     Олег Наумов: Наверно, когда кого-то зацепит сильно, то бегут и говорят, вы нам помогите, а когда все нормально, никто не хочет объединиться, чтобы защитить общие интересы.

 

     Владлен Максимов: Совершенно верно. Когда не только зацепит, а когда уже совсем плохо. Когда закрывают торговые объекты, тогда предприниматели на что-то готовы. Но даже и это не всегда происходит. Вот, например, когда закрывали знаменитый птичий рынок в Москве, предприниматели до последнего дня не верили, что его закроют. Уже было решение Правительства Москвы, они не верили и говорили, нас закрывают с 29-го года, а мы по-прежнему работаем. В один прекрасный день они пришли и увидели ворота закрытыми. И такое происходит по всей стране – это проблема российского малого бизнеса, он пребывает в инфантильном состоянии.

 

       Олег Наумов: Мнение Евгения Ясина, научного руководителя Высшей школы экономики: «Есть два подхода к линии поведения. Есть такая линия, что надо подружиться с нужными людьми. Надо иметь знакомых чиновников, надо знать, что нужно их женам… А есть другая линия: она заключается в том, чтобы бороться за свои права. Чтобы были какие-то организации, были постоянные консультации с юристами, и чтобы каждый случай угнетения и нарушения прав бизнеса и предпринимателя встречал отпор».

Что нам ждать от законодателей в 2008 г.? Будут ли созданы лучшие условия для деятельности предпринимателей, или наоборот будут «закручивать гайки»?

 

     Владлен Максимов: К сожалению, я не верю, что что-то будет лучше. Не верю не потому, что среди предпринимателей модно говорить, что все плохо, сегодня выручка была плохая, а таковы посылы власти, свидетелями которых мы являемся. Один из последних примеров - это проект закона о регулировании торговой деятельности. Закон совершенно чудовищный. Достаточно сказать, что теперь нужно будет получать разрешение на торговлю. Предпринимателю или фирме недостаточно зарегистрироваться, получить документы и работать. Государственные чиновники смогут запрещать к продаже целые группы товаров на определенной территории, обсуждается всерьез вопрос о регулировании торговой наценки на некоторые группы товаров. Мы сейчас ведем вместе с «Опорой» и другими организациями работу с тем, чтобы убрать наиболее вопиющие пункты этого законопроекта. К сожалению, признаков того, что что-то будет меняться,  не видно. Разговаривать о том, что мы за малый бизнес, что его надо поддерживать, что обязательно должна быть строка в бюджете, которую чиновники как федеральные, так и региональные будут расписывать по своему усмотрению, это сколько угодно. Но реальное положение малого бизнеса, боюсь, в ближайшее время не изменится.

     Олег Наумов: Да, к сожалению, среди малого предпринимательства по поводу будущего царит пессимизм. И это не удивительно ведь помощь малому бизнесу только декларируется. А на деле в стане царит чиновничий произвол по выколачиванию дополнительных доходов, недобросовестная конкуренция на рынках, связанная с их монополизацией, неподъемное налоговое бремя и отказ государства от его сокращения. Для того, что бы изменить ситуацию, в стране должна появиться власть, живущая по Конституции, а не имеющая её в виду, и должен появиться справедливый, а не Басманный суд. Иначе мы обречены на аморфное общество, гипертрофированную власть и перепуганный бизнес.